ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Это будут факелы, - объяснил он Орлику. - Нужно искать другой выход. Не найдем - погибнем. - Он оставил только два копья и свою дубину. Пригодился и мешочек с жиром, смешанным с сажей, который носила с собой Белка.
- Мех пропитается жиром и будет долго гореть, - объяснил Ходок.
Орлик отправился искать другой выход. Он шел в глубь горы по узкому подземному ходу, который, разветвляясь, вел то вниз, то наверх. Вокруг нависали карнизы, наросты, сосульки, своды…
В свете факела они казались то медведем, вставшим на задние лапы, то головой оленя, то рыбой, раскрывшей рот.
Долго бродил Орлик по подземным переходам, зажигая новый факел от догоревшего, карабкаясь по каменным ступеням, цепляясь за каменные выступы, свисавшие со стенок, ломая сосульки. В одном месте он увидел мерцающий свет, но отверстие, через которое свет попадал в пещеру, было слишком узким, и Орлик пошел дальше. Он скользил на мокрой глине, погружался в каменные выемки, наполненные водой, пробирался по узким карнизам. Переходы заводили его в тупики, и приходилось возвращаться, снова и снова ползти по извилистым щелям.
Факелы кончались, и Орлику пришлось прекратить поиски.
Ходок сидел у щели, когда услышал шорох. Он приготовил копье. Что-то более плотное, чем сама тьма, окружавшая его, показалось из щели, и Ходок ударил.
В ответ послышался насмешливый хохот: плосколицый толкал перед собой сверток из шкур, в который и попало копье Ходока. Шорох затих, но скоро глухие тяжелые удары донеслись от входа в пещеру. Выставив копье вперед, Ходок пополз в щель, чтобы посмотреть, что затеяли плосколицые.
Когда Орлик вернулся, Ходок сидел, опустив голову на колени, рядом прикорнула Белка.
- Они завалили щель глыбами, - сказал Ходок. - Нам не сдвинуть эти глыбы, даже если враги уйдут… Надо искать выход, - поднялся он. - Надо все время искать выход. Если не найдем… - И, не договорив, скрылся в темноте.
Орлик взял дрожащую ладошку Белки и прижал к щеке.
- Пусть Белка поспит, - прошептал он. - Мы обязательно найдем выход.
Три дня. сменяя друг друга, искали выход Ходок и Орлик. Кончились факелы. Ходок расщепил на них последние копья и свою дубинку.
- Если выберемся, сделаем новые, - сказал он.
Они ослабли от голода и часто, проползая в какую-нибудь щель, отдыхали, прижавшись лицом к холодным влажным камням.
«Скоро погаснет последний факел, что тогда?» - с тоской думал Орлик.
И вот последний факел погас. Они перебрались в пещеру, где Орлик видел свет, и уселись на камнях, неотрывно вглядываясь в узкую дыру, которая вела к солнцу, к пище.
Ходок разрезал накидки на узкие длинные полосы, связал их в длинный ремень, и они снова поползли искать выход, разматывая ремень, держась за его конец, чтобы не заблудиться. Потом стали отламывать каменные сосульки и укладывать через три-четыре шага, отмечая свой путь.
Силы оставляли Орлика. Все чаще хотелось ему лечь рядом с Белкой и лежать не двигаясь, долго-долго, пока они не попадут в страну предков. Белка не жаловалась. Только во сне она вдруг начинала плакать, тоненько и горько, как обиженный ребенок. И Орлик поднимался на дрожащие от слабости ноги и снова полз по бесконечным переходам, утыкаясь в тупики, царапая обнаженное тело об острые известковые наросты.
Наконец силы оставили его, и теперь один Ходок искал выход день за днем, неустанно, неутомимо. Но пришел день, когда затих и Ходок, улегшись рядом с неподвижным Орликом, и тот вздрогнул, услыхав низкие, протяжные, печальные звуки: Ходок пел песню смерти, которую поют, когда хоронят умерших соплеменников. Снова заплакала Белка, и Орлик не выдержал. Он рванулся и пополз по узкому извилистому переходу, плохо понимая, что делает, теряя направление.
Все медленнее полз он и совсем было уже остановился, как вдруг его руки, на которые он опирался, провалились куда-то. Орлик полежал, переводя дух, и ему показалось, что воздух пещеры уже не так неподвижен, как прежде. Орлик подставил щеку: так и есть. Дуло из щели, в которую провалились руки. Извернувшись, он протиснулся в щель и пополз по острым камням налево, направо, вверх, вниз и снова наверх… Все уже становилась щель. Все медленнее полз Орлик, с ужасом чувствуя, как каменные стены сжимают его грудь, не дают вздохнуть, сковывают движения.
- Если застряну, - подумал Орлик, - Ходок не найдет этой щели.
Орлик рванулся и застрял. Полежал, успокаиваясь, и пополз медленно-медленно, извиваясь и вытягиваясь, как змея, обдирая кожу, не чувствуя боли от порезов и царапин.
Он не заметил, как выполз наружу. Ночное небо закуталось густыми темными тучами, и вокруг было так же темно, как и в пещере. Но прохладный ветерок, запах хвои и мокрого снега подсказали ему, что он наконец-то выбрался.
Он дышал полной грудью, чувствуя, как с каждым глотком возвращаются силы. Орлик пожевал хвою и пополз обратно.
Глава 18
У ОРЛОВ
Они оставили Белку у входа в пещеру, а сами осторожно обошли гору. У заваленной щели Ходок нашел место, где горел костер плосколицых, и внимательно осмотрел его.
- Плосколицые ушли четыре дня тому назад, - сказал он, пересыпая золу в ладонях. - Беги за Белкой. - И добавил задумчиво: - Почему же они ушли?
Когда Орлик вернулся вместе с Белкой, уже горели три костра. Они были расположены так, что со всех сторон обогревали раздетых, озябших путников, и в свете этих костров Белка, Орлик и Ходок ползали по земле, собирая полуобглоданные кости, кусочки мяса - остатки пиршества плосколицых, - жевали хвою и корешки.
- Завтра сделаем новые копья и дубины, - сказал Ходок, - добудем дичь и сошьем одежду.
Но Орлик с Белкой уже не слушали его. Измученные холодом и усталостью, они крепко спали, прижавшись друг к другу на подстилке из еловых веток, которые успел наломать Ходок.
Он присел на корточки у костра и задремал, чутко вслушиваясь в ночные шорохи. Он умел слышать во сне, проснуться вовремя, но на этот раз очнулся только тогда, когда его голого плеча коснулся наконечник копья.
Ходок вскочил. Вокруг костров стояли воины в меховых накидках, безмолвные, неподвижные. Только орлиные перья, воткнутые в волосы, слегка шевелились на ветру, оживляя суровые раскрашенные лица.
«Так вот кто спугнул плосколицых», - понял Ходок.
Один из воинов разбудил Белку и Орлика, потом кольцо разомкнулось и пленникам велели идти.
Спотыкаясь, шли они по горным тропинкам, петлявшим в зарослях, а воины не подгоняли их.
Через некоторое время двое молодых воинов подхватили на руки совсем ослабевшую Белку, а двое подошли к Орлику, но он их отстранил.
Наступил рассвет. Крутая тропка вела все вниз и вниз, к плоскому холму, на котором чернели хижины, горели костры, а еще дальше открывался безбрежный простор воды, сливаясь с небом, искрясь под лучами восходящего солнца.
Орлик остановился, ошеломленный невиданным зрелищем, и воин, шедший сзади, налетел на него. Но он не стал подгонять пленника, а остановился рядом, подставив лицо солоноватому ветерку.
- Большая вода, - сказал Ходок. - Так вот она какая - Большая вода!
Горы, густо поросшие лесами, круто обрывались к Большой воде, громоздились каменными великанами. Справа огромный каменный медведь, поросший шерстью-лесом, склонился к Большой воде и, казалось, пил и никак не мог напиться, а слева виднелись каменные деревья, хижины, звери огромной черной горы, отвесно поднимающейся над голубовато-зелеными заливами.
Молодой воин коснулся плеча Орлика, показывая, что нужно идти к стойбищу. Хижины стойбища были сложены из камней, в которых торчали жерди с натянутыми на них шкурами. Камни, лежащие в основании хижин, были большие и тяжелые, а камни полегче лежали на шкурах сверху. «Чтобы ветер не унес шкуры», - догадался Орлик.
Возле каждой хижины чернели каменные очаги, а дымки, вившиеся над хижинами, говорили о том, что очаги есть и внутри хижин.
Женщины, с головы до ног укутанные в оленьи накидки, провожали пленников тревожными взглядами, возле них топтались серьезные озабоченные малыши.
Пленников подвели к большой хижине посредине стойбища, из которой навстречу им вышел широкоплечий курчавый воин со шрамом, пересекавшим его левую щеку. Двойной ряд орлиных перьев украшал его голову. Длинная накидка из золотистой шкуры леопарда спадала с его плеча свободными складками. Он долго рассматривал пленников, а потом подошел к Ходоку и рванул ожерелье, висевшее на его груди. Он уже повернулся было к Орлику, как вдруг замер, удивленный. Присмотрелся и осторожно снял с груди Ходока пластинку, на которой была вырезана Мать племен. Быстро сказал что-то высокому воину, и Орлик, невольно стараясь уловить, о чем говорят, с удивлением обнаружил, что понимает отдельные слова.
…«Мать племен… Вождь, прогнал… белокурый воин… сын…» - разобрал он. Воин со шрамом улыбнулся и снял со своей шеи точно такую же пластинку, как у Ходока.
И сразу же все изменилось. Женщины увели озябшую Белку в хижину, откуда она вышла уже в теплой накидке. Красный кожаный ремешок перехватывал ее волосы, а на груди у Белки висели бусы из ракушек. Воины накинули на плечи Ходоку накидку из шкуры леопарда, а Орлику досталась рысья накидка.
Потом пленников увели в большую хижину и усадили на мягкие шкуры, а женщины принесли и разложили перед ними мясо, рыбу, ягоды, орехи.
Пленники ели и никак не могли наесться, а потом упали на шкуры и спали день, ночь и еще один день.
Орлик проснулся первым и сразу же побежал к Большой воде. Гладкие, круглые камешки скрипели под его ногами. Он черпал воду ладошкой, а она как будто бы исчезала. Только холод в ладони говорил ему, что вода не вытекла сквозь пальцы. Орлик лизнул воду. Соленая.
Много дней прожили они в хижине воина со шрамом, который был вождем племени Орлов. Высокий воин, старший сын вождя, которого звали Леопардом, подружился с Орликом. Целыми днями они гонялись в лесу за оленями и кабанами, подкарауливали медведей в ущельях, обрушивая на них со скал каменные глыбы, плавали на плотах за рыбой.
Копья Орлов были короче, чем у Тигров, но метали они их с помощью деревянной дощечки, посредине которой был вырезан желоб. В него укладывали копье, охотник брался за рукоятку, приделанную к дощечке снизу, размахивался и метал копье. Брошенное с помощью такой копьеметалки копье летело значительно дальше, чем брошенное рукой. Орлик тоже сделал себе копьеметалку и скоро научился метать короткие копья не хуже, чем его новые друзья. Он с любопытством осматривал зазубренные гарпуны, копья с двумя наконечниками и копья с тупыми наконечниками.
- Этими мы бьем рыбу, - объяснил ему Леопард, - а эти для птицы. Тупые наконечники разбивают кости птиц.
Орлику показали кожаные нагрудники, которые Орлы надевали, если приходилось воевать. На них были нашиты гладкие камешки, створки ракушек, костяные пластинки, и воин в таком нагруднике мог не бояться стрел плосколицых.
- Мы тоже сделаем себе такие, - одобрительно кивнул Ходок, который помогал Орлам мастерить оружие. Им показали также деревянные шлемы с рогами оленей. Но шлемы Ходоку не понравились.
- Плохо видно, - покачал он головой. - Будет мешать на охоте.
Орлик показал своему новому другу, как делают луки и стрелы, но Леопард отнесся к ним с сомнением.
- Это для степи, - сказал он. - А здесь… Запутаются в ветвях. Копья лучше.
На берегу Большой воды было тепло. Снег выпадал очень редко и сразу же таял, только горы покрывались снеговыми шапками и, когда ветер дул от них, становилось холодно. Женщины тогда прятались в хижины, а воины разводили большие костры.
Время от времени налетали бури. Большая вода чернела, покрывалась полосами желто-белой пены, с грохотом накатывалась на берег, била в серые утесы. Соленые брызги осыпали стойбище, высыхая на шкурах белесыми подтеками. А потом снова выглядывало солнце, переливаясь на гладкой поверхности зелеными бликами, и мужчины выплывали на плотах бить рыбу. Орлик любил ходить по берегу сразу же после бури, подбирая ракушки, странных рыб, крабов, цветные камешки, которые он относил Белке, а она, благодарно улыбаясь, нанизывала ракушки на оленьи жилы: делала себе ожерелье.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...