ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Два оцарапали череп, а одно вонзилось в живот. Вонзилось оно неглубоко, но, падая, большой медведь загонял его все глубже и глубже, пока наконец не вырвал копье зубами. Но рана уже была слишком глубокой, и медведь отступил от стены, воя и пошатываясь от слабости. А сверху со свистом пронеслось запасное копье Ходока с наконечником из кости мамонта. И медведь побежал, а потом пошел все медленнее и медленнее и наконец упал, уткнувшись в траву мокрой от крови головой.
Орлик выбил зубы из страшной пасти и срезал длинные изогнутые когти. А Ходок с удивлением осмотрел копьеметалку.
- Рукой так не бросить, - сказал он, бережно укладывая копьеметалку в мешок.
Теперь они пошли вдоль опушки, днем скрываясь за деревьями, а на ночь искали подходящий овраг или холм. Путь удлинился, но зато хищники леса больше не тревожили их. От охотничьих ватаг, время от времени мелькавших в степи, их укрывали деревья, и они шли и шли, охотились, отдыхали и снова шли.
Крупные светло-серые волки выли на их костер. Большая гиена долго шла за ними, но, отогнанная копьем Ходока, убежала в чащу.
Как-то раз они наткнулись на, стадо огромных оленей с большими рогами, напоминавшими рога лося. Орлик метнул в оленя копье, но олень убежал, легко прыгая через упавшие стволы, раздвигая кустарник широкими рогами.
- Орлик не видел таких, - сказал молодой охотник Ходоку.
- Здесь много зверей, - кивнул тот. - Вот почему люди не любят жить здесь…
Ходок шел уверенно, как будто бы кто-то оставил знаки на его пути, знаки, указывающие, куда идти. Орлик удивлялся. Конечно, он, как и каждый охотник, умел находить дорогу. Но идти так по совершенно незнакомой земле, обходя препятствия, идти не по солнцу, а огибая степь по большой дуге, - это было выше его понимания.
Ходок по-прежнему почти не брал в руки лука, но копьеметалка ему явно понравилась, и он время от времени метал копья, целясь то в пробегавшую косулю, то в кабана, а то и просто в куст, чем-то привлекший его внимание. Правда, метал он не копья Орлов, а тяжелые боевые копья, но летели они дальше, чем копья Орлика.
Они пришли к Большой воде, когда солнце начало припекать по-летнему, и им приходилось отдыхать днем.
Глава 20
ДОМОЙ
Племя Орлов праздновало «месяц созревших ягод». Вообще, как заметил Орлик, Орлы любили празднества, песни, танцы. Удачный улов, охота, возвращение кого-нибудь из путешествия, рождение ребенка… По любому поводу устраивали они пир с танцами и песнями.
Сначала пели все вместе, а потом начали по очереди петь старые воины, рассказывая в песнях историю племени, пели о подвигах предков и о недавней охоте. За ними выступили женщины. В легких накидках, ярко разукрашенных камешками и ракушками, они станцевали танец сбора ягод. Юноши метали копья в цель, плавали наперегонки, боролись.
Ходок и Орлик не участвовали в празднестве. Ходок, поделившись добытой краской с Орлами, о чем-то беседовал с вождем.
А Орлик вместе с Белкой переплыли на черную скалу, торчащую из воды, и сидели там рядышком до вечера, прислушиваясь к отголоскам песен, любуясь искрящейся водой.
Орлик рассказывал о страшном лесе, о большом медведе, и Белка испуганно ахала, переживая вместе с Орликом его приключения.
Два дня они отдыхали, а потом погрузились на плот вместе с воинами Орлов и поплыли вдоль берега, который тянулся на восход солнца. Плот Орлов не был похож на плоты плосколицых. По бортам его были привязаны бревна так, что они возвышались над водой и не давали волнами заливать плот.
Они плыли вдоль берега, отталкиваясь от дна шестами, а там, где шесты не доставали дна, гребли ими. Плыли медленно, часто останавливались, били гарпунами рыбу в прозрачно-голубой воде, пронизанной горячими лучами.
Как-то Леопард, друг Орлика, подбил гарпуном длинную коричневую рыбу. Вдоль всего тела рыбы тянулся невысокий плавник, а около головы росли колючки. Орлик хотел снять рыбу с гарпуна, но Леопард отдернул гарпун и осторожно срезал с рыбы колючки.
- Уколешься - будешь болеть, - сказал он Орлику и спрятал колючки в кожаный мешок. - Есть еще рыба с длинным хвостом, - продолжал он. - А на хвосте большая колючка. Тоже плохая. Мы берем эти колючки для боевого оружия.
Берега сблизились. Здесь синевато-зеленые воды Большой воды сливались с желтоватой водой огромного озера. Снова правый берег растаял вдали, и они поплыли вдоль бесконечных песчаных берегов левого берега, густо усыпанного ракушками.
На пятый день плаванья они увидели известковые скалы, черневшие отверстиями пещер. У берега стояли большие плоты с шалашами и навесами.
- Здесь живут люди племени Белая Рыба, - объяснил Леопард Орлику. - Рыбы меняются с Орлами. Храброе племя. Никого не боятся. Ходят даже в земли плосколицых. Рыбы вырубают в скалах пещеры для жилья. А когда нападают враги, уходят в море на плотах.
Приземистые широкоплечие люди с прямыми иссиня-черными волосами помогли Орлам вытащить плот на берег. Орлы привезли для обмена кремень и цветные камушки, а хозяева дали им взамен сушеную рыбу и длинные куски вяленой рыбы, очень вкусной, как убедился Орлик в тот же вечер.
Нигде не видел он столько рыбы. Большое озеро буквально кишело тысячами рыбных стай. Казалось, можно бросить гарпун не глядя и обязательно попадешь в какую-нибудь рыбину. Рыба сушилась на желтых известковых скалах, рыбу коптили в дымных кострах, жарили, варили. Из кожи длинных носатых рыб с костяными пластинками на спине шили одежду, не пропускающую влаги. Рыбные кости шли на проколки, иголки, наконечники для маленьких гарпунов. Грубые изображения рыб виднелись на скалах, а дети рисовали рыб на белом песке, переполненном битыми ракушками.
Здесь, на низких песчаных берегах, кремня не было, но среди известковых скал попадались куски каменного дерева, белого, как кость мамонта, и очень твердого.
- Это дерево из подземных лесов, - объяснили Ходоку Орлы. - Из него получаются хорошие пластинки для нагрудников.
Ходок выменял на кремень несколько кусков дерева. Обмен закончился, и Орлы поплыли вдоль узкой песчаной косы, заросшей камышом.
- Куда плывут Орлы? - спросил Орлик Ходока.
- Орлы видели плосколицых, - ответил Ходок. - У гнилой воды. Орлы решили помочь нам. Они высадят нас там, где нет плосколицых.
На шестой день пути путники распрощались с Орлами и пошли, повернувшись спиной к полуденному солнцу, а потом свернули на заход солнца.
Высокая трава сменилась редкой и жесткой, пожелтевшей от жары. Здесь бродили большие птицы с длинными голыми шеями.
Летать они не умели, но бегали так быстро, что Орлику никак не удавалось подбить хоть одну из них.
Раза два на горизонте они замечали охотничьи ватаги плосколицых и замирали в траве, ждали, пока плосколицые уйдут. В землях Львов, где они нашли зеленую и синюю краски, остановились, чтобы набить ими кожаные мешки, и теперь шли гораздо медленнее, тяжело нагруженные красками, камнями, оружием. Рыжая Белка быстро уставала, и приходилось часто останавливаться, чтобы дать ей отдохнуть.
Появились первые желтые листья, когда они вышли к знакомым озерам и старицам. У большого серого камня Ходок остановился. Он вырыл яму под камнем и выложил ее камышом. Уложил туда часть груза, завернутого в шкуры, и зарыл яму. Белка посадила над тайником кусты и траву и долго поливала их водой, пока увядшие листья кустов снова не стали зелеными и упругими.
За три перехода до стойбища они переплыли на длинный плоский островок. Здесь Ходок оставил Орлика и Белку, а сам ушел к стойбищу, взяв с собой только оружие.
- Может, племя погибло, - сказал он Орлику. - Может, на землях племени враги. Ходок посмотрит.
Орлик построил шалаш. В шалаше было уютно и прохладно. Белка целыми днями расшивала ракушками новую накидку, сделанную из желтой шкуры джейранихи, которую убил Орлик, пела, собирала ягоды. Когда становилось совсем темно, они шли купаться. Орлик заплывал на середину реки и ложился там, позволяя течению нести себя далеко-далеко сквозь звезды и луну, блестевшие сверху, отражавшиеся в темной воде. А потом, крадучись, бесшумно скользил мимо темных зарослей, сжимая в руке кремневый нож, готовый ежесекундно нырнуть в воду. Впрочем, хищники не беспокоили его. Лишь один раз молодой черногривый лев выпрыгнул из зарослей и прорычал вдогонку Орлику. Но рычал он не злобно, а скорее для порядка.
По утрам медведи ловили рыбу на мелководье. Высоко подпрыгивая над водою, плюхались, стараясь оглушить рыбину. И не раз Орлик видел, как довольно ворчавший косолапый уносил в пасти зазевавшуюся щуку или крупного судака.
Отбивали дробь дятлы, далеко за углом курлыкали журавли, щебетали малиновки, щеглы, синицы… Белка передразнивала птиц, и Орлику казалось, что она щебечет красивее, чем они. Но по вечерам их охватывало беспокойство: Ходок все не возвращался.
- Если Ходок не вернется, - как-то сказал Орлик, - мы выстроим хижину в лесу. Придут олени, и Орлик убьет много оленей. Перезимуем, а весной пойдем искать племя.
- А зимой мы будем ловить пушистых, - подхватила девочка. - Орлик сделает лыжи, а Белка сплетет силки. И соберет ягоды, орехи, грибы. Много-много. И сошьет теплую одежду. Но пусть Орлик не будет таким грустным. Ходок вернется.
И Ходок вернулся. Орлик испугался, увидев его. Казалось, Ходок перенес тяжелую болезнь.
- Плохо, - сказал он печально, усаживаясь возле костра.
Ходок дошел до холма, где было когда-то стойбище, и сразу же понял, что здесь давно никто не живет. Тропинки заросли травой. Кусты скрыли обгоревшие бревна, кости, обломки камней.
Ходок обошел холм и, понурясь, побрел в лес. Здесь он нашел несколько охотничьих тропинок. Почему-то на них лежали скрещенные ветки, обломки наконечников копий - знаки, запрещавшие идти дальше.
«Может, на земли Туров пришло другое племя?» - думал Ходок. Он внимательно осмотрел тропинки и не нашел чужих следов. Мало того, следы Туров попадались и до, и после знаков. Следы свежие. Значит, ходили после того, как положили знаки. Тогда для кого же эти знаки? Он пошел дальше, узнавая следы Коротколапого Лиса, Зубра… Были и незнакомые следы, но тоже следы Туров.
«Молодые ловцы подросли», - понял Ходок.
Ходок пошел по тропинкам дальше и наконец у круглого озера, густо заросшего кувшинками, увидел Бобра, который бил копьем рыбу.
Обрадованный Ходок рванулся к Бобру, зашуршал листвой, и Бобр исчез. Только ленивые круги на воде показывали место, где он нырнул. Скоро его круглая черная голова показалась из-под большого зеленого листа, плавающего на поверхности.
- Бобр хорошо ныряет, - сказал Ходок одобрительно, и Бобр выкарабкался на берег.
- Где племя? - спросил его Ходок.
- Седой, Дрозд и другие там. - Бобр махнул рукой в сторону Большого леса. - А Лис и Зубр там, - и он показал на Желтые холмы. - Сначала все были вместе, - неторопливо начал рассказывать Бобр, когда они уселись на берегу, - но потом… Старейшины и воины стали бить туров, даже самок и маленьких. Туры ушли. Седой говорил: «Не надо охотиться на туров. Это запас мяса для племени», а они охотились. Разогнали дичь. Мамонты пришли, а загонщиков мало. Мало убили мамонтов. Зимой начали голодать. Зубр, Лис и другие старейшины забрали мясо себе. Женщинам давали мало и плохое. Сами лежали в хижинах, а молодых охотников посылали в лес за пушистыми. Принесешь шкурки - дают мясо. Нет - добывай мясо сам. Седой сказал, что мясо надо давать всем. Тогда Зубр побил его, и у Седого долго болела рука. Весной Седой, Дрозд, много женщин и молодые воины ушли. Теперь живут сами… А те, - он махнул рукой на Желтые холмы, - не пускают нас охотиться на свои земли. А сами охотятся на наших…
- А Медведи? - перебил его Ходок.
- Медведи ушли. Там, где они жили, теперь живут Рыси. Но Рыси не дружат с Турами. Лис и другие ходили охотиться на земли Рысей. Они одевали обувь, как у Медведей. Думали, обманут. Но Рыси хорошо видят следы. Рыси рассердились. Они не ходят к нам и не пускают к себе Туров. Надо уходить, - закончил Бобр уныло. - Мало еды. Зимой будет голодно.
Ходок поднялся.
- Не говори никому, что видел Ходока, - сказал он Бобру.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...