ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что там видно в том космосе, спросите вы, но я отвечу, что многие пилоты погибли, слишком доверяя технике. Радары сбоили или жуки выдавали свои корабли за метеориты. В свои 26 лет я многое повидал и, хотя и не застал войну с килрати, я успел прямо к началу первой кампании «Мидуэя», на котором я, желторотым вторым лейтенантом впервые встретился с нефилимами и прошел боевое крещение. Теперь на борту крейсера «Сагайдачный» среди десяти пилотов я был под номером один в списке побед, хотя по званию – далеко не первый.
Вдруг на экране радара появились три точки. Но это был не враг. Патруль из трех Эскалибуров прошел над нами в двухстах кликах. На моем комме возникло лицо ведущего:
– Это Эхо 1, патруль базы Элла. Рады вас видеть, ребята!
– Взаимно, Эхо 1! – ответил я.
Через минуту базу можно было различить невооруженным глазом – огромная серая призма висела в Великом Ничто. Вокруг станции находилось много кораблей. Крейсер, три эсминца, танкеры, транспорты и даже один пассажирский лайнер.
– Бета 1, это Элла. Прием, – ожил коммуникационный экран.
– Это Бета 1. Слушаю вас.
– Спасибо за работу. Возвращайтесь на «Сагайдачный».
– Принял. Звено Бета, летим домой.
На крейсер мы вернулись без проблем. Подождав пока все сядут, я решил показать класс. Не снижая скорости, я влетел в ангар и перед самым местом стоянки врубил реверс, лихо развернул истребитель на месте и плавно опустил его на палубу.
Вылезая из кабины, я увидел четырех молодых пилотов только что выпустившихся из Академии. Они стояли и, разинув рты, смотрели на мою посадку. В их головы пять лет вдалбывали, что действовать надо по инструкциям и что такая посадка опасно не только для истребителя, но и для авианосца. Им еще предстояло понять, что на другую посадку порой нет времени, когда ваш авианосец сражается с двумя вражескими и, когда чем быстрее сядешь, тем быстрее взлетишь, чтобы атаковать врага. А пока будешь садиться плавно и медленно, тебя и твой корабль поджарят и превратят в уродливый кусок металла, блуждающий по Вселенной. Спрыгнув на палубу и глянув на свой Вампир, я увидел несколько новых дыр и вмятин.
– Через два часа заделаем. Как новенький будет, – заверил меня мой техник Билл.
Зажав шлем под мышкой и идя в комнату брифинга, я подумал о том, что все-таки классный парень этот Билл. Всегда веселый и жизнерадостный, готов трое суток провозится с истребителем, чтобы тот смог летать дальше. При моем появлении полковник Андерсон поднялся с места.
– Волк, рад, что ты вернулся невредимым. Сегодня мне поручено важное задание, – с этими словами он полез в карман и достал оттуда маленькую коробочку, – Лейтенант Денисенко, за проявленное в боях мужество, командование присваивает вам звание первого лейтенанта. Так держать!
– Служу Конфедерации! – рефлекторно ответил я, пытаясь опомниться от нахлынувших чувств.
Дальше были поздравления сослуживцев и небольшое обмывание планок в моей каюте. Но в каюту мне сегодня попасть было не суждено…
x x x
В 12.50 по бортовому времени по внутрикорабельной трансляции раздался встревоженный женский голос:
– Внимание! Пилотам звеньев Бета и Гамма! По местам! Это не тренировка! Повторяю – это не тренировка!
В баре моментально опустело. Шесть человек сорвались с мест и, перекидывая столы и стулья, понеслись к выходу, думая о причинах неожиданного вызова. В коридорах крейсера все расступались и уступали нам дорогу – и правильно, иначе мы сбили бы их всех с ног и устроили кучу-малу. Прямо из-под меня выскочила молоденькая девушка с нашивками сержанта и испуганно прижалась к стене. Я успел заметить, что она очень молода и подумал о том, насколько молодых людей берут во флот – Конфедерация напрягала все свои силы.
Впереди, в конце коридора, стоял огромный сержант морской пехоты и держал двери лифта.
– Спасибо, приятель! – выдохнул я, пробегая мимо.
На летной палубе уже все было готово: путь к катапультам свободен, два истребителя Вампир и Пантера стояли на них, готовые к немедленному старту. На борту одного был изображен Волк, на другом – тропический остров со стилизированной надписью сверху – «Фиджи». Кивнув на ходу технику и застегнув шлем, я вскочил в кабину. Как только фонарь загерметизировался мой истребитель стартовал.
На комме появилось лицо полковника Андерсона:
– Фиджи, Волк! На подходе шаттл с генералом Бриггсом на борту. Пять минут назад был уничтожен весь его эскорт. Мы должны спасти генерала! Прикрывайте его хоть своими корпусами, но я хочу, чтобы генерал был спасен! Ведущий – Фиджи. Удачи!
– Есть, сэр! – раздалось в моем шлемофоне, – Волк, мы не можем ждать. Остальные нас догонят. Вперед!
– Принято. Не отставай на своей калоше! – пошутил я, переводя тягу в режим форсажа.
Моментально разогнавшись до максимальной скорости наши истребители устремились в точку пространства, где находился беззащитный шаттл.
Когда он появился на наших радарах, мы заметили звено Морреев, которое заходило для атаки. Пользуясь преимуществом в скорости, я направил свой Вампир на перехват врага, а Фиджи пришлось осуществлять прикрытие.
Атакуя противника в лоб, я решил использовать прием называемый «Скольжение». Иначе броня моего истребителя не выдержала залп трех вражеских истребителей. Врубив ускорители, я направил нос Вампира немного правее Морреев. От них ко мне потянулись лазерные следы, но они проходили за хвостом моего истребителя. «Сосунки! – подумал я, – Надо учиться стрелять на упреждение!».
Когда до противников оставалось 2000 кликов, я выключил форсаж и довернул на врага. По инерции мой истребитель летел вперед боком несколько секунд, но этих секунд мне хватило, чтобы расправиться с двумя Морреями. Развернувшись на месте, я оказался на хвосте у последнего вражеского истребителя и начал поливать его из всех пушек. Спереди по нему лупил Фиджи и у нас получилось своеобразное соревнование: кто быстрее собъет. В конце концов, большая мощность моих пушек сыграла свою роль – Моррей нелепо закувыркался.
– Вот, редиска! – воскликнул Фиджи, часто повторяемую мной фразу, – он был мой. Тебе, что, двоих мало? – Извини, Френки, я ничего не мог поделать со своими пушками.
Через две минуты к нам присоеденились наши ведомые. Нас стало шестеро и мы непоколебимо были уверены, что сможем защитить генерала.
– Спасибо, пилоты! Это – Бриггс. Без вас нам бы пришел конец, – появился на комме Бриггс.
– Всегда к вашим услугам, генерал! – За всех ответил Фиджи.
На полном газу, не жалея двигателей, мы домчались до «Сагайдачного» за пятнадцать минут. Шаттл с генералом сел первым, а мы прикрывали его, оставаясь рядом в космосе. Как обычно, я сел последний, но в этот раз без приколов.
Слезая по трапу, я заметил, что на летной палубе находятся все остальные пилоты. Внезапно с их стороны раздались аплодисменты. Их подхватили техники и обслуживающий персонал. Генерал подошел к нам с Фиджи и по очереди обнял.
– Спасибо, ребята! – сказал он, – Без вас меня бы тут не было.
– Сколько муравьев рисовать? – спросил Билл.
– Три, – ответил я и посмотрел на Фиджи, – Хотя нет, два. Один сбил Фрэнк.
Неожиданно из толпы ко мне метнулась гибкая фигурка. Только оторвавшись вздохнуть после долгого поцелуя, я узнал Джейн.
– Волчек, я так волновалась! Почему они посылают тебя на самые опасные задания? – тихо протараторила она.
– Ты же знаешь, Дженни, что у нас половина новобранцев. Их нельзя туда посылать, – попытался успокоить ее я.
– Но их же надо учить когда-нибудь!
– Вот мы и учим…
– Ладно, пока, Пушистик, мне пора на вахту, – и Джейн исчезла среди техников.
Ко мне подошел Глок:
– Волк, нужно лететь в плановый патруль, а у меня тактические занятия с моим звеном. Возмешь их сегодня к себе?
– Ладно, парень. Иди, погоняю я твоих малышей, – великодушно согласился я.
– Большое thanks! С меня причитается.
– Да с тебя уже три бутылки причитается.
– Так ты же не берешь?
– Потому что я не пью водку.
– Ладно, сочтемся.
Оглянувшись вокруг, я позвал:
– Эй, народ! Аррис, Змей, берите девушек и все бегом в тактический зал.
Отправив ребят в зал, я решил зайти в рубку управления полетами. Сверив расписание тренировочных полетов и, согласовав все вопросы, я отправился на занятия. Всего 26, а уже учу других, подумал я, что же будет в 40?
Пилоты сидели на столах и стульях. В воздухе витал табачный дым. При моем появлении Змей вскочил:
– Пилоты, смирно!
Все замерли по стойке «смирно».
– Вольно! Прошу садиться, – сказал я и начал, – Пилоты, моя задача…
– Прошу прощения, сэр! – поднял Аррис руку.
– Да, что за вопрос? – спросил я, недовольный из-за прерывания в самом начале.
– Сэр. Я наблюдал за вашим приземлением утром. Неужели можно так рисковать, подставляя другие истребители и сам крейсер? – с украинским акцентом спросил Алекс Терентьев по прозвищу Аррис.
– Пан с Украины? – моментально уловил родной язык я.
– Так точно, господин лейтенант. Из Киева, – последовал ответ.
– Значит мы земляки, – обрадовался я земляку, – Ладно, перейдем к делу. Аррис задал правильный вопрос. На эту тему я и хотел с вами побеседовать. Пять лет в Академии вас учили летать по шаблону: разворот – так, горка – так, форсажное горючее не тратить, посадочная скорость – 150 кликов и так далее. Сейчас я вам говорю: забудьте все это. Жуки не будут ждать, пока вы совершите плавный разворот и не будут притормаживать, давая вам возможность догнать их. Теперь о моей сегодняшней посадке. Представьте себе ситуацию: ваш авианосец втянут в ближний бой с парой Левиафанов. У пилотов закончились ракеты и форсажное горючее. И вот, по правилам, всем им надо выстраиваться в очередь и медленно садиться. Самые большие авианосцы, не говоря уже о крейсерах и более малых кораблях, не смогут одновременно принять на борт все свои самолеты. И тогда на помощь приходит мой недавний маневр. Не снижая скорости, в шлюз истребители влетают звеньями и быстро садятся. Их в темпе перевооружают, заправляют и вот – они снова готовы атаковать противника. Да, не спорю, такая посадка несет в себе определенную опасность, ведь если хоть один пилот ошибется, посадочная палуба закроется и весь авианосец может погибнуть. Но это война, мальчики и девочки, – я усмехнулся про себя – до чего театрально получилось, – а на войне всегда есть место риску. Что лучше, чтобы все садились по инструкции, но без риска, и весь авианосец потом классно бабахнул, потому что остался без прикрытия или все садятся быстро, что при определенном навыке совсем не означает гибель корабля, и после взлета отправляют жуков ко всем чертям или кто там у них есть? Я хочу, чтобы вы освободили себя от вбитых вам стереотипов. Конечно, вам предстоит еще много тренироваться, и тот, кто будет лихачить, просидит на губе и подумает о своем поведении. С завтрашнего дня начинаем регулярные тренировочные полеты. Все, что здесь было сказано, предназначалось главным образом вам, Аррис и Вайз, – Ярослава Белова, невысокая фигурная шатенка, при этих словах скромно опустила глаза, – Змей и Амазонка, мои непосредственные ведомые с сегодняшнего дня, уже слышали все это и даже успели повоевать. Но права на такую посадку вы тоже не имеете, слышишь Лиз?
– Слышу, Влад, – азартно откликнулась Амазонка, боевая веселая девчонка, которую немного побаивались в офицерской столовой, – Мы сегодня завалили несколько жуков. Разве мы плохо летали?
– Хорошо, хорошо, – примирительно ответил я, – Нам повезло, что жуков было не очень много, да и атаковали они этот конвой скорее для разведки. Все – молодцы, но вам надо еще тренироваться.
– Но…
– Все. Тема закрыта. Кстати, я сам научился так садится всего полтора года назад, на «Мидуэе». Если интерестно, спросите у Фиджи – это он меня учил. Так, теперь задание. Сегодня вам надо разобрать тактическую базу данных, чтобы завтра в полетах с этим было меньше проблем. У меня все. Вопросы?
– Сэр. Скажите, пожалуйста, когда мы будем летать на боевые миссии? – поднявшись с места, спросила Вайз.
– Сразу, как только будете готовы. Но, боюсь, у нас не будет столько времени, поэтому используем имеющееся с максимальной пользой для себя, – ответил я, – Завтра в 7.
1 2 3 4 5 6 7 8
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...