ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

00 я жду вас на летной палубе.
Я поднялся со стола, на краешке которого сидел. Змей, поднявшись, скомандовал:
– Смирно!
– Да ладно вам, уставники, – махнул я рукой, – Вольно, занимайтесь, – и вышел из комнаты.
Когда я шел по коридору, козыряя по дороге офицерам, по внутри корабельной трансляции объявили:
– Внимание всему экипажу! В 18.15 состоится собрание офицеров корабля в конференц-зале. Вызываются все пилоты и командиры служб. Командир крейсера выступит с объявлением. Повторяю…
На часах, висящих на переборке, значилось – 16.32. У меня оказалось полтора часа свободного времени и, поэтому я решил пойти посидеть в баре. Сейчас, в середине дня, по корабельному времени, там должно было быть пусто. Все пилоты заняты, те офицеры, что не на вахте или отсыпаются перед ночной вахтой, или сидят по каютам. Обычно бар у нас оживал к вечеру, когда там собирались освободившиеся пилоты.
Зайдя в бар, я убедился в том, что был прав: за стойкой и столиками сидело два человека. Какой-то незнакомый лейтенант и Ленка Кузнецова, офицер связи. Барменом у нас был бывший пилот Джон. Он получил ранение в одном из вылетов, и врачи запретили ему летать. Тогда он остался на крейсере барменом, иногда исполняя обязанности офицера связи. В общем, Джон был точной копией бармена с погибшего авианосца «Тигриный Коготь», о котором ходили настоящие легенды, Шотгласа.
– Привет, Джон! – приветствовал я его, войдя в бар.
– Здорово, Волк! Слышал, ты сегодня отличился, – повернулся он ко мне, – Тебе как обычно?
– Да, пожалуйста.
– Вот, за счет заведения. Поздравляю с новым званием! – бокал с шампанским очутился у меня в руках.
Рядом со мной села Кузнецова:
– Джон, еще шампанского! – Ленка подняла бокал, – Да, Волк, за твое звание!
– Спасибо, ребята, – с чувством ответил я.
Мы втроем выпили.
– Джон, ты ничего не знаешь, зачем здесь генерал? – возвращая бокал, спросил я.
– Это только слухи, но я слышал, что нас отправят в какую-то дыру, – ответил бармен, протирая бокал, – Сюда заходил адъютант Бриггса и он намекнул мне, что нам поручена важная миссия. Будем спасать положение в секторе.
– Ого! Вот это да! – удивилась Ленка, – Наконец-то что-то интерестное, а то наш «Сагайдачный» только и делает, что спасает каких-то колонистов.
– Да, тебе интерестное, а нам, пилотам, придется, наверное, столкнуться с такой армадой, жуков, какая нам всем и не снилось, – охладил я пыл своей соседки, – Да и крейсеру придется несладко. Кстати, не ты ли завтра с утра дежуришь?
– Да, а что? – спросила Кузнецова.
– Завтра утром я провожу тренировочный вылет с новичками. Поэтому будь готова ко всему, – улыбнулся я.
– Понятно. Будешь учить птенцов летать?
– Ага. Надо дать им хотя бы чуть-чуть перед настоящими вылетами. А то сожрут их с потрохами в первом же вылете.
Посидев и поболтав еще немного, я вышел из бара и, так как до собрания осталось двадцать минут, отправился в конференц-зал. Конференц-зал крейсера находился на носу и через экраны можно было видеть космос впереди корабля. В зале уже находилось уже примерно сто человек, которые оживленно обсуждали причины этого собрания. Возле мест, где обычно сидели мы, пилоты, я увидел Кейвмена и Варвара, которые о чем-то говорили. Ни майора, ни капитанов, как, собственно, и новобранцев еще не было. Первые были еще на заседании, а вторые заканчивали разбор тактических данных.
– Привет! Ну, и что вы о всем этом думаете? – обратился я к друзьям.
– Да вот – Кейвмен доказывает мне, что нас зашлют фиг-знает куда, – повернулся ко мне высокий ирландец по прозвищу Варвар
Как и все его сородичи, Конрад был немного сумасшедшим. В бою за ним надо было приглядывать иначе перебъет всех – и своих, и чужих. Если разойдется, то мог в одиночку атаковать авианосец. Конрад О' Хара имел медаль за отвагу. Звание и медаль заслужил, грохнув крейсер пиратов, влетев к нему в шлюз и заложив там бомбу – на такое мог отважится только истинный ирландец! Правда, с тех пор он ни на йоту не продвинулся по служебной лестнице, его летный стиль заставлял командование не торопиться с присваиванием ему очередного звания.
– Влад, Конрад считает, что скоро будет большая драка с морем крови нашей и с океаном жучиной, – низким басом пророкотал Боб Альтос, в народе – Кейвмен.
– Если то, что я узнал, правда, то вы оба правы. Нас зашлют к чертовой бабушке на рога, где будет большая бойня, – и я поделился своей информацией.
В этот момент в зал вошли новички, по веселым лицам которых можно было сказать, что им нравится идея куда-то лететь и кого-то убивать. Среди этой группы особо выделялся Аррис, но не только своим ростом, а и тем, что околачиваясь возле Ярославы, похоже, первым сумел добить ее благосклонности. Алекс что-то усиленно рассказывал Вайз и, наверное, что-то смешное, потому что та смеялась не переставая. Я подумал, что может быть между ними общего? Аррис – ленивый, но способный ученик. Из его каюты постоянно доносился тяжелый рок, что-то древнее-древнее. Он говорил, как называлась та группа, ах да – Ария! Очень часто впадал в меланхолию. Вайз же напротив – веселая, жизнерадостная, отличница Академии. Постоянно сидела за книжками. У нее еще кошка была. Вроде бы общего между ними было мало, но потом я понял – это как плюс к минусу притягивается.
– Похоже, у наших птенчиков прекрасное настроение, – мрачно сказал Кейвмен.
– Хорошо хоть кого-то особо не волнует, куда нас пошлют, – ответил я.
К 18.10 все были в сборе и ровно через пять минут в президиуме появилось семь офицеров. При их появлении зал поднялся.
– Прошу садиться! – сказал Бриггс. И, когда все сели и зал стих, начал, – Вы все сейчас, наверное, удивлены этим собранием. Поэтому сразу перейду к делу. Многие из вас знают, что сегодня утром меня спасли ваши пилоты. И, если бы мой шатл сбили, то мы оказались бы на грани гибели. Но все по порядку.
Неделю назад сканеры дальнего обнаружения обнаружили эскадру жуков, которая скрытно движется в сторону Поляриса. Мы отследили серию из прыжков и убедились, что цель эскадры: скрытно подобравшись ударить по Земле. От Поляриса точка гиперпрыжка ведет прямо в Солнечную систему. Наш единственный шанс – устроить жукам засаду и попытаться если не уничтожить, то хотя бы заставить их отказаться от своих планов. Мы можем выделить для этой операции очень маленькие силы. В группу, которой будет командовать контр-адмирал Стеффорд, войдут крейсера «Сагайдачный» и «Черчилль», капитан Суоми Танака, – названные офицеры вставали и, коротко кивнув, садились опять, – эсминец «Скорый», капитан Семюэл Рошфорд, и корветы «Престон» и «Оливер Перри», лейтенанты Данилов и Карлсон. Это все, что мы можем наскрести. Авианосцев у нас в этом секторе нет, а другие корабли нужны для охраны и конвоирования. Вы все должны понять важность этой операции. Сюда на полной скорости идет «Геттисбург», но он прибудет только через неделю. («Геттисбург» был старым авианосцев с дурной славой, вызванной бунтом на нем. Я думал, что его уже давно разрезали на металл, но, видать, Конфедерации пришлось его расконсервировать.) Другой помощи не будет. Я искренне верю в вашу победу. (Да, интересно, что же тебе еще делать? – подумал я.) Конфедерация надеется на вас. Удачи!
После Бриггса поднялся адмирал Стеффорд:
– Господа офицеры! После небольшого перерыва мы перейдем к обсуждению тактических вопросов.
– Ну и что ты обо всем этом думаешь? – спросил я у Конрада.
– За последние полсотни лет это успело стать стандартной ситуацией. Конфедерации не впервой затыкать дыры в обороне, – мрачно ответил Варвар.
В перерыве зал пополнился пилотами «Черчилля» и старшими офицерами других кораблей соединения.
– Прошу всех садиться! Мы продолжаем! – пригласил Стеффорд.
В зале стало тесно. Многие офицеры стояли в проходах. Нашей компании пришлось уступить место трем девушкам со «Скорого».
– Господа! Я назначен командовать оперативным соединением 16, – начал Стеффорд, – Наш план строится на внезапности. Мы не можем тягаться с жуками в открытом бою, поэтому мы должны нанести серию упреждающих ударов и, в случае успеха, отойти к Ориону навстречу «Геттисбургу». На обоих крейсерах мы имеем только 31-го пилота. С истребителями и бомбардировщиками проблем нет. Во время операции флагманом будет «Сагайдачный». Если он выйдет из строя флагманом становится «Черчилль», далее – «Скорый». Позвольте представить командиров крыльев обоих крейсеров. Олег Коновалов, позывной – Чифмен, крейсер «Уинстон Черчилль», – названный офицер поднялся, – Йоцик Харнацек, позывной – Лях, крейсер «Гетьман Сагайдачный». (Наш командир был одним из тех профессиональных офицеров, которые незаметно тянут свою лямку. Лях был прекрасным тактиком. Его жена давно умерла. Он перенес ранение, поэтому немного прихрамывал на левую ногу.)
Мы отправляемся завтра в 13.00. Прибытие в систему Полярис через 32 часа. В первую очередь атакуем авианосцы. Постарайтесь вывести из строя их двигатели, тогда они никуда не денутся и мы их спокойно добъем. Не буду скрывать от вас – мы все можем погибнуть, шансы на это очень большие. Но если не мы, то кто остановит жуков? Основная тяжесть ляжет на пилотов. Вы должны нанести противнику максимальный урон при первой атаке. В бою действуйте спокойно. Торпеды на вспомогательные суда не тратить. Сбитых пилотов мы будем спасать. Лейтенант Карлсон, это ваша задача. Я хочу, чтобы каждый сбитый пилот был спасен.
– Есть, сэр! – сказал с места Карлсон.
– Из-за нехватки людей на кораблях мы проведем некоторые перестановки, – продолжил адмирал, – Сегодня часть офицеров «Сагайдачного» переводится на «Скорый» и «Перри». Это все, господа. И да поможет нам Бог!
Все начали расходиться. Направились к выходу и мы.
– Волк, ты идешь с нами в бар? – обратился ко мне Кейвмен.
– Нет. Я устал и хочу спать. Завтра рано вставать – надо гонять новеньких, – ответил я зевая.
– Ладно, иди спать. А мне спать абсолютно не хочется, – включился в разговор Варвар.
– Конечно, варварам спать вообще не нужно, – съехидничал я и, развернувшись, отправился в каюту.
В каюте меня ждал неприятный сюрприз. Все вещи Джейн исчезли, а на столе лежала записка:
"Владушка!
Меня переводят на «Скорый». Все произошло слишком быстро, и я не успела с тобой попрощаться. Но мы сможем видеться – я назначена вторым офицером связи. (Вспомнив свои мысли по поводу офицера связи «Черчилля» я усмехнулся.) Не лезь, пожалуйста, в пекло и убереги себя от неприятностей.
Люблю тебя. Твоя Дженни."
Прочитав записку, я чертыхнулся, скинул комбинезон и заснул тяжелым сном без сновидений…
День второй
Хотя я ставил будильник, проснулся по привычке где-то без десяти шесть. Не спеша поднявшись кровати, ставшей такой большой без Дженни, я направился к умывальнику. Погоняв десять минут контрастный душ, я почувствовал себя проснувшимся и принялся за завтрак. Я мог, конечно, пойти в офицерскую столовую, но мне не хотелось.
Ровно без четверти семь перед моими глазами предстала летная палуба. Молодых еще не было, а вот Глок стоял и наблюдал, как техники готовят к старту его истребитель. Новички часто путали его со Змеем – у них были похожие имена и внешний вид, но веселый характер Тима Райдерса, которого все называли Глок, не позволял реагировать на такие мелочи. Он часто флиртовал с девушками, но до серьезных отношений ни разу дело не дошло, так как на Земле его ждала жена с маленьким сыном.
– Что, не спалось ночью, Тим? – обратился я к нему, пожимая руку.
– Я пришел всего лишь пять минут назад, – ответил Глок.
– Посмотрим, каковы новички за штурвалами, предлагаю начать с проверки слетанности в группе, – сказал я, уворачиваясь от автопогрузчика с ракетами.
– Да, наверное, ты прав. Потом отработаем бой «звено на звено».Ты будешь атаковать первым, – согласился Глок.
Через десять минут на палубе появились наши ведомые. Глок выступил к ним навстречу.
– Доброе утро, пилоты! – обратился он к ним, отвечая на их приветствия, – Как вы знаете, мы скоро окажемся в центе большой заварухи, поэтому за то время, что у нас осталось мы должны привить вам зачатки знаний, которые помогут вам выжить в дальнейшем.
1 2 3 4 5 6 7 8
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...