ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Я – человек!».
Позади нас оставалась планета Полярис-1. Необитаемая, за исключением колонии, которая сейчас была эвакуирована, планета, которая прикрывала нас от зорких сканеров жуков. Тридцать истребителей продолжали мчаться навстречу своей судьбе и судьбе планеты Земля.
Через полчаса полета мы вошли в поле астероидов. На наших радарах появились корабли нефелимов. Когда до Левиафанов осталось около 75 000 кликов, Лях скомандовал:
– Все, мы больше не можем прятаться. Вперед, в атаку!
Перестраиваясь на ходу в атакующий порядок, мы на форсаже вышли из-под прикрытия астероидов.
– Внимание всем! Мы обнаружены, держитесь вместе как можно дольше.
Соединение жуков перестраивалось. Авианосцы заняли позиции в центре. Со всех сторон их прикрыли крейсера и эсминцы. Навстречу нам устремились Барракуды.
– Корветы жуков не трогать! Наша цель – авианосцы!
Странно, подумал я, у жуков нет патруля на случай внезапной атаки. В это время мы стремительно ворвались в зону огня бортовых турелей. Я заметил, что звено бомберов с «Черчилля» начало атаку на один из крейсеров вместо авианосцев.
– Идиоты, что они делают?! Сначала – авианосцы! – заорал я в микрофон.
Вдруг один из бомберов развалился на части после попадания ракеты, взлетевшей с крейсера. Пока в космосе не было жучиных истребителей, моему звену нечего было делать. Поэтому я отдал приказ:
– Звено Бета! Атакуем турели на ближайшем Левиафане. Держитесь возле меня.
– Принято, Волк! – сказала Амазонка, глядя куда-то в сторону.
– Не бойся – не потеряемся! – пошутил Змей.
Внезапно в эфир ворвался Чифмэн:
– Внимание всем пилотам! Истребители жуков!
В одночасье в космосе стало тесно. В небольшом объеме пространства сплелись в клубке боя около ста кораблей.
– Звено Бета! План меняется – не отходим от Альфа ни на шаг.
– Торпеда наведена и запущена! – докладывал какой-то Омега 2 своему командиру.
– Генераторы полей на авианосце уничтожены, Альфа 1. Теперь ваша очередь, – сообщила Вайз.
– Принято, Дельта 3. Атакуем, – Лях оглянулся, – Слышали? Вперед!
Глянув на радар, я увидел, что за звеном Альфа увязались три Манты.
– Звено Бета! В атаку! За мной! – крикнул я в микрофон.
Три наших Вампира обрушились на жуков как карающие ангелы с небес. После пуска двух Артемисов, ведущая Манта взорвалась. Объединенный залп уничтожил вторую. Последний жук выпустил ракету по Девастаторам, которую сбили стрелки бомберов, и бросился наутек.
– Змей, он – твой! – скомандовал я.
– Внимание, Альфа! Даем залп из трех торпед по движку, а потом все вместе уничтожаем мостик! – продолжал распоряжаться Лях.
Связь донесла до меня досадливый возглас Арриса:
– Вот проклятые турели! Повбываю, гады! – в горячке боя Алекс перешел на родной язык. В это время справа от меня с ослепительной вспышкой взорвался один из эсминцев жуков.
– Вот так! Получите, сволочи! – я узнал голос Чарли 2.
– Молодец, Рикардо! – похвалил Чифмэн своего пилота.
– О, боже мой! Они у меня на хвосте! Помогите кто-нибу…
Один из Эскалибуров нелепо закувыркался и, под залпами двух Морреев, взорвался. Объятый желанием отомстить, я догнал эту парочку на выходе из атаки. Ведущий получил ракету в дюзы, а ведомый напоролся на залп моих пушек. Через пару секунд о существовании двух жучиных истребителей напоминало лишь облако медленно рассеивающегося газа.
Скоро сбили еще один наш истребитель.
Вдруг мой Вампир содрогнулся от ударной волны близкого взрыва. Мимолетного взгляда на радар хватило, чтобы понять, что атака звена Альфа достигла цели. Флагманский авианосец содрогали взрывы, гремевшие по всему кораблю.
– Состояние критическое! Мы должны№ш-ш-ш-ш… Вы за это заплатите…
Далее связь оборвалась и я больше ничего не слышал от насекомых с погибшего корабля.
Космос передо мной прочертил залп плазмы. На комлинке появилось изображение нефелима, что-то прошкворчавшего на своем языке. Сделав иммельман, а потом боевой разворот, я оказался лоб в лоб с жучиным истребителем космического превосходства Девил Рей. Уклонившись от встречного залпа, я, развернувшись на пятачке, зашел ему в хвост. Уничтожив пушками его защитные экраны, я выпустил неуправляемую ракету. Экран статуса сообщил мне, что истребитель жука получил критические повреждения. Двух выстрелов в догонку к ракете хватило, чтобы Девил Рей взорвался.
– Ребята! Кто-нибудь! Мы хорошо получаем от турелей! – голос Ляха прорвался сквозь мешанину криков.
– Держитесь! Я иду! – сообщил я майору, одновременно выясняя, где он находится.
– Майор, мы к вам! – это был Глок.
На форсаже я ринулся к месту, где звено Альфа отчаянно отбивалось от турелей второго авианосца.
Набрав максимальную скорость, я несся через клубок боя, уклоняясь от залпов и столкновений, выпуская ловушки для выпущенных по мне ракет. Я не успел самую малость. Казалось, что бомбер Ляха уже вышел из зоны огня. Взлетевшая с авианосца ракета ринулась в догонку за Харнацеком. Неповоротливый Девастатор не мог увернуться, а на ловушки ракета не реагировала неумолимо догоняя бомбер. С оглушительным для меня, находящегося рядом, взрывом Девастатор Ляха исчез в ослепительной вспышке.
– О, Господи! Они сбили Ляха! – воскликнула Вайз.
– Внимание атакующей группе! – раздался в эфире ледяной голос Чифмэна, – Теперь я лидер обоих эскадрилий.
Я сделал разворот и направился к одной из Барракуд.
– Змей, Амазонка, как дела?
– Все – окей! – голос Амазонки дрожал от напряжения.
– Я немного подпален, но по-прежнему страшен.
Зная, что у жучиных корветов пушки установлены на носу я подошел сзади. Переключившись на НУРы, я дал залп. Нефелим начал разворачиватся ко мне. Но было поздно – еще один выстрел и корвет взорвался.
– Вот су№ш-ш-ш..ины дети! Прощайте! – раздался последний возглас Мганги.
Через минуту взорвался крейсер нефелимов.
– Всем пилотам! Вторая волна истребителей жуков! Отходим! Повторяю – отходим на исходный рубеж, – скомандовал Чифмэн.
Наши истребители один за другим стали выходить из боя, следую указанным на брифинге курсом.
Сбили еще два Тандерболта…
– Фиджи, у тебя на хвосте жук! Уходи в сторону! Скорее, черт возьми! – услышал я голос Глока.
– Проклятье! Закончился форсаж! Прикройте кто-нибудь.
Для всех пилотов это всегда было страшной новостью. Без форсажа не сделаешь маневр, не оторвешься от преследования. Я находился на другом конце боя и только наблюдал, как Фиджи вертелся, бросая истребитель в стороны, теряя щиты и броню. Глок повис на хвосте у преследователя Фиджи, но никак не мог его сбить. Я до боли в руке сжал рычаг управления, когда истребитель Фиджи взорвался.
Из Тандерболта прямо надо мной катапультировался пилот, а его корабль исчез во вспышке взрыва. Не успел я опомниться, как сзади подкралась Манта и залпом пушек расщепила на атомы капсулу с пилотом.
– Твою мать! – заорал я, обращаясь к этому жуку, – Тебе конец! Ты слышишь, труп?!! Ты уже мертв!
– Ты станешь кормом для наших животных, человек, – ответило насекомое.
Я развернулся навстречу Манте и, не обращая внимания на встречные залпы, стрелял до тех пор, пока запас энергии моих пушек не истощился. После этого я ударил своим Вампиром в лоб жуку. Не имя щитов, уничтоженных мной, враг отскочил от моего истребителя и взорвался.
После этого на форсаже я принялся догонять остальных. Оторвавшись от жуков, я через три минуты заметил впереди наши истребители. У многих кораблей сзади оставался след газа, сифонящего из них, некоторые рыскали на курсе. Я насчитал двадцать одну машину. Сбили девятерых.
Ко мне пристроились Змей и Амазонка, после чего мы заняли место в строю позади всех, прикрывая их отход.
До крейсеров мы летели в полном молчании. Вскоре на радаре появились голубые точки – мы были дома.
– Это «Сагайдачный». Рады вас видеть снова!
– Взаимно, «Сагайдачный», – ответил Глок, – просим разрешения на посадку.
– Посадка разрешена. Садитесь.
– Понятно. Бомберы, вы – первые.
Два Девастатора один за другим вошли в шлюз. За ними сели Дункан, Аррис и Вайз. В космосе остались мое звено и Глок.
– Давай, Тим, садись. Мы прикроем, – обратился я нему.
Я сел сразу же за Глоком. Через десять секунд на палубе появился Змей, а за ним – Амазонка.
x x x
Стянув с головы шлем, я смахнул, слипшиеся от пота, волосы со лба. Я покрутил головой, ища нашего нового командира эскадрильи. Глок стоял возле подъемника и что-то втолковывал Аррису, который со смущенным видом оправдывался. Приблизившись, я услышал:
– …а если бы в это время тебя атаковало звено жуков? – Глок хмуро посмотрел на Арриса, – Что тогда?
– Сэр, я бы развернулся и отправил их всех в ад, – ответил Алекс.
– Смело, но глупо! Три нефелима сделали бы из тебя котлету за минуту. Значит так, впредь ты больше не делаешь отчаянных поступков. Если я сказал сохранять строй, то ты летишь за мной даже, если увидишь вражеский транспорт без турелей и щитов. Я не хочу писать твоей матери письмо о том, как славно ты сражался и погиб смертью героя. Я таких писем уже десяток написал. Понятно?
– Так точно, сэр!
– Можешь идти, – Глок повернулся ко мне, – Не думал я, что Лях погибнет, он был самым опытным из нас.
– Он принял весь огонь на себя, давая новичкам возможность выжить, – ответил я.
– Похороны через полчаса. Иди прими душ и переоденься – жуки не будут временить с ответом.
– Ладно. А я ведь с Фиджи еще не «Мидуэе» летал. Он меня многому научил, – я тяжело вздохнул, – Все мечтал о райских островах.
Идя по переходам крейсера, я думал о Ляхе, Фиджи и других пилотах, погибших в боях с жуками у меня на глазах. Черт возьми! Всего два года воюю, а сколько уже друзей потерял! Большинство моих сверстников, выпускников Академии уже погибло. Кто – в первых боях, кто – из последних сил сдерживая ужасный напор жуков. Создавшаяся ситуация напомнила мне о древней Второй Мировой Войне. У страны, господи, как же она называлась? А, да – СССР, и тогда тоже новички погибали, не успев набраться опыта, а старые опытные пилоты гибли, защищая молодняк и давая им шанс пожить подольше.
Думая таким образом, я не заметил как добрался до каюты, переоделся и привел себя в порядок. Очнулся я уже возле нашей корабельной церкви. Эта комната только называлась церковью – в ней не было ничего, чтобы связывало ее со священным местом. Просто здесь проходили все похороны.
Сейчас на возвышении стояло три контейнера, накрытых флагами Конфедерации, с формой Ляха, Фиджи и Уголька. В космической войне найти тело погибшего пилота невозможно, поэтому всегда хоронили его форму. Слева, у переборки, застыл почетный караул. Справа, ровными шеренгами стояли свободные от вахты члены экипажа, одетые в строгую черную форму космических сил Конфедерации. Чуть в стороне от них застыли пилоты с Глоком во главе. Впереди всех в полоборота к присутствующим и лицом к контейнерам стоял командор Ричард Грей.
– Как жаль! – начал он. – Как жаль, что мы собираемся вот так – всем экипажем в последнее время только по печальным причинам. Еще трое наших товарищей погибло в этой войне, еще три жизни заплатила Конфедерация за свое право существовать. Лях, Фиджи и Уголек всегда будут с нами. К несчастью, мы не можем воздать всех почестей сейчас, я надеюсь, наши друзья простят нас за это. Когда закончится эта война, мы соберемся вновь – и тогда все будет как надо.
Вахтенный офицер вскинул руку к козырьку и подал команду:
– На караул!
Тихо и плавно, без музыки, контейнеры были отпущены в открытый космос. Во всей церемонии чувствовалась какая-то будничность. Ведь такие процедуры последние месяцы проходили уж слишком часто.
Тишину церковного помещения внезапно разорвал ревун боевой тревоги. Стройные шеренги моментально сломались. Быстро, но без суеты и толкотни все направились по своим местам. И, если технику двигательной установки по уставу необходимо было занять свое место за семь минут, то пилоту истребителя на это отводилось от трех до четырех с половиной минут.
Уменьшившаяся на три человека орава пилотов неслась по коридорам.
– Сегодня будет парадный вылет, – бросил я на ходу Глоку.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...