ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда к нам домой пришло уведомление об этом, мне было четырнадцать лет. Я держал в руках Серебряную Звезду, одну из высших наград Конфедерации, и решил для себя, что тоже буду пилотом.
– Я не знала этого, Влад, – Ленка взяла меня за руку.
– Этого никто не знает – я никому не рассказывал.
В это время ожила внутрикорабельная трансляция:
– Внимание пилотам звеньев Бета и Дельта! Срочный вылет. Повторяю. Внимание пилотам…
– Черт, началось! – ругнулся я и, вскочив с дивана, кинулся к выходу.
За дверьми стоял молоденький младший лейтенантик и, когда открылись двери и оттуда выскочил я, он растерялся. На «Мидуэе», где я служил раньше, был опытный и бывалый экипаж. Когда люди слышали объявление о срочном вылете, все отходили к стенам коридоров, чтобы не мешать пилотам, которые неслись на летную палубу, часто застегивая на бегу комбинезоны и не замечая ничего вокруг себя. Но наш крейсер еще не имел такой слаженной команды. И поэтому я задел плечом лейтенантика и он отлетел в сторону.
Одновременно со мной на летной палубе появились Глок, Амазонка, Аррис и Вайз. Змей уже сидел в своем Вампире. Взлетая по трапу, я надел шлем. Билл подключил системы жизнеобеспечения и, хлопнув меня по шлему, показал: Все – ОК! Подняв вверх большой палец, обтянутый перчаткой, я глянул в сторону. У истребителя Глока не оказалось трапа. Наверное, его убрали, когда производили какой-то ремонт. Техник Тима прислонился спиной к истребителю и сцепил руки в виде ступеньки. Глок, не останавливаясь, двумя движениями оказался в кабине. В это время стартовал истребитель Арриса. По трансляции звучало:
– Внимание всему персоналу! Производится экстренный взлет. Посторонним срочно покинуть палубу!
Через секунду стартовал и мой Вампир. Одновременно с этим ожил мой комм:
– Это «Сагайдачный». Патрули с наших крейсеров были атакованы большим отрядом нефелимов. Адмирал считает, что это их разведка. Ваша задача имеет особую важность. Необходимо, чтобы не один неф не ушел. Мы уже потеряли одного пилота с «Черчилля». Звено Гамма пока держится, но жуков слишком много. Торопитесь.
– Говорит Глок. Слышали? Держитесь вместе. Строй не разваливать и постарайтесь сохранять спокойствие.
Шесть истребителей устремились к месту, где оставшиеся пять наших дрались с превосходящими силами жуков. Когда до места боя осталось около 60 000 кликов, Глок скомандовал:
– Волк, твое звено держится чуть в стороне. Следите за беглецами. Птенцы, не отставайте от мамочки, – это уже своему звену.
– Это Чарли 1. Рады видеть вас, сэр! – обратилась к Глоку ведущая звена с «Черчилля».
Эта фраза стала последней, услышанной мной в спокойной обстановке. Вслед за ней в эфир ворвался шум боя. На одной частоте, орали, обменивались с противником ругательствами все пилоты и наши, и жучиные.
– Адиос, амиго! – заорал Чарли 2, когда пущенная им ракета нашла Моррей.
– Вот черт! Он у меня на хвосте, стряхните его кто-нибудь, – ворвалась в эфир Мганга Бабангида, один из новеньких пилотов на нашем крейсере.
– Уходи вправо, я рядом, – это – Фиджи.
– Все люди умру-у-у-у№. Ш-ш-ш-ш, – поддернутое снегом помех изображение жука исчезло.
Вдруг я увидел, как пара Морреев начала уходить в сторону ближайшей точки прыжка.
– Змей, Амазонка! Оставайтесь здесь и следите за остальными, этих я догоню сам, – распорядился я.
Передвинув рычаг форсажа на отметку 100%, я устремился за беглецами.
– Эй! Клопы недобитые! Куда это вы собрались? – попытался я обратить их внимание на себя.
Наверное, мне попались опытные жуки. Не отвечая на оскорбления, один из них направил свой истребитель мне навстречу, а второй продолжал уходить. Сманеврировав, я увернулся от залпа первого жука и продолжал гнаться за вторым. Как только на илссе появился сигнал о захвате ракеты, я тут же выпустил самонаводящуюся Артемис. Удирающий во все лопатки жук выпускал ловушки, но он не мог изменить курс без потери скорости. Через пару секунд моя ракета догнала его и Моррей развалился. Оставшийся нефелим уже секунд десять обрабатывал мои задние защитные поля, но успеха не добился.
– Ну все, вонючий слизняк, тебе пришел конец. Скажи 'до свидания' своей заднице, придурок! – теперь я решил заняться оставшимся беглецом.
– Чтоб Микки-Маус еб… тебя! – прошкворчало насекомое на моем комме.
Я не выдержал и рассмеялся. Этому ругательству было уже лет тридцать. Его использовали еще килраты.
После двух-трех нехитрых маневров я оказался на хвосте у Моррея и после двух залпов враг закувыркался в пространстве, разбрасывая во все стороны куски обшивки и облака какого-то газа.
– Глок, как дела? Я сбил двух беглецов. – связался я с Тимом.
– Пока все нормально. Жуков осталось всего пять, – радостно сообщил мне Глок.
– О, боже! Я подбит! Командир, а-а-а-а…, – это был голос Дункана, второго ведомого Фиджи.
– Черт возьми, они сбили МакКертиса, – Фиджи связался с крейсером, – «Сагайдачный», у нас сбили еще одного пилота, но он еще жив. Присылайте спасателей. Мы его пока прикроем.
– И-и-иха! Умри! – Чарли 2 снова бурно выразил свои чувства, сбив жука.
На моем комме появилось изображение жука:
– За нас отомстят! Мы умираем как воины…
– Это был последний. Никто не ушел. Чарли, Гамма – домой. Бета, Дельта, – прикрывайте МакКертиса, – голос «Сагайдачного» был плохо слышен из-за помех.
– Принято, «Сагайдачный». Пилоты, вернуться в строй, – Глок покрутил головой, – Волк, держись поблизости.
– Это было круто! Я сбил двоих! – возбужденно воскликнул Аррис. И мне не надо было видеть его лицо, скрытое шлемом, чтобы представить себе детскую радость первой победы, написанную на нем.
Через пять минут появился корвет «Перри» и забрал капсулу с Дунканом. Мы все вернулись без приключений и мое звено, как обычно, село последним. На патрулирование ушло звено Альфа. После приземления ко мне подошел Билл:
– Сэр! Левый двигатель вашего истребителя дает сбои…
– Проклятый Моррей! Он слишком долго оставался у меня на хвосте, – раздосадованно воскликнул я, – Сколько времени займет ремонт?
– Часов 15, сэр!
– Вот зараза! Билл, через десять минут я присоединюсь к тебе и вместе займемся ремонтом.
Сразу после разбора вылета я отправился на летную палубу. И следующие часов шесть мы провели с техником, приводя в порядок разбалансированную систему левого двигателя.
Было начало первого ночи по бортовому времени, когда я добрался до своей каюты и, не раздеваясь, рухнул на койку, зная, что через четыре часа мне надо вставать и идти на брифинг перед нашим первым ударом.
День третий
Ровно без четверти пять в тишине опустевших на ночь коридоров крейсера раздался ревун боевой тревоги. Экипаж, который почти весь, кроме вахтенных, отдыхал перед атакой, начал пробуждаться к жизни. Звук боевой тревоги способен сонного человека моментально разбудить и поднять на ноги. Этот вой, который забирается в каждую клеточку твоего мозга и заставляет тебя моментально проснуться, напоминает вой раненого очень большого и очень страшного зверя.
Механический голос из динамиков, установленных по всему кораблю, объявил:
– Внимание всем пилотам! Через пять минут собраться в комнате брифинга. Повторяю…
Между собой мы называли главный компьютер крейсера – «отцом». Однажды, в крейсер попала ракета нефелимов и от сотрясения, вызванного ее взрывом, повредились цепи компьютера. Основные функции всегда надежно защищены, но вспомогательные – нет. Поэтому автоповар решил добавить в кашу «немного» больше соли. После той трапезы я видеть не могу овсяную кашу, а весь экипаж целый день делал себе бутерброды, пока компьютер не был отремонтирован.
Войдя в комнату брифинга, я занял свое обычное место в заднем ряду рядом с Кейвменом. Почти все места были уже заняты. Увидев, что все в сборе полковник Андерсон начал брифинг:
– Доброе утро, пилоты! Все проснулись? Ладно, начнем. Радары дальнего действия засекли соединение противника в составе двух авианосцев, пары крейсеров и трех эсминцев. Взлет через двадцать минут. Ведущий – майор Харнацек. Разберем задачи по звеньям.
Звено Альфа, ваша задача атаковать крупные корабли врага. Первостепенная цель – авианосцы. Вы полетите на Девастаторах.
Звено Бета. Перехват и уничтожение истребителей прикрытия. Взлет на Вампирах.
Звенья Гамма и Дельта. Ближнее прикрытие бомберов и уничтожение генераторов щитов авианосцев. Ваши – Пантеры.
С «Черчилля» нам помогут шесть Шрайков и по шестерке Тандерболтов и Эскалибуров.
Во время отхода используйте курс 170, 15, чтобы не навести жуков на нас. Мы прикрываемся Полярисом-1 и поэтому пока не обнаружены. Нам необходимо, чтобы жуки нас не нашли пока мы не уничтожим авианосцы. После этого планом предусмотрена атака наших крейсеров на оставшиеся корабли нефелимов. Все понятно?
– Сэр! Кто поведет истребители? – с места задал вопрос Фиджи.
– Истребители будут находиться под общим командованием Глока. Действуйте осмотрительно, в долгий бой не ввязывайтесь – мы не сможем вам быстро помочь, – Андерсон оглядел напряженные сосредоточенные лица пилотов, – Удачной охоты! По машинам!
Кто-то впереди, по голосу, похоже, Аррис, воскликнул:
– Давайте надерем их вонючие задницы!
– Интересно, а есть у жуков задницы? – сама у себя, тихо спросила Амазонка.
– А ты проверь, – посоветовал я, наклонившись к ней.
– Конрад, ты говорил, что попадешь торпедой с максимального расстояния. Смотри, не попадешь – с тебя пиво! – весело обратился я к ирландцу.
– Сам готовь пиво! Мои крошки ждут, не дождутся добраться до жучиных авианосцев, – Варвар хлопнул меня по плечу. – Ирландцы не промахиваются!
Оживленно болтая, мы вошли в лифт. Взяв свой шлем с полки, я заметил, что изображение волка, украшающее его переднюю часть, немного стерлось. Надо бы обновить, подумал я. Вернусь с вылета и обновлю. А вернусь ли я вообще? – мелькнула мысль, но я отогнал ее как назойливую муху.
Возле своего бомбера Кейвмэн, с которым мы вместе шли от комнаты брифинга, впервые заговорил:
– Волк, удачи тебе. Я надеюсь, что ты целым вернешься домой.
– Спасибо, Билл. И тебе удачи. Не волнуйся, мы вас прикроем.
– Я знаю. Имея тебя в прикрытии можно смело атаковать жуков.
Ударив по рукам, мы разошлись. Мой техник уже ждал меня.
– Машина готова к старту!
На летной палубе творилось то, что мне напомнило старинные фильмы про японцев, когда их самолеты взлетали атаковать Перл-Харбор. Техники и остальной персонал махая руками, приветствовал каждую взлетающую машину. Мне на минуту показалось, что я нахожусь на палубе японского авианосца идущего полным ходом против ветра…
Через пять все были в космосе. На комме появился Лях:
– Атакующая группа, построиться в боевой порядок. Хранить радиомолчание до приказа. – Лях глянул в сторону, – Группа «Черчилля», вы с нами?
– Так точно, майор! Мы пристраиваемся к вам, – ведущий группы «Черчилля» отозвался сразу же.
– Чифмэн, пусть твои ребята атакуют авианосцы. О прикрытии позаботимся мы.
– Принято, Лях. Надеемся на вас.
– Все, пора отправляться. До цели, полная тишина в эфире.
Тридцать истребителей направились в сторону исходной точки атаки. Долгий полет в тишине располагал к размышлениям. Я впервые задумался о смысле и цели этой войны. Жуки просто напали на нас без всяких разговоров. Они уничтожали все живое и такие понятия как жалость к врагам или к себе или гуманность у них просто отсутствовали. Мы совсем ничего о них не знаем. Даже килраты воевали с целью. Их целью была просто война. Но и это тоже цель! У жуков, наверное, целью является тоже война, даже не война, а истребление всех рас на своем пути. На мой взгляд он олицетворяют ЗЛО. Зло, с которым каждому из нас приходится бороться внутри себя. Не поддаться, не сломаться, не упасть. Выстоять и жить дальше. Мы сражаемся за право жить, за право существовать как вид. И пусть, что угодно говорят политики и церковники, но мы сражаемся за то, чтобы слово «человек» не просто называло вид живых существ, а несло в себе то хорошее, что у нас уже есть и будет в будущем. Чтобы каждый гражданин Конфедерации мог гордо сказать:
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...