ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Весьма сожалею, мисс Дилани, — ледяным голосом проговорил Кайл. — Я готов оставаться рыцарем до конца, но, к сожалению, ружья из скорлупы кокосового ореха сделать не могу. Могу лишь подставить себя первой пуле.
— О Боже, — простонала Скай, закрывая лицо руками.
Кайл сразу почувствовал раскаяние. Черт, почему ему никогда не хватает терпения? Если бы только быть уверенным, что все действительно так, как она говорит.
А впрочем, какое это имеет значение? Ведь все идет так, как он сам решил. Он хотел эту женщину и взял ее. И по-прежнему хочет и всегда будет хотеть. Это его женщина и навеки останется его женщиной, и он будет ее холить, и лелеять, и защищать. Неужели она сама не понимает этого? Неужели не видит, что он скорее умрет, чем позволит, чтобы хоть волос упал с ее головы? Кайл уже рот раскрыл, но в этот момент Скай оторвала руки or глаз, в которых теперь горели решимость и мужество.
— Прости, — коротко бросила она, отступая на шаг. — Скажи лучше, что можно сделать.
— Скай, — с глубоким вздохом заговорил Кайл, — я вовсе не хотел пугать тебя. Просто надо постоянно быть начеку. Нельзя размахивать руками, если на горизонте появится судно, нельзя…
— Ясно, ясно, — нетерпеливо прервала его Скай. — Это я уже слышала. Но, — она судорожно глотнула, — сейчас-то не об этом речь. Сейчас все иначе… сейчас…
Кайл заметил, как задрожали ее губы.
— Да, сейчас дело хуже, — спокойно договорил он за нее, — но ничего ужасного нет. Просто надо ясно отдавать себе отчет в том, что нам грозит. К тому же, — Кайл наконец улыбнулся и дотронулся до ее руки, — у меня появился план.
— Какой план? — В голосе ее явно послышалось облегчение.
«Она на меня рассчитывает, — подумал Кайл, — словно я герой какой-то непобедимый».
— Попытаемся удрать отсюда.
Скай сразу ухватила его мысль.
— На плоту?
— Ага.
— Да, но как? — Теперь Скай сама вплотную подошла к нему. — Думаешь, можно соорудить что-нибудь такое, на чем можно доплыть куда-нибудь?
Кайл снова улыбнулся, плененный, как и всегда, блеском ее глаз. Миниатюрными мягкими ладонями она уперлась ему в грудь. Он обнял ее и нежно поцеловал в кончик носа.
— Думаю, да.
Внезапно он резко притянул ее к себе, запустив пальцы в шелковистые волосы. Да, отсюда они выберутся, но черта с два он отпустит ее от себя.
Кайл слегка отстранился и, опустив голову, поймал ее смущенный взгляд.
— Поцелуй меня, — приказал он, сам пораженный тем, как хрипло прозвучал его голос.
Он почувствовал, как задрожало все ее гибкое тело, увидел блеск в глазах. И в блеске этом было желание, которому она не могла противостоять, и Скай повиновалась, обвив своими неожиданно сильными руками его шею, и вся так и потянулась к нему. Губы их встретились и слились в головокружительном поцелуе. Сладкий огонь ее губ перекинулся на него, и трепет ее соблазнительных бедер нашел у него отклик. Он все теснее и теснее прижимал ее к себе, прокладывая путь языком в пещеру ее рта, словно утверждая таким образом право собственности. Было в ее жарком и страстном порыве что-то не только обезоруживающее, но и придающее уверенность. Кайл оторвал ее от себя и посмотрел прямо в глаза.
— Вот тут все пререкания и заканчиваются. Мы вместе живем, мы любим друг друга, мы верим друг другу.
Скай кивнула и неохотно отпустила его. «О Боже, — подумала она, — как прекрасно было бы всю жизнь, до самой старости, оставаться рядом с ним. Да пусть хоть здесь, на острове, лишь бы он никуда не уходил, лишь бы слышать его бархатистый голос, лишь бы видеть его каждый день».
— Да, на этом пререкания и заканчиваются, — эхом откликнулась Скай, подумав, что не так-то много они и пререкались.
— И прощай отныне, мисс Дилани — строгая великосветская дама.
— Что-что? — У Скай поползли брови на лоб.
— Надо глядеть в оба, Скай. Займемся плотом. Жизнь продолжается.
— Не понимаю, что ты хочешь этим сказать.
Кайл загадочно улыбнулся и провел пальцем, повторяя линию ее губ.
— Потом поймешь. А пока — за дело, надо строить плот.
— Да, — Скай улыбнулась в ответ, — за дело.
Ближе к полудню Скай уже жалела, что они раньше не додумались построить плот. Как славно было ощущать рядом плечо Кайла, работать вместе с ним, не отходить ни на шаг. Время летело незаметно. Скай научилась различать породу деревьев с самой легкой корой, самую крепкую виноградную лозу. Она отваживалась заглядывать в самые отдаленные уголки острова и буквально впитывала рассказ Кайла о том, как испятнали поверхность Тихого океана многочисленные землетрясения и извержения вулканов. Он говорил об островах, где бывал раньше, о людях — вообще обо всем. Смешил всякими историями — давно уже она так от души не веселилась. Только однажды посерьезнела — когда он сказал, что надо замаскировать хижину, чтобы они могли первыми увидеть того, кто, возможно, высматривает их. Скай молча помогала ему покрывать хижину листьями, которые, уверил ее Кайл, сделают их жилище совершенно незаметным.
— Должен похвалить вас, мисс Дилани, — шутливо сказал он, когда с работой было покончено.
— То есть? — Почувствовав, что зачесалась щека, Скай потерлась о его плечо.
— Не такая уж вы великосветская дама.
— Это уж точно. — Простого прикосновения к его мускулистому плечу было достаточно, чтобы кровь побежала быстрее.
Солнце медленно опускалось за горизонт. Тени удлинялись. Берег утопал в мягкой лиловатой дымке, а небо прорезали косые фиолетовые линии. Океан приобретал загадочно-индиговый цвет вперемежку с белизной вскипающих там и тут бурунчиков.
Дул крепкий ветер, шевеля пальмовые листья, от которых разбегались причудливые тени. В воздухе разливалось райское блаженство.
— Ты вроде собирался показать мне что-то, — вкрадчиво прошептала Скай, прижимаясь к его спине. — Доказать, что жизнь продолжается.
— Было дело.
Он внезапно повернулся, заключил ее в объятия и принялся покрывать горячими влажными поцелуями сначала плечи, а затем, откинув волосы, шею.
— Кайл, — задрожав, пробормотала Скай и положила ему голову на грудь.
Кайл немного отклонился, по-прежнему крепко сжимая ее плечи. Пламя от только что зажженного костра взметнулось к небу, и при свете его четко выделился профиль прирожденного победителя. Губы у него были полные и чувственные, они легко сходились в строгую складку, но столь же легко смягчались улыбкой, и даже легкое их прикосновение не могло оставить ее равнодушной.
— Кайл, — снова прошептала Скай. Теперь он стал так близок ей, что каждый бугорок, каждая частичка тела была знакома — тела, которое она уже и не воспринимала отдельно от своего…
Да, близок. И в то же время, похолодев вдруг, подумала она, далек. Неведом. Каков он за пределами этого островка, она вовсе не знает; не знает, каков в обычной жизни. Да даже и здесь, когда он так близко, Скай не могла бы сказать, отчего вдруг порой так меняется выражение его лица.
У него есть прошлое, есть своя жизнь. И он предпочитает о ней умалчивать. Да оно и к лучшему, неожиданно подумала Скай, пусть иная жизнь остается в тени.
Она не хотела никаких перемен. Не хотела ничего знать. Лучше считать, что по ту сторону этого багрового заката ничего не существует.
Вцепившись ему пальцами в плечо, она выжидательно посмотрела на него. Что-то странное, какие-то огоньки мелькали в его глазах. Он слегка встряхнул ее.
— Смотри, Скай, никуда не уходи от меня, — хрипло прошептал он.
Скай покачала головой, силясь понять, о чем это он. Не уходи? Да ведь ей только и надо, чтобы он вел ее по жизни. Видно, именно это он прочитал в глубине ее глаз. Потому что настроение его разом переменилось. Он рассмеялся, подхватил ее на руки и понес как была, одетую, к воде, нашептывая что-то прямо в самое ухо.
Если есть мужчина, кому открыты врата рая, так это Кайл.
Ступив в черную прохладную воду и не переставая смеяться, Кайл закружил ее. Скай тоже засмеялась. Так они и кружились при пламенеющих лучах уже почти утонувшего в океане солнца. Затем смех оборвался. Они пристально посмотрели друг на друга. Кайл на миг застыл, а потом, не спуская взгляда, наклонился, поцеловал ее и медленно закрыл глаза.
Они вышли на берег, добрались до весело полыхавшего костра, и только тут он мягко опустил ее на землю.
— Замерзла? — спросил Кайл, почувствовав, что она дрожит.
Она кивнула.
— Сейчас согрею. — И трясущимися пальцами принялся поспешно расстегивать на ней блузку.
Гибко изогнувшись с врожденной грацией, Скай выскользнула из промокших шорт. Кайл встал напротив. Она потянулась к нему, просунула пальцы под пояс. Услышав, как он застонал, почувствовав, как напряглись у него мышцы на животе, Скай вся так и полыхнула огнем — вот оно то самое: жизнь продолжается. Не спуская с Кайла глаз, она нащупала пуговицу, потянула за молнию и обхватила его за ягодицы. Шорты соскользнули на землю, и Кайл отшвырнул их в сторону.
Темнеющее небо внезапно прорезал золотой луч. Он словно ударил в самый центр костра, слился с его пламенем, и на них снизошло яркое, торжествующее, манящее сияние.
Это рай, Эдем, а Эдему приличествует лишь совершенство, и такими они и были — совершенными мужчиной и женщиной, купающимися в шелковом сиянии умирающего дня, стройные, сильные и красивые.
Ничего более прекрасного, чем это обнаженное мужское тело, освещенное закатными лучами, Скай не видела. Она даже глаза зажмурила. И этот мужчина принадлежит ей. Нет, он сам по себе. Но ночь нежна и прекрасна. И она принадлежит ей. Прошелестел ветерок, донесся плеск волны. Пробормотав что-то, Скай прижалась к нему.
Привстав на цыпочки, она принялась покрывать быстрыми поцелуями его губы, щеки, глаза. Подхватив Скай за ягодицы, Кайл потянул ее к себе. Но она отстранилась, продолжая покрывать его поцелуями, наслаждаясь солоноватым вкусом кожи, слегка покусывая плечи, мягко поглаживая губы. Она спустилась ниже, задержалась у сосков, впитывая в себя его прерывистое дыхание, твердость напрягшихся мускулов. И еще дальше, еще ниже, пока она не опустилась в конце концов на колени, а его пальцы тем временем, обжигая все тело, пропутешествовали вверх, от копчика к затылку, и потонули в гриве волос. Застонав, он слегка приподнял ей подбородок, так, чтобы и в момент высшего наслаждения она смотрела ему прямо в глаза.
Глаза ее прекрасны, мелькнуло у него в голове, и это была его последняя мысль. Рай. Его впустили в рай. Языки пламени лизали все его тело, порождая сладкую боль. Застывший воздух прорезал крик безумного наслаждения. Он приподнял ее и снова поднес к костру, на фоне которого особенно четко выделялись изгибы и округлости ее тела, столь щедро предложенного ему в дар. Обезумев от желания, он все-таки сдерживал себя. Быть может, прошла лишь секунда, но в эту секунду картина рая навеки отпечаталась в его сознании — утонченные черты лица, потрясающие глаза, отвердевшие соски, ярко освещенные пламенем костра, стройные ноги, чресла, так нетерпеливо ждущие его.
Багрянец с золотом вспыхнул у Скай перед глазами.
Никогда еще Кайл не был таким нежным, таким мягким и в то же время таким страстным, требовательным, даже диким. Сердце ее опаляло бушующее пламя костра; в голове плавало, плавилось золото. Музыка ветра и воды достигала ушей, складываясь в какую-то удивительную рапсодию. Кайл не отпускал ее ни на секунду. Ощущая себя в самом эпицентре феерической бури, Скай впитывала его прикосновения, его ласки, его тело, полностью слившееся с ней.
И даже когда прошел миг внезапного разрешения — разрешения, окрашенного в лиловое, и золотое, и пронзительно-алое, — он продолжал ласкать ее.
Продолжал целовать, испивать все тело, с головы до пят, прикасаясь к самым чувствительным местам, так что она с ума сходила, выкрикивала его имя и требовала, чтобы он снова взял ее. Закат сделался индигово-черным, небо слилось с водой. Сейчас они не думали о еде и не собирались возвращаться под крышу. Они остались под бархатным балдахином неба, у костра, горящего посреди рая.
Обоим пришло в голову, что вот такой закат обещает новый день в Эдеме.
Даже Кайл забыл об осторожности. Он собирался сказать ей, что нельзя жечь костер ночью, спать надо в полной темноте, но каким-то шестым чувством угадал, что в такую фантастическую ночь ничего не случится.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...