ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Джулиана Маклейн
Прелюдия любви



Джулиана Маклейн
Прелюдия любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Вот опять я переступаю порог нового дома и чьей-то жизни», – подумала Джоселин Маккензи, выходя вслед за клиентом из лифта, отделанного красным деревом, и направляясь через мраморный холл к двойным дверям шикарного чикагского пентхауса. Взглянув на хрустальную люстру под потолком и современную скульптуру у стены, она испытала знакомое чувство восхищения.
Нельзя сказать, что Джоселин была редким гостем в дорогих квартирах и роскошных особняках. Напротив, именно здесь и протекали ее будни, ведь только их владельцы могли позволить себе нанять столь высококлассного телохранителя, каким она была.
Впрочем, наблюдая со стороны за жизнью богатых, Джоселин ни за что не хотела бы оказаться на их месте. Больше денег – больше забот, а порой и опасностей – это она знала не понаслышке.
Доктор Ривз постучал в дверь. Джоселин стояла за ним, со сложенными за спиной руками. Ее интересовало поведение потенциального клиента: сразу ли он откроет дверь или сначала посмотрит в «глазок».
Внутри повернули ручку, и дверь широко распахнулась. «Надо сделать ему выговор», – решила Джоселин, но тут же забыла об этом, да и обо всем остальном, встретившись взглядом со златокудрым красавцем, стоящим на пороге своей квартиры. На нем был элегантный фрак, ворот белой рубашки расстегнут, на груди висел развязанный галстук-бабочка. Стройный и сильный, высокий и уверенный, мужественный и одновременно утонченно-элегантный – он был просто великолепен!
Она смотрела на него, затаив дыхание, и чувствовала какой-то необычный жар в крови. «Боже мой, Джоселин, что с тобой? Ты смотришь на него так, словно у вас свидание!» Она поскорее отвела от него взгляд, чтобы вновь обрести спокойствие и сосредоточиться на деле.
Похоже, этот богатенький красавец доктор знаком с сердечными делами не только с медицинской точки зрения. Обманутые мужья, брошенные любовники – вот среди кого следует начать предполагаемые поиски, если внешность в данном случае не обманчива.
Остановившись на докторе Ривзе, взгляд зеленых глаз прекрасного незнакомца потеплел, затем лениво скользнул по лицу Джоселин.
– Марк, что ты здесь делаешь? – спросил он, изучающе осматривая девушку. Его голос был спокойным, но в нем присутствовали чувственные нотки, которые с головой выдавали его донжуанскую натуру. Десятки женщин, наверное, многое отдали бы за взгляд, каким он сейчас смотрел на нее.
Она вновь мысленно себя одернула: «Он твой клиент, Джоселин, просто очередной клиент. И хватит позволять всяким глупостям вертеться в твоей голове».
Он сделал шаг назад, приглашая их войти. Вытирая ноги о восточный коврик, Джоселин осматривала апартаменты: мраморные полы, греческие колонны, высокие потолки. Из гостиной, освещенной неярким мягким светом, доносилась спокойная классическая музыка. На журнальном столике стоял бокал красного вина, около которого лежала открытая книга в кожаном переплете.
Джоселин посмотрела на врача и протянула ему руку:
– Доктор Найт, я Джоселин Маккензи.
Он смотрел на нее некоторое время молча, потом пожал протянутую руку.
– Очень приятно, – сказал он и, обернувшись к доктору Ривзу, спросил:
– А в чем, собственно, дело?
Доктор Ривз, который и пригласил Джоселин в качестве телохранителя к своему другу, несколько замялся. Два врача уставились друг на друга.
– О нет! – выдохнула Джоселин, обо всем догадавшись. – Ведь он не ждал нас, правда?
– А я должен был?
Джоселин начинала сердиться. Во-первых, она не терпела, когда ее вводили в заблуждение. Во-вторых, она привыкла работать только с теми людьми, кому действительно была необходима ее помощь.
Ей казалось, что доктор Найт ждет объяснений именно от нее. Все, что она знала об этой истории: несколько дней назад кто-то влез в квартиру доктора, а на следующий день ее владелец получил письмо с угрозой.
Похоже, эта работа может не состояться. А ведь Джоселин уже осмотрела гараж, где доктор Найт держит машину, побывала в его больнице, даже изучила маршрут, по которому он каждый день ездит на службу.
– Я тебе сейчас все объясню, – начал наконец доктор Ривз.
– Слушайте, что здесь происходит? – воскликнул хозяин дома, начиная раздражаться.
– Успокойтесь, вы оба. Я просто хотел, Донован, чтобы ты познакомился с мисс Маккензи, прежде чем скажешь «нет».
– Скажу «нет» на что? – с подозрением спросил доктор, оглядев девушку с головы до ног. Кто вы?
– Ваш друг нанял меня в качестве вашего телохранителя, – ответила она. – Только я была уверена, что вы в курсе…
– Телохранитель?! Марк, ты не имел права…
– Я имел все права. Я твой партнер, Донован, и не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось: тогда мне придется лечить твоих пациентов. Кроме того, ведь мы с тобой друзья, я беспокоюсь о тебе.
Мужчины молча уставились друг на друга.
– Пожалуй, мне лучше уйти, – сказала Джоселин. – Вы все обсудите между собой и, если я все же понадоблюсь, позвоните, хотя не могу гарантировать, что буду свободна.
Она повернулась, чтобы уйти, жалея, что неделю назад отказалась от работы с конгрессменом Дженкином.
Доктор Ривз схватил ее за руку.
– Мисс Маккензи, подождите, пожалуйста.
Она посмотрела на его руку, крепко сжавшую ее локоть, и предостерегающе взглянула на него.
Доктор освободил ее.
– Доктор Найт нуждается в ваших услугах, а его пациенты нуждаются в нем. Чикаго не может потерять лучшего кардиохирурга, а я не хочу потерять друга.
Она покачала головой.
– Выбор должен сделать он, а не вы. Я работаю только с теми клиентами, которые осознают всю серьезность своего положения и уверены, что моя помощь им необходима.
Она прошла в холл и нажала на кнопку лифта.
– Умоляю, останьтесь, – с чувством проговорил доктор Ривз.
– Почему это вы умоляете меня, а не он? спросила Джоселин, указывая на открытую дверь, где в фойе все еще стоял Донован Найт и наблюдал за ними.
– Я смогу убедить его. – Доктор Ривз быстро подошел к своему другу. – Донован, она нужна тебе. Ты не можешь рисковать жизнью. Ты нужен своим пациентам. Полиция не уделит твоему делу достаточно внимания, а мне надоело не спать ночами, волнуясь за тебя.
– Я сменю замки.
– Этого недостаточно. Если злоумышленник настроен решительно, он добьется своего. Кроме того, – Марк понизил голос, – подумай о Центре помощи, ведь он так много значит для тебя. Ты должен закончить этот проект, а это можно осуществить только с ясным умом, думая о деле, а не о том, кто прячется за ближайшим углом.
Воцарилась тишина. Джоселин показалось, что доктор Ривз задел своего друга за живое, упомянув о каком-то Центре помощи. Она снова нажала на кнопку лифта.
Доктор Ривз метнулся к ней.
– Прошу вас, не уезжайте.
– Вы должны были обсудить все это до того, как нанимать меня, а не приглашать меня сюда неизвестно зачем и тратить мое время. У меня целый список людей, которые действительно нуждаются в моей помощи.
– И что, список длинный? – спросил Донован, встав в проеме открытой двери.
Джоселин и доктор Ривз уставились на него.
Нет, ей не стоит слишком долго смотреть на этого мужчину: его сексуальность пробуждает в ней переживания институтской поры – с игрой гормонов, жаром в крови и всеми прочими прелестями сексуальной жизни.
– Достаточно длинный, – буркнула она.
– Вы настолько хороши?
– Она лучшая, Донован. Джоселин работала в Разведывательном управлении и имеет лист рекомендаций в милю длиной – очень впечатляющих рекомендаций.
Доктор Найт вышел из проема двери и направился к ним. Чем ближе он подходил, тем неуютнее чувствовала себя Джоселин и тем сильнее ей хотелось убежать куда-нибудь. Что с ней творится? Красота Донована Найта и его манера держать себя пробуждают в ней инстинкты, которые ей трудно контролировать.
– А почему вы ушли из Разведывательного управления? Вас уволили?
Вопрос несколько задел ее.
– Нет, меня никто не увольнял. Просто, работая самостоятельно, я зарабатываю гораздо больше.
– Понятно. – Он кивнул. – Полагаю, вы умеете пользоваться этой штукой? – Он указал на ее пиджак, под которым она носила пистолет.
– С помощью этой штуки, даже не нажимая на спусковой крючок, я могу сделать так, что вы окажетесь лежащим на полу, доктор Найт.
Донован задумчиво посмотрел на нее. Некоторое время все стояли молча в тускло освещенном холле. Подошел лифт, и дверь открылась. Джоселин не шелохнулась. Доктор Найт по-прежнему смотрел на нее, ожидая ее решения. Дверь закрылась, и кнопка погасла. Доктор Ривз облегченно вздохнул.
– Я должен знать, как вы работаете. Тогда и решу: буду в этом участвовать или нет, – заявил Донован.
– Боюсь, все с точностью до наоборот, доктор Найт, – возразила Джоселин. – Это я буду задавать вопросы, а потом решу, возьмусь за это дело или нет.
Донован улыбнулся и посмотрел на своего Друга.
– Ты проверял ее рекомендации?
– Конечно.
– Хорошо, потому что она мне нравится.
Доктор Ривз снова вздохнул с облегчением.
– Я так и думал, что она тебе понравится.
Джоселин выпрямилась, сидя в белом плюшевом кресле.
– Значит, вы думаете, что у злоумышленника был ключ? – спросила она.
– Да. Он уже находился в квартире, когда я вернулся из оперы, а дверь была, как всегда, заперта.
Наверное, он действовал с таким расчетом, чтобы я не сразу понял, что происходит, если застану его врасплох.
Доктор положил ногу на ногу и отпил из бокала с вином. Джоселин не без усилия отвела взгляд от четко очерченного под натянувшейся тканью брюк мускулистого бедра.
– Возможно, доктор Найт. – Она сделала запись в своем блокноте.
– И зовите меня Донован.
Она кивнула, не поднимая глаз.
– И тогда вы получили эту отметину на руке?
Он взглянул на небольшую ранку на руке.
– Вы очень наблюдательны, мисс Маккензи.
Да, пришлось махнуть руками пару раз, прежде чем он прекратил свои поиски и ретировался.
– И что, вы думаете, он искал?
Донован пожал плечами.
– Полиция решила, что налицо простое ограбление. Они сказали, что ключи могли просто вытащить и сделать копию, это минутное дело. Я иногда оставляю их в кармане пиджака в моем кабинете в больнице, когда иду обедать. Кроме того, бывает, что я забываю их где-нибудь.
– Ведь это со всяким может случиться, – услужливо заметил доктор Ривз.
– Только не со мной! – отрезала Джоселин. – И первое, что я сделаю, если возьмусь за это дело, заставлю вас избавиться от таких привычек, как эта.
– Значит, вы никогда не теряете ключи?
– Нет, с тех пор как закончила институт.
– И никогда не забываете бумажник или кредитную карточку в магазине?
– Никогда.
Он поставил бокал и взглянул на нее.
– Вы, должно быть, педант.
– Просто я серьезно отношусь к своей безопасности.
– Значит, это профессиональная привычка. Он посмотрел на нее долгим изучающим взглядом, который ясно говорил, что он хотел бы больше узнать не только о ее профессиональных, но и о других привычках.
Он может хотеть, но что ей до того? Джоселин не собирается раскрывать всю себя вот так, сразу, первому встречному. Кроме того, одно из основных правил для нее – на работе поменьше говорить о личном, чтобы избежать фамильярных отношений с клиентом. Вот это действительно ее профессиональная привычка.
– Доктор Ривз сказал мне, что письмо с угрозой пришло на следующий день, это так?
– Да. Оно сейчас в полиции. В нем написано:
«Вы заслуживаете смерти».
– У вас есть враги, доктор Найт?
– Донован. Нет, не думаю.
– Может быть, пациенты, недовольные лечением, или их родственники?
– Нет.
– А почему вы так уверены, что тот, кто проник в вашу квартиру, и тот, кто написал письмо, – одно и то же лицо, ведь на человеке, которого вы видели, была лыжная маска?
– А вы считаете, что это разные люди?
– Я должна проверить все варианты. И для этого мне нужна полная картина происшедшего во всех подробностях, поэтому вам придется ответить еще на очень многие вопросы, доктор Найт.
– Донован, – повторил он более настойчиво.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...