ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 


Диалектическая идея перехода от абстрактных определений к более конкретным, обладающим растущим множеством опосредствований, нашла свой отчетливый физический эквивалент в современной неклассической физике, где «мировая линия» определяется по бесконечно усложняющемуся, растущему множеству непривилегированных систем отсчета (теория относительности) и по бесконечному множеству локальных ситуаций (квантовая механика). Это – неклассический тип систем, в которых локальные элементы системы не только зависят от нее, но и воздействуют на нее в целом.
Представления о взаимодействии системы и ее локального элемента не было в классической макроскопической физике с ее статистическими законами. Его не было в классической эволюционной биологии, где статистически реализуемое, необратимое развитие вида опиралось на усреднение индивидуальных судеб. Его не было и в классической политической экономии – теории статистически складывающегося динамического равновесия производства и потребления. К. Маркс увидел в самом простом, локальном элементе экономики – в обладающем стоимостью товаре средоточие всей бесконечной сложности общественного разделения труда. Стоимость – это воплощенная в данном товаре часть общественно необходимого, абстрактного труда, т. е. локальное выражение распределения труда, его структуры, причем каждый элемент структуры связан с другими элементами через неопределенно большое множество стоимостных соотношений.
При этом важно подчеркнуть связь двух процессов: теоретического, философского обобщения экономических категорий и реального преобразования экономических отношений. Теоретический анализ исходит из некоторых общих отношений между системой и ее элементами, причем он вовсе не ограничивается констатацией иррациональных форм распределения труда, стоимостных отношений, а объясняет, почему подобные отношения принимают иррациональную фетишизированную форму, и показывает историческую ограниченность этой формы. Такой анализ служит в конечном счете теоретической основой преобразования, действия.
Так же как «анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны» (К. Маркс), а структура гармонического общества – ключ к анатомии общества, где динамическое равновесие производства реализуется стихийно, структура классической науки раскрывается при сопоставлении со структурой современной науки – в этом основа историко-научной ретроспекции.
Неклассическая наука характеризуется явным и непосредственным переходом от данного эксперимента к весьма общей системе выводов и принципов. Соответственно проведение отдельных экспериментов приводит к более широким выводам, к ряду больших и разнообразных преобразований в технологии и к серьезным сдвигам в структуре производства. Это восхождение от локального к общему требует рациональной связи между экспериментами и общими результатами, между производством и наукой. Иррациональное, стихийное восстановление динамического равновесия в экономике, влияющее на характер связи между локальными элементами прогресса и общими сдвигами в технологии, в производстве, не соответствует сути научно-технического прогресса, связанного, в частности, и с неклассической наукой.
Из многочисленных замечаний К. Маркса о замене чисто стоимостных критериев производства более рациональными критериями обратим внимание читателя на те его положения, в которых выражена мысль о превращении всеобщего знания в непосредственную производительную силу См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. II, с. 215.

.
Экономическая ценность научного познания измеряется в конечном счете уровнем производительности труда как функции научно-технического прогресса. Скорость технического прогресса и скорость роста производительности труда возрастают в результате прикладных, технологических и конструктивных исследований, а также под влиянием теоретических фундаментальных научных исследований, меняющих целевые каноны технологических и конструктивных поисков – физические и химические циклы Подробнее см. в кн.: Кузнецов В. Г. Ценность познания. М., 1975, с. 121–125, 128–130.

.
В определенной мере можно количественно определить экономический эффект наиболее фундаментальных исследований. Это позволяет несколько конкретнее представить себе эффект научного познания в целом и его перспективы.
Вместе с тем эффект меганауки проявляется в изменении общих представлений о пространстве, времени, веществе, движении. А такой переход требует философского обобщения, подводит к собственно философским проблемам.
Речь идет, в частности, о проблеме необратимости времени. Эта необратимость выступает как обобщение всех процессов структурализации мира – космических, ультрамикроскопических, биологических, психологических, историко-культурных и т. д.
В области науки необратимыми являются изменения, которые вызываются не теми или иными естественнонаучными открытиями, а всем интегральным прогрессом науки, основывающимся в конечном счете на прогрессе общества в целом, на развитии производительных сил. Развитие философии связано с обобщением как естественнонаучных идей, так и выводов социальных наук, причем не в качестве суммирования параллельных направлений анализа, а путем отражения того, что происходит и будет происходить и в природе, и в обществе.
Развитие общества – это необратимый процесс, связанный с переходом от стихийного общественного разделения труда, включающего его отчуждение, к гармоничному общественному устройству. Такой переход требует и реализации философских идей, служащих теоретической основой преобразования общества. Из социального прогноза следует собственно философский: будущее принадлежит диалектике как отображению необратимой эволюции мира, как орудию социального прогресса.

Моральные и эстетические критерии

В неклассической науке XX века, особенно во второй его половине, резко возросло значение моральных и эстетических критериев. Это объясняется прежде всего уже неоднократно упоминавшейся социальной действенностью науки. Освобождение атомной энергии в середине столетия явилось в этом отношении определенным историческим рубежом. Ф. Жолио-Кюри, после того как была открыта цепная реакция деления урана, беседовал со своими сотрудниками о моральном праве продолжать исследования, которые приведут не только к повышению индустриального и культурного потенциала, но и к созданию атомной бомбы. Аналогичные соображения высказывались и раньше, в XIX веке, в связи с открытием новых разрушительных взрывчатых веществ и по другим поводам. Но здесь – существенная разница. Тогда речь шла о прикладных открытиях, теперь – о фундаментальных. Развитие атомной физики – один из главных фарватеров не только физики, но и познания в целом. Здесь нельзя, как в случае прикладных исследований, заменить одно направление исследований другим. В неклассической науке фундаментальные исследования тесно связаны с общей концепцией пространства, времени, вещества и движения, с преобразованием стиля научного мышления, с углублением разума в самого себя, т. е. с необратимостью познания. Поэтому прекращение исследований, которыми занимались тогда Ф. Жолио-Кюри и его сотрудники, означало бы остановку научного прогресса, торможение развития культуры.
Анализ тех соображений и интуитивных прогнозов, которые заставили Ф. Жолио-Кюри и других продолжить ядерные исследования, позволяет увидеть характерные особенности моральных критериев в неклассической науке. По мнению А. Пуанкаре, мораль отличается от пауки тем, что она всегда – в повелительном наклонении, а наука – в изъявительном. Наука не исчерпывается только ее гносеологическим содержанием, она имеет и деятельностную сторону. Моральным эффектом и обладает наука как деятельность.
Неклассическая наука в большей мере, чем предшествующая, характеризуется слиянием содержания науки и такой ее стороны, как деятельность. Эксперимент и применение, т. е. деятельность, неотделимы здесь от констатаций, от содержания науки, а последнее от воздействия на мораль.
В литературе встречается утверждение о существовании двух тенденций современной науки: абсолютизирующей тенденции, связанной с поисками инвариантов мироздания, которая гуманизирует науку, и формализующей и релятивирующей тенденции, которая дегуманизирует ее Weiskopf W. Science and Ethics Induction physics and ethics. – In: Proceeding of 1968 Salzburg collocvium in the philosophy of science. Dordrecht, Holland, 1970, p. 350–355.

. Действительно, для неклассической науки, начиная с теории относительности, характерна явная связь релятивирующей тенденции и утверждения об инвариантности пространственно-временных интервалов, их независимости от выбора систем отсчета.
Однако именно это единство релятивирования и абсолютизации картины мира, релятивирования пространственных и временных масштабов и признания инвариантности скорости света, а также преобразований, связанных с переходом от одного макроскопического прибора к другому, становится проявлением гуманизации науки. Ведь гуманизация знания – это не субъективизация его и не превращение его в пассивное отображение мира. Она связана с выявлением активной действенной роли человека в познании объективного мира. Теория относительности утверждает объективную гармонию бытия, познаваемую через величины, варьирующиеся при переходе от одной системы к другой, и через иные величины, которые служат инвариантами преобразования.
Что касается эстетических критериев, то они известны и классической науке, особенно критерий изящества, столь существенный для математики. Изящество – это в известной мере свидетельство гносеологической мощи той или иной концепции или метода, возможности при минимальном числе исходных допущений получить максимальное множество выводов, что означает максимально прямой путь доказательства, наименьшее число промежуточных логических или математических операций. А. Пуанкаре сравнивал изящную теорему с античной архитектурной конструкцией, где небольшое число колонн поддерживает тяжелый ордер и делает это с легкостью, отражающей совершенство архитектурного замысла.
Основой эстетического впечатления может служить не только максимальный эффект данной теории или метода, но и широта и емкость исходной теории и выводов. Впечатление красоты создается приближением к идеалу, к картине, выведенной из одной принципиальной концепции. Таково, например, выведение всей структуры космоса из отождествления гравитации и неевклидовой геометрии мира.
В автобиографии Альберт Эйнштейн, говоря о «естественных» постоянных, т. е. о безразмерных соотношениях между массами, зарядами, расстояниями, длительностями различных процессов, отмечал: «Относительно этих последних мне бы хотелось высказать одно предложение, которое нельзя обосновать пока ни на чем другом, кроме веры в простоту и понятность природы. Предложение это – следующее: таких произвольных постоянных не существует. Иначе говоря, природа устроена так, что ее законы в большой мере определяются уже чисто логическими требованиями настолько, что в выражения этих законов входят только постоянные, допускающие теоретическое определение (т. е. такие постоянные, что их численных значений нельзя менять, не разрушая теории)» Эйнштейн А. Собрание научных трудов, т. 4, С. 281.

.
Идеал абсолютного внутреннего совершенства картины мира не может быть полностью реализован. Мир неисчерпаем, и речь идет о программе, уходящей в бесконечность. Бесконечное приближение к идеалу воплощается уже сейчас в идеальном образе Вселенной без теоретически не объясненных, чисто эмпирических констант, и эстетическая ценность такого понятия – иллюстрация традиционного и всегда нового определения красоты как воплощения бесконечности. Во второй половине нашего столетия поиски единой теории элементарных частиц, попытки логического выведения таких констант, как масса и заряд частиц, независимо от успехов и неудач, становятся одним из важных отправных пунктов философского обобщения достижений науки.
Мысль о необратимом сближении истины и красоты, о плодотворном влиянии поисков истины на поиски красоты – один из элементов философского прогноза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...