ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Полковник упрекать его не стал, похоже, он сам уже жалел об отданном сгоряча приказе, да и поезд набрал слишком большую скорость. Он только плюнул в сердцах и пошел вниз по лестнице.
Суслик, видевший падение второго милиционера, зло рассмеялся, но первый, пригнувшись, пробирался по крышам вагонов. Прыгать как в кино - с крыши на крышу - он не решился и добросовестно спускался вниз, потом, перебравшись по мотающейся из стороны в сторону сцепке, снова залезал на крышу вагона. Поняв, что рано или поздно мент доберется до него, Суслик начал шарить по карманам. Патроны у него были, но россыпью. Оказалось, что зарядить обойму в мотающемся из стороны в сторону вагоне разбитыми в кровь пальцами не очень-то и просто. Последний патрон выскользнул из рук и исчез среди щебенки. Суслик выругался и начал разгребать ее руками. Казалось, что золотистый цилиндрик патрона издевается над ним. То покажется, то исчезнет снова, юркнув в очередную щель. Он выкопал довольно приличную яму и кое-как, матерясь как сапожник, все-таки изловил проклятый патрон.
Вставив обойму и передернув затвор, Суслик приподнялся и выглянул назад. Мент был совсем рядом, через вагон, и пацан принялся лихорадочно углублять выкопанную в поисках патрона яму.
Когда милиционер подобрался к краю соседнего крытого вагона, он лег на крышу и осторожно выглянул вперед, держа наготове оружие. К его удивлению, в полувагоне никого не было.
"Наверное, уполз к другой стороне вагона, прячется за кучей", - решил милиционер. В середине вагона щебенка действительно выпирала бугром. Он приподнялся во весь рост и начал вглядываться вперед. И тут совсем близко, над краем борта, показалась небольшая сивая головка. Пистолеты они вскинули одновременно, как на дуэли, но вагоны нещадно мотало из стороны в сторону, и пуля милиционера расплющилась о борт вагона. Выстрел Суслика оказался более удачным. Пуля попала в бедро милиционеру, того отбросило назад. Падая, он случайно, в поисках опоры, коснулся пистолетом провода, мелькнула вспышка, и, вскрикнув жутким голосом, неудачный дуэлянт покатился по овальной крыше вагона навстречу немилосердно жесткой земле.
Суслик перевел дух и, откинув голову назад, замер в своей ямке. Но долго отдыхать ему не пришлось. Какие-то странные звуки привлекли его внимание. Сквозь грохот и лязг несущегося состава послышалось что-то похожее на стрекотание кузнечиков, а затем грохот, будто кто-то барабанил по борту вагона. Выглянув влево, он увидел милицейскую машину, мчашуюся прямо по полю параллельно составу. Сидевшие в ней милиционеры видели, что произошло с их товарищем, и им было уже наплевать на все распоряжения начальства. Огонь они вели из автомата, и те пули, что не попадали в борта, выбивали из щебенки мелкую гранитную крошку, осыпавшуюся на голову пригнувшегося беглеца. Другой бы стал зарываться дальше, прятаться, но Сусликом овладел кураж, вера в собственную неуязвимость и злость. Дождавшись, когда свинцовый дождь перестанет выбивать барабанную дробь на ни в чем неповинном вагоне, он подполз поближе к краю, положил пистолет на самый борт и, стараясь уловить какой-то ритм в толчках вагона, несколько раз выстрелил в сторону машины. Расстояние было большое, метров тридцать, но Суслику действительно сегодня очень везло. Одна из пуль пробила лобовое стекло, по счастью не задев никого из пассажиров.
- Дьяволенок какой-то! - выругался один из милиционеров, вставляя в автомат новый рожок. Но стрелять ему уже не пришлось. Сначала между поездом и машиной вклинилась лесополоса, а когда "жигуленок" все-таки догнал нужный ему вагон, поезд прогрохотал по мосту через небольшую речку, машина же замерла на берегу...
Через пять минут после этого состав должны были остановить. Малофеев уговорил диспетчера, и к этой оговоренной с железнодорожниками точке мчались сразу пять милицейских машин. Но еще раньше эшелону повстречалась бригада ремонтников, собирающихся менять треснувшую рельсу. Повинуясь флажку бригадира, машинист сбросил скорость, и состав буквально прополз аварийный участок со скоростью пешехода. Когда же поезд остановился и вагон окружила милиция, внутри его оказалась только щебенка да несколько стреляных гильз.
Выпрыгивая из вагона, Суслик здорово ободрал ладони и коленки. В его джинсах теперь зияли две огромных дыры, сквозь которые виднелись два мосолистых ободранных колена. Чуть придя в себя после падения, Суслик осмотрел все раны, нашел еще по дыре на локтях куртки и только после этого попробовал идти. Давалось это ему с трудом. Чуть прибавили ему резвости донесшиеся издалека звуки милицейских сирен. Но пробежав прихрамывающей рысью метров сто, Суслик выдохся окончательно и рухнул на землю, прислонившись спиной к березе. Чуть отдышавшись, он вытащил пистолет и с огорчением убедился, что обойма снова пуста. В карманах он нашел только один патрон. Это его обескуражило. Он уже начал жалеть, что вступил в бессмысленную перестрелку с патрулем в "жигулях". Но делать было нечего. Вдавив свой единственный патрон в обойму, он поставил "ТТ" на предохранитель и сунул его за пазуху. С кряхтением, как маленький старичок, Суслик встал и снова заковылял вдоль лесополосы.
Теперь он еле шел. Ноги болели нещадно, столько бегать и прыгать ему еще не приходилось. В горячке боя он не обращал на это внимание, но теперь икры ног просто сводило судорогой. Силы почти оставили его, когда Суслик услышал отдаленные голоса. Он подошел к крайним кустам лесополосы и увидел сразу за ними покосившиеся заборы дачных участков. Самый обычный пейзаж: убогие домишки, что-то вроде конуры для человека, чахлые кусты с облетевшей листвой, тянущиеся кверху, словно в последней мольбе, голые ветви яблонь. Но не это интересовало его. Рядом с одной из дач стояла машина, самая обычная "копейка", от старости какого-то бурого цвета. Суслик подкрался поближе, заглянул за один забор, затем за другой. Похоже было, что хозяева машины находились в этом районе одни. Уже в открытую подойдя к машине, Суслик без особой надежды дернул дверь, но на удивление она открылась. Он зачем-то взглянул на приборную доску - ключей не было, но даже если бы они там и были, это не меняло положения. Водить машину Суслик не умел.
Немного подумав, он с размаху хлопнул дверью. В тиши дачного уединенья этот звук произвел эффект разорвавшейся бомбы. Из-за домика выскочил невысокий, круглый как колобок старичок в очках и шляпе. Потрясая испачканной грязью лопатой, он закричал во всю глотку:
- Ну-ка, отойди от машины, стервец!
Суслик, опершись спиной об машину, с презрительной миной смотрел на приближающегося кричащего старика. Круглое лицо хозяина машины побагровело, двойной подбородок смешно трясся в такт его бегу. При всем этом старика явно мучала одышка. Дед был уже совсем близко, когда на крыльцо домика вышла пожилая толстая женщина в белом теплом платке.
Подпустив деда метра на четыре, Суслик вытащил пистолет, демонстративно передернул затвор. Старик встал как вкопанный. Взгляд его был прикован к оружию. То, что пистолет настоящий, он понял сразу. Во время его службы в армии "ТТ" как раз был на вооружении.
- Тихо, дед, - сказал Суслик. - Брось свою тяпку.
Старик разжал ладони, и его орудие труда и обороны вывалилось из рук.
- Это твоя жена? - спросил Суслик, кивая на женщину, по-прежнему стоящую за его спиной на крыльце.
- Да, - сознался толстяк. На лбу его, несмотря на прохладную погоду, выступили капли пота.
- Кто еще тут рядом есть?
- Нет, мы двое.
- Позови ее сюда, - потребовал Суслик.
Дед, похоже, никак не мог привыкнуть к несовместимости детского облика грабителя и оружия в его руках. Лишь окровавленные ладони незванного гостя убеждали его в том, что этому пацану стоит подчиниться.
- Ну, быстрей! - прикрикнул Суслик.
Старик обернулся назад и махнул рукой жене. Так как она никак не отреагировала на жест мужа, он раздраженно крикнул ей:
- Маша, иди сюда быстрей!
Маша поспешала медленно, переваливаясь с боку на бок как утка.
- Что такое, Вань? - спросила она, подойдя поближе. Старик своим телом загораживал пистолет грабителя.
- Садитесь в машину, отвезете меня в Волжск, - велел Суслик.
Старик сразу обернулся к жене и приказал ей:
- Садись быстро.
- Чего это? - удивилась та, но увидев, наконец, оружие в руках парнишки, замолкла, только побелела лицом и покорно пошла на свое место рядом с водителем.
Суслик устроился сзади и, сунув дуло пистолета в ухо старика, сказал:
- Дед, только не дури. Я сегодня уже столько ментов ухлопал, что тебя мне просто как два пальца об осину.
Толстяк послушно завел машину, и через пару минут "жигули" выехали на шоссе, ведущее в город.
- Сами из Волжска? - спросил Суслик.
Толстяк отрицательно мотнул головой. По тяжелому дыханию можно было подумать, что он бежит, а не едет в машине.
"Из областного центра", - понял Суслик. Теперь его занимала проблема, что делать с этим старичьем. Он не задумываясь пристрелил бы обоих, Суслик уже перешел ту грань, удерживающую человека от каких-то моральных норм, но в стволе у него был только один патрон. Пачкаться же какими-то другими способами убийства ему не хотелось.
Его размышления прервала попавшаяся навстречу милицейская машина. Завидя ее, Суслик спрятался за сиденье и вынырнул из-за него, когда та проехала.
Размышлял он и о том, куда направить машину. Соваться к самой "конторе" не стоило, вдруг заложат. Но и идти далеко не было большой охоты.
- Сворачивай сюда, - велел Суслик, показывая стволом на район волжских дач.
Толстяк послушал его. Машина долго ехала по узким улочкам, и наконец он решился.
- Тормози, приехали.
Дед остановил "жигули", и по напряженному загривку Суслик понял, что тот не надеется ни на что хорошее.
"Перетрухал колобок", - усмехнулся про себя пацан и добродушно сказал:
- Ну ладно, спасибо, что подвезли. К ментам обращаться не советую, из-под земли найду. Чао.
И, отворив дверь, Суслик вышел наружу. У первой же попавшейся дачи он отворил калитку и вошел внутрь. Сзади загудел двигатель, развернувшись, старик рванул машину с давно не виданной скоростью.
"Во дает дед, пусть радуется, что на него у меня патрона не хватило".
Дождавшись, когда автомобиль скроется, Суслик снова вышел на улицу и, прихрамывая, двинулся через дачи к "конторе". Его волновал только один вопрос: не сдаст ли его старик? Но тот гнал машину домой, минуя дачу. Уже на асфальте его прорвало, и дед начал нещадно пилить супругу:
- Нет, сколько я тебе говорил, продай дачу, продай! А ты все: "Давай еще годик подержим, хоть внукам яблочек!" Ноги моей там больше не будет. Детям она не нужна и мне тоже!
Старуха же только охала да крестилась. Они даже не догадывались, насколько смерть была близка и как им, в сущности, повезло.
До "конторы" Суслик хромал почти час, но его появление в ней вызвало настоящий фурор.
- Везучий ты, черт! - подвел итог Зубатик, хлопнув Суслика по плечу. Тот даже не огрызнулся, а допив чай с сушками, обрушился на диван. Только спросил:
- Вечером пойдем?
- Да, - подтвердил Глеб. - А ты что, тоже хочешь?
- Конечно, - кивнул головой малыш. - Только подремлю немного.
И, повернувшись на бок, мгновенно уснул.
14.
Про вечер Суслик вспомнил не зря. На это время Москвин давно уже запланировал серию покушений на городских криминальных авторитетов. Поспав три часа, Суслик поднялся в полной готовности продолжить так понравившуюся ему охоту на людей. Глебу пришлось только заклеить его раны медицинским клеем, и с наступлением темноты Москвин вывез его, Летягу и Зубатика в город. Предварительно он позвонил по нескольким адресам и выяснил, что троих из десяти интересующих его человек дома нет. Именно по этим адресам он и развез парней.
Новенький пятиэтажный дом улучшенной планировки - последний построенный в городе - был заселен элитной публикой: местные предприниматели мирно соседствовали с рэкетирами, а работники городского муниципалитета - с главой налоговой полиции и начальником милиции. Все три подъезда впервые в городе снабдили кодовыми замками, но это не составило для Суслика серьезной преграды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...