ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Давайте, быстро!
Побоище заняло меньше времени, чем его описание. Находившиеся за перегородкой просто е успели понять, что происходит, а те, кто на свою беду оказался внутри, уже ничем никому не мешали.
- Пошли!
Теперь от экипажа самолета их отделяла только тяжелая, покрытая металлическими аклепками дверь. Алексей навалился на ручку и потянул её на себя: слава Богу!
Удача сопутствует тем, кому терять уже нечего.
Алексей сделал шаг вперед. Вслед за ним, с пистолетом в одной руке и чемоданом в другой, перешел порог пилотской кабины Тайсон. Последним, рыча и размахивая автоматом, ввалился Махмуд.
Бронированная дверь тут же встала на место.
Пока блокировали замок, Алексей успел оценить обстановку. Стекла и света в кабине оказалось значительно меньше, чем он ожидал - вместо них вокруг, со всех сторон, громоздились какие-то приборы.
Немного оставшегося пространства заполняли четверо человек в военной форме. Летчики разом, как по команде, повернулись на шум, и на лицах у них не было ничего, кроме удивления.
Тайсон поднял пистолет и выстрелил в голову парню с наушниками:
- Радист нам не нужен.
Зрелище получилось не для слабонервных: кровь, осколки, оглушительный грохот.
Не оборачиваясь, Тайсон отдал приказ:
- Переведи... Снижаемся. Садимся на ближайшую полосу. Кто старший?
Алексей, как мог, перевел его слова на французский. Выслушал ответ.
- Он говорит, что это невозможно. Тут кругом лес. Ни одного нормального аэродрома.
Командир экипажа был бледен от страха, но сохранял достоинство.
- Значит, пусть будет ненормальный.
Кто-то снаружи подергал дверь кабины и пару раз ударил в неё чем-то тяжелым.
- Скажи, что у нас мало времени. Ребята беспокоятся.
За металлической переборкой кабины действительно слышалась какая-то возня. Несколько олосов по очереди и вместе отдавали распоряжения, обращались к Тайсону с предложениями сдаваться, гарантировали всякую ерунду и предупреждали, что скоро откроют огонь.
В ответ Махмуд выругался на гортанном, понятном только ему одному, языке.
- Не отвлекайся.
Разумеется, не следовало обращать внимания на пустые угрозы - стрелять в самолете, етящем на высоте нескольких тысяч метров могли только сумасшедшие. Или те, кому действительно нечего терять.
Судя по всему, это понял и командир. Он переглянулся со своим соседом, то ли турманом, то ли вторым пилотом. Кивнул. Тот вытер со лба засыхающие капли чужой крови - и кивнул в ответ.
Началось снижение. Кажется, летчики приняли уготованную им роль.
Однако, в тот момент, когда военно-транспортный борт проходил через кучевую блачность, и его затрясло, как телегу на сельской дороге, Алексей уловил краем глаза движение ещё одного члена экипажа, оставленного без присмотра. Он бы успел отреагировать, но Махмуд уже ударил сидящего человека автоматом в висок:
- Дурак, да! Куда лэзешь?
Алексей наклонился над телом, расстегнул кобуру и забрал у покойника пистолет:
- Мерси!
- Скажи им, что не надо глупостей. И проверьте на всякий случай...
Тайсону не пришлось повторять - легионеры уже обыскивали кабину, живых летчиков и ертвецов.
- Соберите там, что пригодится.
Пока Махмуд укладывал добычу в какой-то мешок, Алексей посмотрел вперед. Прямо под осом, наваливаясь на горизонт, зеленело огромное полотнище тропического леса.
- А парашютов, кажется, нет...
Командир экипажа уловил знакомое слово, и повернулся.
- Он говорит, что дальше снижаться опасно, - перевел чужие слова Алексей.
- Понятно. Пока, значит, полетаем. Пусть убавит скорость.
- Это тоже опасно, - повторил француз.
- Плевать.
Земля приблизилась настолько, что уже можно было различить отдельные кроны и даже усты. Справа по курсу, в тени облаков, виднелись деревенские крыши - несколько желтых прямоугольников на отвоеванном у зарослей на пятачке. Потом самолет пролетел над какой-то рекой, извилистой и напоминавшей отброшенную змеиную кожу...
- Смотри!
Немного в стороне, под крылом, промелькнул небольшой населенный пункт.
- Ты видел? Должен быть аэродром.
- Да. Был. - Алексею действительно удалось разглядеть на краю городка, возле самого еса, нечто, напоминающее молоток с непомерно вытянутой прямой рукояткой.
- Скажи ему, пусть поворачивает. И садится здесь.
Летчик выслушал и посмотрел на Тайсона, как на идиота.
- Он говорит, что отказывается. Полоса грунтовая, слишком короткая. Предназначена олько для легкомоторной авиации.
- Переведи, что я его ни о чем не прошу. Я приказываю.
- Это самоубийство, - довольно спокойно ответил командир экипажа. Привычная работа выучка профессионального офицера позволили ему окончательно совладать с собой.
- Нам все равно, - пожал плечами Тайсон. И не целясь выпустил пулю в приборную оску перед вторым пилотом.
Что-то лопнуло, запищало и замигало, но самолет управления не потерял.
- Нам действительно все равно. А у остальных появится шанс...
Тайсон обернулся к двери, за которой сразу же после выстрела воцарилась испуганная ишина. Люди, замеревшие сейчас там, за переборкой, потеряли почти всех командиров и не имели ни малейшего представления о том, что происходит в кабине.
Летчик нарушил молчание первым.
- Он говорит что-то вроде того, - перевел Алексей, - что мы можем засунуть свое оганое оружие себе же в задницу...
- И что теперь?
Но тяжело нагруженная техникой и солдатами военно-транспортная машина уже начала азворот.
- Молодец!
Командир экипажа поморщился и процедил сквозь зубы короткую фразу.
- Что? - Не расслышал Тайсон.
- Он сказал - до встречи на том свете... До встречи в аду.
... На посадку зашли только с третьего раза.
- Приготовились, парни. - Тайсон занял освободившееся после радиста кресло.
Внизу, обложившись телами убитых, ожидал приземления Махмуд:
- Инш-алла...
Алексей тоже попробовал вспомнить какую-нибудь молитву, но не смог. Не успел.
- Прости, Господи!
Сначала казалось, что они просто плывут, касаясь брюхом, по ярко-зеленому, мягкому и орсистому ковру. Потом густой лес вдруг рассыпался на отдельные кроны, деревья приблизились, выросли, встали вокруг, навалились стеной...
Дальнейшее смазалось и утонуло в нечеловеческом реве и грохоте. Самолет пару раз прикоснулся колесами к взлетно-посадочной полосе, проскочил её, бешено тормозя и заваливаясь на крыло, зацепился под самый конец краем плоскости - и все-таки не остановился, сминая пространство перед собою. В кабине что-то упало, потом её бросило вбок, развернуло, задрало куда-то...
Сознание вовремя отказалось служить Алексею, так что, пришел он в себя только от одного из последних, самых страшных ударов. И прежде всего не услышал даже, а почувствовал чей-то вопль - дикий, пронзительный и бесконечный.
Затем появился запах смерти.
Открыв глаза, Алексей увидел жуткое месиво из окровавленного железа там, где только что была переборка. А на месте двери - морду бронетранспортера, наполовину просунувшуюся внутрь. Очевидно, технику при ударе о землю сорвало со стопоров и цепей, так что боевые машины, истребляя на своем пути все живое и мертвое, огромным катком проутюжили самолет.
Крик оборвался, и сразу же стало слышно множество других звуков.
- Живой? - Алексей узнал голос сержанта.
- Живой.
- Двигаться можешь? - Сам Тайсон уже стоял на ногах, придерживая целый и евредимый с виду чемоданчик.
- Попробую.
- Тогда пошли... Махмуд?
- Нормально, да. - Кавказец одной рукой опирался на автомат, а другой прижимал к ицу марлю, пропитанную кровью.
Поднялся и Алексей, одолевая нахлынувшую тошноту и боль в груди. Поискал оружие.
- Вон, справа. Под ногами.
Откуда-то потянуло вонючим химическим дымом. Уже можно было разобрать первые оманды на французском языке, металлический стук, голоса и стоны... Заверещала, приближаясь, сирена "скорой помощи".
- Спасибо... Тайсон!
- Что такое?
Пилотская кабина выглядела так, будто её вывернули наизнанку. Перепутанные провода, текла, человеческие тела... в одном из которых Алексей, не сразу и не без труда, узнал командира экипажа.
Летчика выбросило из кресла, и здорово переломало. Но он был ещё жив, смотрел и видел.
Махмуд поднял автомат. Обернулся:
- Прикончить, да?
- Не надо, - ответил Тайсон. - Не за что.
Он подхватил чемоданчик, поставил ногу на край обшивки:
- Уходим.
- Брось эту гадость, - не то попросил, не то посоветовал Алексей.
- Ерунда.
Человек, которого все называли Тайсоном, сделал шаг - и оказался снаружи.
"Уходя - гасите всех!"
Андрей Кивинов
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
- Стоп. Отдыхаем...
Все это время Тайсон шел впереди, задавая направление и темп.
- Господи! - Алексей не упал и не лег, а буквально обрушился вниз:
- Долго?
- До рассвета. - Голос у Тайсона был сухой и хриплый.
Чувствовалось, что даже этот огромный, невероятно выносливый профессионал измотан до райнего предела.
- Правильно, да... - отозвался откуда-то сбоку Махмуд.
Разглядеть его Алексей не мог. Вокруг царила такая кромешная тьма, что даже собственная адонь казалась всего-навсего бледным размытым пятном.
Двигаться дальше не имело смысла.
Алексей вытянул ноги. Прислушался.
- Далеко ушли? Как думаешь?
- Прилично.
Последнюю часть пути Алексей не слышал ничего, кроме собственного дыхания и шагов, тановившиеся с каждой минутой все тяжелее. Теперь же пространство вокруг начало медленно заполняться опасными, непонятными звуками ночного леса.
- Здесь, наверное, змеи есть... - после продолжительного молчания спросил он.
- Есть.
Тайсон ответил так, будто это имело только отвлеченный, чисто академический интерес.
- Спасибо.
В общем-то, Алексею повезло - в отличие от спутников, он шел налегке, с единственным пистолетом за поясом. Еще в самом начале Тайсон ощупал его снизу до верху, глянул в глаза и поставил диагноз: ребра хоть и треснули, но целы, а от сотрясения мозга ещё никто не умирал.
Тем не менее, тяжелый мешок, прихваченный из кабины, пришлось взвалить на плечи Махмуда, отделавшегося при катастрофе парой царапин. У него же оставался "трофейный" автомат, а вот Тайсону выпало прокладывать путь через дикие заросли - с армейским тесаком в одной руке и чертовым чемоданом в другой.
- Курить можно, командир?
- Давайте. Отдышались?
- Вроде бы... - ответил Алексей, щелкая зажигалкой.
Вспыхнувший огонек показался болезненно ярким, заставил зажмуриться:
- Тише ты!
- Ладно. Помогите-ка.
Тайсон выбрал подходящее углубление между корнями, и через несколько минут в нем уже лясали веселые язычки маленького костра:
- Давайте, ближе... Располагайтесь.
Все получилось так, что заметить свет огня нельзя было ни сверху, ни со стороны - даже одобравшись почти вплотную к месту стоянки.
- Кстати, а как бы там насчет - пожрать? - Алексей убедился, что на смену тяжелой сталости дает о себе знать голод.
- Воды, мало, да, - сообщил Махмуд, передавая по кругу фляжку.
- Хватит.
Алексей затянулся:
- До куда хватит? Куда идем-то?
- Не куда, а откуда... - Тайсон показал назад, через плечо. В ту сторону, где, наверное, се ещё догорали останки покинутого самолета.
В сущности, объяснение было исчерпывающим. Но человек, ещё совсем недавно считавшийся одним из лучших сержантов Французского иностранного легиона, все-таки решил продолжить:
- Граница на севере-востоке. Километров сто, сто двадцать... Может, больше.
- А с кем у них граница?
Тайсон ответил. Название соседней страны Алексею ничего не говорило.
- И что там хорошего?
- Ничего, - казалось, разговор о планах на будущее утомил Тайсона едва ли не меньше, ем многочасовой переход по лесу. - Махмуд! Передай-ка... Посмотрим.
Он вытянул руку из темноты и подхватил переданный кавказцем мешок. Расстегнул ремень, отпустил крепления:
- Так. Индивидуальный пакет... Сигареты... О, граната!
- Должна быть ещё одна.
- Точно. Есть.
Вещи были напиханы в мешок вперемешку, без логики и порядка - тогда, в кабине разрушенного самолета, беглецы похватали первое, что попалось под руку и могло пригодиться в пути.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...