ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И теперь Тайсон не торопясь доставал наружу, выкладывая у костра, его содержимое: два магазина к винтовке "фамас", пустую пластиковую бутылку, пистолет в кобуре, несколько вакуумных упаковок с неприкосновенным запасом, носки...
Место в самом низу, чуть ли не треть вещевого мешка, занимало что-то большое, прямоугольное, упакованное в черный полиэтилен. Тайсон ощупал находку со всех сторон, попробовал её на вес и потянулся за ножом.
- Ну, что там? - Не утерпел Алексей. - Надеюсь, ветчина?
- Обычно, так наркотики перевозят. Когда большая партия.
- Героин?
Но Тайсон уже мотал головой, опровергая собственное предположение:
- По весу не похоже...
Упаковка расползлась по сторонам.
- Ого! - В красноватых, неровных отблесках пламени перед глазами легионеров веркнула огромными сиськами голая наглая девка.
Точнее - сразу несколько совершенно одинаковых девок, расположившихся на глянцевых обложках и вытворявших над собой что-то непотребное.
- Порнуха! - Удивился Алексей. - Дай посмотреть.
- "Специально для мужчин"... - перевел с французского Тайсон. - Бери.
Махмуд сплюнул, выругался - но тоже потянул к себе один или два журнала из тех, что ассыпались через дыру в полиэтилене.
- Надо же, - Алексей с трудом, напрягая глаза, прочитал выходные данные на своем кземпляре. - Совсем свежий номер...
Махмуд опять выругался, и кавказца можно было понять. Вот, оказывается, что за "ценный" груз он тащил на себе всю эту чертову дорогу...
- Ловите!
Алексей зазевался и не успел поймать прилетевшую из темноты коробку с армейским еприкосновенным запасом. Пошарив по траве, он все-таки нащупал её и подтянул к себе:
- Спасибо, кормилец...
- Каждому по целой. Рассчитывайте на двое суток, - предупредил Тайсон.
Рядом, почти над ухом, торопливо зачавкал Махмуд...
Через некоторое время болезненное ощущение голода отступило. Конечно, глупо говорить о сытости - однако, настроение поднялось, и тропический лес вокруг уже не казался таким чужим и опасным, как раньше.
Было не холодно, и не жарко. В самый раз.
Алексей пересел поудобнее, немного послушал ночные звуки и перевел взгляд на стопку журналов:
- Сколько же здесь этого добра? Штук сорок? Больше?
- Примерно, - ответил Тайсон, бесшумно ломая и подбрасывая в костер очередную ригоршню каких-то веточек. Он уже поел и убрал за собой.
- А зачем столько-то?
Вместо командира ответил Махмуд:
- Контрабанда. Продавать.
- Не понял.
- Исламская страна, - пояснил Тайсон. - У них тут порнография запрещена. В любом иде. Голову, конечно, не отрубят, но что-нибудь другое запросто...
- А людям хочется, - подхватил Махмуд. - Понимаешь, да? Все равно покупают. За ольшие деньги. Хороший бизнес!
- Опасный.
- Выгодный, да!
- Лучше бы они свиной тушенкой торговали, - вздохнул Алексей.
Может быть, организованная контрабанда летает по воздушному мосту из Европы в Африку уже не первый год, снабжая правоверных разными приятными мелочами. А может, оборотистые французы просто решили немного подзаработать по случаю боевых действий... Во всяком случае, здесь и сейчас от их товара не было никакого толка.
- Послушай, Махмуд... Ты ведь мусульманин?
- Да. Ну?
- А почему это вам нельзя порнуху смотреть?
Кавказец ответил, хотя и не сразу:
- Нельзя. Коран запрещает, да.
- Порнографию?
- Нет. Совсем. Людей рисовать. Зверей, птиц и вообще...
- Вот! Значит, правда: запрещено изображение любых живых существ?
Махмуд кивнул в темноте:
- Так, да.
- Неувязочка, - подал голос Тайсон. - Что же, теперь из правоверных, и не отографируется никто? Или у вас кино не снимают? И телевизор не смотрят, во имя Аллаха?
Ответил Алексей:
- Послушай, одно дело - всякие религиозные правила. А другое... Скажешь, у равославных, не так? Посты мы, что ли, соблюдаем? Заповеди?
- Ну, в России церковь вообще-то, это самое - отделена от государства.
- Так ведь исламские страны тоже разные бывают. Верно, Махмуд?
Но у Тайсона имелся свой собственный опыт:
- Был я когда-то на границе с Ираном. Давно, ещё при Союзе... Так вот, там на одной оре, сразу за речкой Аракс - огромный портрет аятоллы Хомейни выложен. Разноцветными камнями. Отовсюду видно.
- Странно, - пожал плечами Алексей. - Иран! Уж у них, вроде, такие крутые фанатики...
- Бывает круче, да! - Махмуд повернулся и сел поудобнее. - В одной стране, - сам идел, клянусь! - до сих пор женщина с открытым лицом на людях не появится. Даже если на машине, за рулем.
- А как же у них права проверяют? - заинтересовался Тайсон. - Полиция? На дороге-то?
- Печать такая ставится на фотографию - "махджуб". То есть, в чадре.
- Надо же...
- Кстати, по поводу всякой там порнухи, - продолжил тему Алексей.
Он уже не испытывал чувства голода. Отступила куда-то тревога, ноги приятно ослабли, а начит, можно было немного почесать языком - просто так:
- Христианская мораль, например, против такого разврата. А вот в Индии наоборот - елые древние храмы изукрашены "веселыми картинками". Опять же, знаменитая Кама-Сутра! Конечно, тут у них кругом одни мечети, но...
- Ислам по-африкански, - хмыкнул Тайсон. - Амулеты, колдуны...
- Правильно, да! - Поддержал его Махмуд.
Однако смутить Алексея было непросто:
- Ну и что? Арабы-то со своим пророком пришли сюда не так уж давно. А негритянские ерования вообще очень древняя штука. Очень сильная, кстати до сих пор, и не только здесь, в самой Африке. Всякие там вуду на Карибских островах. Гаити, Ямайка...
- Откуда ты все знаешь? - Потушил сигарету Тайсон. - Вроде, белый человек...
- Читал много. В детстве.
Но Тайсон уже прекратил полуночные посиделки:
- Спать! Отбой. Всем спать... Отдыхаем.
Алексею показалось, что эти слова прозвучали в лесу неестественно громко и грубо. Он аже приготовился напомнить бывшему сержанту, что, вообще-то, они уже не в Легионе. И что нет никакой причины командовать, когда можно просто сказать. И что, конечно...
Но Алексей не произнес ни звука. Сон навалился на него так быстро, что длинные мысли смертельно усталого человека просто-напросто опоздали оформиться в фразы.
* * *
Проснулся Алексей оттого, что где-то рядом отчаянно дрались.
Стараясь не делать лишних движений, как можно тише и незаметнее, он высвободил из-за ояса пистолет. Убрал предохранитель. И только после этого открыл глаза.
Костер погас, но темнота вокруг уже не казалась такой сплошной и непроглядной, как аньше. Алексей без труда различил стволы нескольких ближних деревьев, увидел Махмуда, застывшего в ожидании, и - немного примятой травы на том месте, где ложился спать Тайсон.
Алексей посмотрел в другую сторону.
Как раз в этот момент там упало что-то тяжелое и большое. Кто-то зарычал от ярости и боли, в ответ прозвучало короткое, будто выстрел, матерное ругательство - и все опять затихло.
Алексей не увидел даже, а почувствовал на себе вопросительный взгляд Махмуда. Жестом оказал ему, что тоже готов действовать. Только ещё не знает, как...
В тишине прокричала противным тропическим голосом птица.
Ее поддержала ещё одна, потревоженная в неурочный час. Потом еще...
- Стой, - предупредил Алексей, подняв пистолет.
- Свои, - ответила темнота голосом Тайсона.
Немного позже появился и он сам:
- С добрым утром... Крепко спите. - Медленно расправив плечи, Тайсон опустил на емлю что-то тяжелое и большое:
- Посвети-ка.
Алексей щелкнул зажигалкой и поднес её к лицу лежащего:
- Ого! Земляк...
Перед ними, у ног, безвольно раскинувшись и не подавая признаков жизни, валялся усский журналист. Тот самый, которого легионеры впервые увидели два дня назад - а потом повстречали опять на военно-транспортном самолете, остатки которого, наверное, ещё догорают в нескольких десятках километров отсюда.
Алексей узнал его сразу, хотя больше всего журналист напоминал сейчас поломанную уклу. Свежая грязь на разбитом лице перемешалась со старыми, почерневшими кровоподтеками, одежда в нескольких местах свисала клочьями, а одна рука была неестественно вывернута.
Прилично выглядели, пожалуй, только кроссовки.
- Откуда он взялся?
- Один, да? - Махмуд упал на одно колено, и запоздало, но воинственно поводил из тороны в сторону стволом автомата.
- Успокойся. Больше никого. Иначе, они бы нас уже... того! - Тайсон оглянулся и расноречиво провел себе пальцем по горлу
Тем не менее, он отправил кавказца и Алексея пройтись вокруг стоянки на всякий случай:
- Смотрите только, друг друга не перестреляйте...
Когда бывшие легионеры вернулись, почти рассвело.
- Ничего подозрительного.
- Чисто, да.
Где-то далеко, на востоке, из-за укрытого кронами горизонта, выкатилось африканское аркое солнце. Стало видно цвета, лес наполнился суетой, запахами и звуками...
- Живой?
- Нормально.
Журналист по-прежнему лежал на спине. Глаза его были закрыты, а руки и ноги накрепко ерекручены тугими ременными петлями.
- Здорово ты его...
- Пришлось. Дерется сильно.
Такую оценку бывшие легионеры услышали от своего сержанта, одного из лучших нструкторов по боевой и специальной подготовке, едва ли не впервые.
Махмуд даже крякнул от удивления:
- Этот, да?
Вместо ответа Тайсон опустился на корточки и начал перебирать содержимое карманов едавнего противника. Вещей оказалось не слишком много: бумажник с деньгами и документами, любительский фотоаппарат-"мыльница", пистолет армейского образца.
- Интересно. - Ни еды никакой, ни питья у журналиста не было. Алексей задумался:
- Чудеса! Где ты его нашел?
- Еще кто кого нашел...
По словам Тайсона, он не сразу почувствовал присутствие постороннего. Но даже когда тало ясно, что кто-то упорно и осторожно крадется по их следам, лучше было сделать вид, будто ничего не происходит.
Может, просто зверь какой-нибудь бестолковый. Или местный охотник. Во всяком случае, паниковать или демонстрировать полную боевую готовность не следовало.
Тайсон спокойно дождался привала, уложил своих людей, сделал вид, что засыпает сам...
Остальное было делом техники. Убедившись, что имеет дело с одиночкой, он в конце концов оказался у противника за спиной - и вот, результат налицо.
- На лице! - Тайсон потрогал скулу, очевидно, задетую в схватке. Потом аккуратно, отинком, коснулся лежащего:
- Эй, кончай придуриваться... Слышишь!
Журналист открыл глаза:
- Ну? Чего тебе надо, козел?
- Нахалюга, - покачал головой Тайсон. - Поговорим?
- Пошел ты... - связанный по рукам и ногам человек выругался на хорошем русском зыке, очень обидно и нецензурно.
- Дурак! Думаешь умереть по-легкому? Не получится.
Тайсон повернулся и приказал разжечь костер:
- Махмуд, тоже не стой. Собирайся. Скоро уходим.
Он достал нож и медленно, с удовольствием, вытер его о штанину. Затем подышал на ирокое лезвие:
- Ты смелый парень. Понятно.
Улыбка у Тайсона при этом была такая, что Алексея передернуло и замутило.
- Но тут ведь обычная физиология - болевой порог и все такое прочее... Самому ведь риходилось допрашивать?
- Допустим.
- Значит, знаешь - язык мы тебе развязать сумеем. Так или иначе.
- Допустим, - повторил лежащий, с огромным трудом проглотив слюну.
- Почему сразу не стрелял? У костра?
- Патроны...
- Не понял? - Тайсон поднял отобранный пистолет. Судя по всему, раньше оружие, ринадлежало кому-то из погибших в авиакатастрофе офицеров.
- Всего два. Надо было наверняка.
Тайсон вынул обойму и передернул затвор. Действительно...
- Правая рука сломана. А с левой я хуже стреляю. И удар не тот.
Алексей оторвался от огня и понял, что первое впечатление не обманывало - плечо у урналиста выглядело неестественно вывернутым и, судя по всему, ремни на запястьях причиняли ему очень сильную боль.
- А я-то гадаю, - хлопнул себя по колену Тайсон, - чего это ты мне справа в голову не обавил! Могло ведь пройти...
Он ещё раз потрогал синяк на скуле и задумался:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...