ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я больше не желаю быть слабой, Кайл. Я должна измениться.
— Мэган, извини. Мне не следовало вопить о своих успехах. Я люблю тебя. И полюбил тебя с первого мгновения, с первой встречи. Я хотел для тебя самого лучшего. О, проклятье! — Яростно проведя рукой по волосам, он в отчаянии покачал головой. — Ты имеешь полное право злиться на меня. Не надо было скрывать от тебя правду. Но я боялся…
— Боялся? — Карие глаза Мэган в изумлении распахнулись. Он признается в собственных страхах? Такой уверенный, такой состоявшийся в жизни человек говорит ей, что чего-то боится?
— Боялся потерять тебя, Мэган. — Его взгляд разрывал ей сердце. — И кажется, я уже теряю тебя?
— Ты хороший человек, Кайл.., самый лучший.
Тебе не нужен кто-то вроде меня, чтобы сделать твою жизнь насыщенной и полной. У тебя уже есть все, что тебе необходимо.
— Но у меня не будет ничего, если из моей жизни исчезнешь ты.
Мэган стало тяжело дышать, слезы выступили на глазах и заструились по щекам.
— Мне придется сделать это, Кайл. Я должна уйти. Было бы легко сложить с себя ответственность, предоставив тебе решать мою участь, но ты заслуживаешь лучшей доли. Я слишком уважаю тебя, чтобы позволить тебе довольствоваться малыми радостями.
Кайл вдруг увидел, что сжимает серебряный с бирюзой амулет, висевший у него на груди, — подарок Иветт на восемнадцатилетие. Вокруг него образовалась такая пустота, когда она умерла. Но теперь, теряя Мэган, он испытывал еще большую боль.
Кайл не сводил с нее глаз, и ему казалось, что невидимая гигантская рука протянулась с небес и вырвала из его груди сердце. Он чувствовал себя слабым, потерянным, его мозг отказывался принимать ее уход. Но где-то в глубине души, куда не доходили гнев и ярость, он чувствовал, что препятствовать ей сейчас нельзя.
Мэган должна знать, что он заботится о ней прежде всего. Если она захочет, то вернется. Если нет, ему придется научиться жить с этим, как он научился принимать преждевременную кончину сестры…
— Иди сюда.
Она колебалась всего мгновение, прежде чем крепко прижалась к его груди. Кайл ласково погладил Мэган по голове, затем вытер ее слезы.
— Я говорил тебе, какая ты потрясающая?
Мэган сомкнула руки вокруг его талии, она уже решилась на отъезд и знала, что этот разговор последний и что жизнь может развести их.., навсегда.
— Ты делаешь то, что должна делать, малышка, хрипло прошептал он ей на ухо. — Если когда-нибудь захочешь вернуться, ты знаешь, где меня найти. Кайл прижал темноволосую голову к груди. Ее аромат напомнил ему, как пахнет на греческих островах жимолость после дождя. В душе он молился, чтобы Господь послал ему силы отпустить ее, а также помог ему выжить.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
Он стащил сигарету из паба и отправился к заливу. Добрел до лавочки, сел, сделал пару глубоких затяжек и мрачно уставился на море.
Кайл бросил курить несколько лет назад, и сейчас его легкие отказывались принимать табачный дым, голова закружилась, и недокуренная сигарета была выброшена на тропинку и раздавлена каблуком.
Он рывком поднялся с холодной деревянной скамьи и пошел вниз. Кайл не имел ни малейшего понятия, куда он идет и зачем, ему нужно было собраться с мыслями и справиться с волнением.
Каждый раз, когда он думал о Мэган, его горло сжималось…
Кайл шел, пытаясь укрыть лицо от дождя и пронизывающего ветра. На дворе стояло лето, но не по погоде — по календарю.
Никогда он не был так неистово влюблен, так безоглядно. Слепо… Никогда не испытывал столь жгучего желания обладать женщиной, собственной женщиной. Быть ее любовником и днем и ночью, воображать ее матерью своих детей, любить и работать бок о бок, разделять увлечения, растить детей в доме, полном нежности, веселья и бесконечной теплоты. Неважно, что Мэган не может иметь детей, они усыновят или удочерят их.
Холод снова сковал все внутренности. Эта женщина ушла от него.., три месяца назад. Она провела долгие годы замужем за неандертальцем, который внушал ей мысли о ее несостоятельности в браке и любви. И испугалась развития их с Кайлом отношений.
Интересно, чем она занимается теперь, развивает ли свой талант? Он надеялся на это. Если ничего не вышло из их любви, то ему остается только молиться, чтобы она не бросила заниматься живописью.
Сунув руки в карманы, Кайл остановился и оглянулся. Вдалеке в ночи мерцала темная, едва различимая полоска моря, вдоль улицы жались друг к другу домики, выстроенные сотню, а может, и больше лет назад. В каждом из них своя история — история семьи, члены которой жили и умерли здесь или живут до сих пор. Семья — вот что нужно Кайлу. Но теперь это желание неосуществимо женщина, которую он видел матерью своих детей, давно ушла и не собирается возвращаться. Проклятье! Ему не следовало приходить сюда, но ему так хотелось все вспомнить. Призрак улыбки Мэган, звук ее голоса, память о страсти, горевшей в них обоих, заставившей их потерять рассудок от любви, гнали его сюда. Однако все напрасно, призраки исчезли, а боль утраты лишь усилилась.
— Мэган, еще стаканчик?
— Тоник с водой и кусочком лимона, пожалуйста.
— Эй, официант! — Тонкие брови Барбары Палмер взметнулись вверх. — А ты заметно продвинулась!
— Она сегодня исполняет роль водителя, — вставила Пенни, улыбнувшись через стол, заставленный пустыми бокалами и тарелками с оливками. У Бренд новенький аппаратик на колесах.
— Я видела. «Компакт» — вот слово, которое, кажется, я ищу. — Барбара состроила рожицу и осушила остатки своего коктейля из бакарди и кока-колы.
Мэган громко рассмеялась. Владение новым автомобилем так же захватывающе, как и участие в спортивных соревнованиях. Но самое главное было в том, что автомобиль принадлежал ей. Больше никаких автобусов, никаких такси. Свобода!
Покупка машины стала важным шагом на пути к расставанию со старой Мэган Бренд. Та девушка, хвала Господу Богу, канула в Лету. Сначала она подумала, что уход от Кайла — самое худшее решение, которое она приняла в своей жизни, но потом это пришпорило ее, и в конце концов жизнь обернулась к лучшему. Он оказался прав: главное сделать выбор. Мэган решилась на это и зажила совсем другой жизнью.
Совсем другой жизнью, размышляла она, разглядывая обстановку ночного клуба. Они пришли сюда отметить двадцать девятый день рождения Пенни, и празднество удалось. Правда, в какой-то момент мучительные воспоминания нахлынули на нее: последние три месяца каждый день она просыпалась с мыслью, что на земле есть мужчина, которого она любит больше жизни. Напуганная ревностью, обязательствами, тем, что не справится с ролью подруги великого человека, она сбежала.
— Эй, Мэган, разве вон там не твой бывший? В конце бара, с рыжеволосой.., ну, с той, в кожаной юбке, с большим…
Мэган чуть скосила взгляд и увидела Ника. Он опирался на барную стойку, его лицо нависло над полногрудой рыжей девицей с глубоким вырезом на платье. Мэган вскочила и расстегнула на груди несколько пуговиц своего розового жакета — показалось черное кружево белья. Теперь у нее тоже глубокий вырез.
— Мэг… — Пальцы Пенни сомкнулись на ее запястье. — Мэг, что ты делаешь?
— Я только собираюсь сказать «привет»… — Она мягко освободила руку. — Вернусь через минуту.
— Я пойду с тобой! — Слегка опьяневшая Пенни покачивалась на своих стильных двухдюймовых каблуках.
Барбара схватила Пенни за руку и заставила сесть рядом с собой. Ее голубые глаза с тревогой наблюдали, как Мэган разгладила свою розовую юбку, поправила длинный разрез, в котором соблазнительно мелькнуло стройное загорелое бедро — результат недавней поездки с Пенни на остров Родос.
— Ник! — Мэган повысила голос и сумела перекричать саксофон, одиноко игравший на сцене.
Мужчина, услышав свое имя, обернулся, и она с чисто женским удовольствием отметила выражение глубокого удивления в его глазах. Превосходно, теперь необходим маленький экспромт… Приятно видеть тебя здесь. — Мэган улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, слава богу, помогло вино, выпитое до бокала тоника.
Рыжеволосая девица злобно посмотрела на явившуюся некстати незнакомку и собственническим жестом обняла Ника, словно хотела показать, кто тут хозяйка. Он в твоем полном распоряжении, подумала Мэган, внезапно почувствовав отвращение.
— Так-так-так. Какой сюрприз! А поблизости нет парня, хватающего меня за грудки и прижимающего к стене? — Ник театрально взглянул поверх ее плеча, но теперь сбить Мэган было невозможно, хотя ее сердце бешено колотилось в груди.
— Я здесь с подругами. У Пенни день рождения.
— О, старушка Пенни. Передай ей поздравления от давнего друга. — Его губы скривились, и капля — пота сверкнула над бровью.
Мэган хотелось стереть эту самодовольную ухмылку с его лица, но теперь она знала много способов разделаться с обидчиком.
Ник отхлебнул пива, его глаза с откровенной похотливостью скользнули по ее груди.
— А ты роскошно выглядишь. Каким это образом?
Девушка ответила без заминки:
— Живу, Ник. Мне давно следовало это сделать, когда я еще числилась твоей женой.
Прямота, с которой она выдержала его взгляд, смелость высказываний и поступков, казалось, досаждали ее бывшему мужу. Он поднес к губам стакан и осушил его содержимое.
— Прошлое оставь прошлому. Ты ведь получила деньги, не так ли? И больше я тебе ничего не должен.
Конечно, можно и поспорить, по зачем? Разве есть денежный эквивалент травмированной ноге или неродившемуся ребенку!
Не обращая внимания на резкий приступ раздражения, она выставила вперед подбородок.
— Согласна, прошлое должно оставаться прошлым. Позволь, я угощу тебя выпивкой и сделаю парочку пожеланий.
— Хорошее предложение. В таком случае я выпью водку с мартини, двойную порцию. Хорошая девочка.
Мэган сделала заказ у бармена — австралийца, который целый вечер не сводил глаз с их компании. Она ответила ему улыбкой на улыбку и увидела блеск надежды в глазах. Потом вернулась к Нику, и в момент, когда тот потянулся за стаканом, Мэган вылила содержимое прямо ему на голову.
— Стерва!
Чертыхаясь, он бросился к ней, коктейль стекал по волосам, лицу, но Мэган уже отступила назад.
Молодой бармен обогнул стойку и встал на пути изумленного Ника. С необычайной легкостью парень заломил ему руку назад.
Девица воспользовалась случаем и скрылась в толпе, рассудив, что ей в ссору вмешиваться не стоит.
— Он доставляет тебе неприятности, крошка? Я в две секунды его выпровожу.
Мэган смерила Ника презрительным взглядом и медленно покачала головой.
— Чтобы доставить мне неприятности, я должна хотя бы знать о существовании человека. А так как он потерял свое обличье много лет назад, то он — пустое место, трус и задира. Я потратила па него девять лет своей жизни и не намерена тратить больше ни секунды. Останется он здесь или нет, мне безразлично.
И, высоко подняв голову, Мэган направилась к своим подругам. Толпа зевак расступилась перед ней.
Кайл взбегал вверх по ступенькам к входной двери, держа газету в руках. Скрип шип и громкая танцевальная музыка разбили тишину раннего утра. Трое молодых парней в спортивной машине свистели и улюлюкали вслед стройной молодой женщине в красном, переходившей дорогу. Она потеряла туфельку с ноги и теперь наклонилась, пытаясь поднять ее. Длинные черные волосы закрыли лицо. От наклона ее грудь немного обнажилась, представляя удивительной красоты загар на фоне черных кружев.
Он стоял и смотрел, от изумления не в состоянии сдвинуться с места. Мэган? А трое парней в машине продолжали состязаться в острословии, стараясь привлечь внимание брюнетки. Кровь ударила ему в голову, кулаки сжались, но тут произошло невероятное, от чего он просто оцепенел.
Нацепив на ногу туфельку, девушка развернулась к молодчикам лицом и, не стесняясь в выражениях, возвестила, что им следует стыдиться вести себя так, словно они банда футбольных хулиганов. Кем они мнят себя, если так шумят в воскресное утро, когда большинство людей еще отдыхает? Почему бы им не сделать одолжение себе, да и другим тоже, и не подрасти?
Мэган, та, которую он знал, никогда бы не отважилась читать нотации посторонним.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...