ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Казалось, эти двое слились в единое целое.
От такого причудливого видения Мэган громко вздохнула.
— В чем дело, мисс Бренд? Не знаете, что делать, или этот легкий звук — всего лишь уловка, чтобы привлечь мое внимание?
— Я просто думала… — Она вспыхнула, обиженная его подозрениями. Возможно, она и хотела привлечь его внимание, но совсем чуть-чуть.
— Личные соображения или собираетесь поделиться ими?
— Я просто думала, какие же здесь удивительные деревья.
Кайл подобрал с травы трость, которую Мэган часто брала с собой. Он тщательно изучал трещинки и выпуклости на дереве, его взгляд упал на рунические символы.
— Если не ошибаюсь, трость из тиса, — задумчиво проговорил он.
Мэган просияла: ей было приятно убедиться в его таланте.
— Она сделана белым магом по имени Дасти Миллер. Он вырезал ее специально для меня.
— Дасти Миллер?
— Он белый маг.., из семьи белых магов, язычников. Полагаю, вы слышали о них. Они помогают природе, окружающей среде.
— Так вы интересуетесь магией? — Кайл провел большим пальцем по вырезанным знакам и, улыбаясь, взглянул в лучистые глаза Мэган…
Сегодня она выглядела иначе. Длинные черные волосы откинуты за плечи, красная кофточка и юбка в стиле хиппи, изящные обнаженные руки образ безмятежно-тихий. Только Кайл знал, что впечатление обманчиво. За открытой, почти детской улыбкой таится океан боли и страдания.
Лишь мысль о потере сестры Иветт, погибшей в ужасной автомобильной катастрофе, может сравниться с ее…
— Это добрая магия, — бросила она, осторожно снимая травинку со своей сандалии. — Все совершается в единении с природой. Руническая запись сделана для защиты, так что, используя эту палку, я буду спасена.
Она боится? Кайл аккуратно положил трость.
— Может, изобразите несколько деревьев? мягко предложил он. — Или для начала одно. Мужчина поднялся на ноги, сделал несколько шагов в сторону, засунул руки в карманы и посмотрел на свою ученицу.
Во рту у Мэган пересохло. Перед прогулкой он сменил одежду и быстро побрился. Его янтарные глаза выглядели немного сонными — ничего удивительного после прошлой ночи, но породистое красивое лицо излучало агрессивную чувственность.
Каждый раз, смотря на него, она находила его новым, другим и от этого казалась себе школьницей, ожидающей первого поцелуя с мальчиком своей мечты.
— А чем вы собираетесь заняться? — робко поинтересовалась она и, заметив его взгляд, инстинктивно прикрыла рукой вырез кофты.
Он усмехнулся и кивнул на группу мальчишек, пинающих мяч.
— Поиграю немного в футбол, если примут в команду.
— Превосходно. Идите и наслаждайтесь.
— Милая девушка, если бы я хотел наслаждаться по-настоящему, я бы остался и смотрел на вас весь день, но это бы отвлекало вас, поэтому я ухожу. Не теряйте времени даром.., а кстати, какие планы у вас на вечер?
Вопрос растрогал ее и слегка заинтриговал.
— У меня нет никаких планов, — честно призналась она.
Его напряжение ослабло.
— Прекрасно. Договорим позже, а теперь рисуйте дерево. Покажите мне, на что вы способны.
Мэган сидела неподвижно, наблюдая, как он идет сквозь высокую траву к мальчишкам, играющим в футбол. Она была охвачена таким страстным желанием, что не могла пошевелить и пальцем. Сидеть бы вот так всю жизнь и любоваться его прекрасным атлетическим телом. Мальчишки с радостью приняли Кайла в игру, и секунды не прошло, а он уже гнал мяч к воротам, как заправский нападающий, вызывая крики восторгов у своей команды…
Казалось, ему все дается легко. Интересно, в любви он тоже мастак? Мэган содрогнулась. Разве ее это касается? Она ничего не может ему предложить. Ничего, кроме любви и страсти к искусству, единственной страсти, которую они могут разделить. Все остальное лишь ее фантазии. И рано или поздно грубая реальность поднимет свою уродливую голову, и она останется одна перед лицом своего физического уродства. Она плохая подруга такому мужчине.
Оторвавшись от своих грустных мыслей, Мэган приказала себе взять карандаш и начать рисовать. Нужно показать Кайлу свое серьезное отношение к рисованию. Она не верит в легкий путь, хоть он и упомянул о таланте. Ее прежние навыки слегка поблекли, их надо отточить, и чем быстрее она возьмется за работу, тем лучше.
Поглощенная рисованием, Мэган редко смотрела туда, где играли в мяч, но каждый раз, убедившись, что ему весело, с удовлетворением опускала взгляд. Полуденное солнце пригревало голую спину и плечи, и было радостно ощущать себя спокойной и умиротворенной.
— Как дела?
Мэган подняла глаза и обнаружила, что Кайл стоит рядом. Разгоряченный игрой, он прерывисто дышал, и бисеринки пота блестели над бровями.
— Хорошо.., надеюсь. — Мэган робко загородила рукой рисунок.
— Давайте посмотрим. — Он присел около нее и взял альбом с ее колен.
Глубокое волнение нахлынуло на него, как только он увидел изображение огромного дуба. Он редко встречался с таким сырым, но таким естественным талантом. Даже его лучшие студенты ей в подметки не годились. И если учесть, что Мэган не касалась кисти десять лет!..
Чтобы охарактеризовать это изображение магического старого дерева одним словом, он выбрал бы прилагательное «величественный». Не только потому, что ей удалось передать физическое воплощение дерева, но и потому, что девушка сумела передать его важность и значительность… А это нелегко ложится на бумагу. Уж он-то знает. Казалось, у нее есть уникальное чутье. Картина, написанная в его студии, не была счастливой случайностью, хотя такая мысль закрадывалась в его сознание. Какой мощности талант попал ему в руки!
Откуда рождаются идеи в этой светлой голове?
Вернув рисунок, Кайл подтянул колени к груди и обхватил их руками.
— Вы говорите, что не рисовали десять лет?
— Только редкие эскизы для себя. — Мэган пожала плечами, словно речь шла о чем-то незначительном.
— Вы сохранили эскизы?
— Нет. Я.., я выбросила их.
Избегая его проницательных глаз, Мэган благоговейно отложила рисунок в сторону на траву. Откинув длинные волосы, она уставилась вдаль.
Мальчишки все еще гоняли в футбол, а на скамье, прижавшись друг к другу, сидела парочка — молодая женщина хихикала, откусывая яблоко одновременно со своим другом, и ничто в мире не заботило их.
Мэган не хотела говорить правду о том, что случилось с ее эскизами, но почти тут же, по его распрямившимся плечам, она поняла, что он догадывается о причинах.
— Вы выбросили их? Зачем?
— Ник не желал, чтобы они хранились в доме.
— Вы шутите? Я уже понял, что ваш муж — неудачный вариант, но он вдобавок еще и идиот.
— Он ревновал. Он не хотел, чтобы у меня были другие интересы, помимо дома.., помимо него. Я пыталась спрятать эскизы в гардеробе, но он их обнаружил и разорвал на кусочки в припадке ярости.
На последнем слове ее голос сорвался, и она замотала головой, стараясь отогнать от себя мрачные воспоминания.
— Так, — пренебрежительно начал Кайл, — если бы у вас была хоть капля здравого смысла…
— Что я могла сделать?
— А как насчет того, что он столкнул вас с лестницы?
— Что?
— Вы заявили в полицию?
Не сумев увернуться от обвинительного приговора его глаз, девушка отчаянно затрясла головой — Мне не хотелось впутывать полицию. Они не любят семейные разборки. Кроме того, Ник был в шоке, когда осознал, что он натворил, совсем обезумел.
Она мельком взглянула на Кайла. Было понятно, что он не верит ни единому слову.
— Он был в ужасе, когда увидел, что со мной.
Ник умолял никому не говорить. Только Пенни знала, что произошло. Я просила Ника позвонить ей, он даже не в состоянии был вызвать «скорую помощь». Думаю, Ник испугался возможных последствий. Если бы правда выплыла наружу — это конец карьере. К счастью, Пенни сразу же примчалась и сделала все, что надо.
Мэган запнулась, вырвала из земли травинку и тупо уставилась в одну точку. Как объяснить свое поведение человеку, не пережившему столь ужасного с события, которое опустошает вас, уничтожает все, во что вы верили? Надежда, любовь, доверие, не считая достоинства и самоуважения, все было раздавлено в одном припадке злобы.
Его тело застыло и не двигалось.
— Он причинял вам вред до той ночи? Физический, я имею в виду?
— В основном его жестокость была нравственного характера. — Мэган снова посмотрела вдаль.
Она казалась потерянной и испуганной девочкой.
Кайл не знал, что делать. Он проклинал себя за то, что начал этот разговор, мысль, что мужчина разорвал ее работы да еще издевался над беспомощной женщиной морально и физически, была невыносимой. Однако ему необходимо знать все, что произошло с ней. Он должен знать, что довелось пережить бедняжке, тогда, может быть, он найдет способ, как помочь ей…
— Итак, когда он ушел? Когда вы находились в больнице? — тихо спросил Кайл.
Внезапно подул холодный ветер, поднимая вверх пряди ее волос.
— Я долго лежала в больнице, а когда выписалась, он еще жил в нашем доме и Клэр, моя бывшая подруга, переехала к нему. Я была потрясена и не могла думать о юридической стороне вопроса. Решила временно остановиться у Пенни, всего на пару недель. Думала, получу свою долю от продажи дома и куплю себе маленькое жилье, но дело.., осложнилось. Ник позаботился, чтобы дом был записан на его имя. Через две недели после переезда к Пенни я получила извещение от поверенного Ника, что дом продается.
— Вы владели домом в равных долях? — Кайл посмотрел на нее с недоверием.
Мэган с трудом сглотнула.
— С самого начала в документах значилось имя Ника. Я никогда не давила на него с требованием оформить на меня половину дома. Наверно, это звучит наивно, но, когда я выходила замуж, я.., я действительно думала, что наш брак — на всю жизнь.
Проходили минуты, а Кайл не мог ни двигаться, ни говорить. Неужели он считает меня глупой? — с замиранием сердца думала девушка. В отношениях с Ником она всегда и во всем была дурой, и на свете нет критика более сурового, чем она сама.
— А как к случившемуся отнеслись ваши родители?
Мэган прикрыла глаза и вздохнула.
— Отец ушел, когда мне исполнилось два года, а мама снова вышла замуж и эмигрировала в Австралию. Мы не общаемся.
Начался дождь, сначала мелкий и теплый, затем налетел ветерок, и косые нити соединили землю с небом. Не поднимая глаз на своего собеседника, Мэган собрала альбом, карандаши, затем начала подниматься. Жилы на ноге пульсировали, трудно было выглядеть изящной с такой травмой.
— Позвольте мне помочь. — Кайл уже стоял наготове, одной рукой он подхватил трость, а другой обнял девушку за талию.
— Я могу справиться сама.
Но он не обратил внимания на ее слова.
— Нам нужно домой. Ваша одежда не совсем подходит для прогулок под ливнем. — Вот и все, что сказал Кайл. Он сунул ее палку под мышку и, прежде чем она смогла сопротивляться, поднял ее на руки и понес, словно пушинку.
Кайл шел твердым шагом сквозь густую траву вниз по извилистой тропинке к стоянке машин, его дыхание щекотало ей щеку, а сильные руки прижимали легкое тело к груди. Прохожие, спешащие по домам, с любопытством оглядывались, но Кайл игнорировал их взгляды.
Он усадил Мэган в роскошный кремовый салон своего седана. Мэган была в панике. Ей нравился дождь, но гроза была для нее настоящим ужасом. Стоило раздаться первым раскатам грома, а на небе появиться зигзагу молнии, как она уже сидела под столом и усердно молилась.
Кайл опустился на водительское сиденье, и Мэган отважилась поднять на него глаза.
Она видела, как он разъярен. Если бы он не спросил об эскизах, если бы не дождь, они бы остались в парке, дружески вели беседу, а возможно, даже стали бы… А теперь доброй атмосферы как не бывало, и все по ее вине.
— Замерзли?
Кайл завел машину, включил обогрев и мельком взглянул на нее. В светло-карих глазах мелькнула озабоченность. Он видел не только нежный профиль, но и влажный красный топ, предательски облепивший гибкое тело.
Обжигающий жар сковал его бедра. Боже милостивый! О чем еще он может думать, как не о вожделении, когда она сидит рядом, такая прекрасная, с влажными глазами лани, самая желанная женщина на свете?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...