ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Это непредусмотрительно, но, учитывая обстоятельства, я не собираюсь читать вам мораль.
Тон его голоса смягчился. Мэган медленно выдохнула.
— Вы не должны это делать, — тихо сопротивлялась девушка. Внезапно она почувствовала себя слишком усталой, чтобы заботиться о том, что он о ней подумает.
— Скажите свой адрес, Мэган. Я приеду. А пока обещайте мне быть паинькой.
Она включила радио и, сжав руками голову, погрузилась в тихие мелодии старых времен. Воспоминания кружились и кружились, как картинки из другой жизни.
Ей захотелось вскипятить воду и приготовить чай, но она не рискнула снова опускать ногу на пол. Глаза слипались от усталости, а тело болело.
Мэган думала, что именно такие чувства испытывает марафонец после длительного забега. В конце концов она выключила радио и осторожно и медленно направилась в гостиную.
Боль в ноге разрасталась. И она, скрипя зубами, глядела на часы, ожидая либо прихода Кайла, либо рассвета. Она с трудом двинулась к одной из ламп.
И только комната наполнилась мягким электрическим сиянием, как Мэган услышала шаги на лестнице. Кайл. Вероятно, это он. Девушка медленно запрыгала в сторону двери прежде, чем раздался громкий стук.
— Привет. — В обрамлении блестящих от полночного света волос ее лицо казалось бледнее обычного. Фигура в скромной ночной сорочке, с обнаженными тонкими руками, выглядела почти детской, если бы не округлые женственные формы под тонкой материей.
Первобытный инстинкт защитить, уберечь эту женщину нахлынул на Кайла. Она держалась рукой за дверной косяк, стройная нога была осторожно приподнята над полом. Плотно сжав губы, Кайл прошел в комнату.
Он выглядел как человек, только что вскочивший с кровати, и все-таки Мэган не могла припомнить никого более привлекательного. Его твердые скулы и подбородок покрывала дневная щетина, а темные волосы торчали во все стороны, будто расческа не касалась их пару дней. Но даже в таком виде он был невероятно красив. Внушителен и опасен, способен лишить ее остатков здравого смысла и нарушить покой в душе. Вероятно, она сошла с ума, позвонив ему.
— Вам лучше находиться в постели, — хрипло произнес мужчина.
Без охов и ахов он поднял ее на руки и крепко прижал к груди, почти утратив контроль над собой от такой близости. Ее тело было мягким, теплым, гибким, и тонкий аромат духов кружил ему голову.
Когда ее роскошные блестящие волосы водопадом заструились по его плечу, Кайл чуть не застонал. Он никогда не чувствовал себя таким возбужденным и таким бессильным против страсти.
В Мэган Бренд слились все качества, присущие настоящей женщине. Женственность, мягкость, чертовская сексуальность…
— Вам не следует делать это. — Беспокойные темные глаза встретились с его глазами.
Уголки его рта дрогнули, и улыбка озарила его лицо.
— Есть еще кое-что, что бы я сделал охотнее, честно признался он и увидел, как ее веки беспомощно опустились. Она слишком устала, чтобы бороться с собой. — Лучше скажите мне, где ваша комната. Вам нужно отдохнуть.
Он осторожно опустил Мэган на смятую постель и, уютно укутав лиловым ватным одеялом, огляделся.
Простая сосновая мебель, на туалетном столике фотография в рамке и старомодный набор расчесок, отсутствие украшений, цифровой будильник и голые стены с единственной картиной над кроватью. На двери, на крючке, скромный белый махровый халат.
Мысль о том, что Мэган лишает себя маленьких женских радостей, взволновала его. Она лежала на кровати, стараясь держать глаза открытыми, волосы, черные, как крыло ворона, рассыпались по белой подушке, вызывая в его душе художника, да и просто мужчины, восхищение и благоговение.
Все в Кайле тянулось к ней.
— Может, стоит позвонить доктору? — Кайл осторожно присел на край кровати, стараясь не задеть больную ногу. — Мэган! Вы сказали по телефону, что приняли болеутоляющее, вы поэтому такая вялая?
Ему внезапно стало страшно, что она теряет сознание из-за боли в ноге, с которой он не в силах справиться, если только не позвонит в «Скорую помощь». Он живо представил себя несущим дежурство у больничной койки, потому что будь он проклят, если оставит ее один на один с бедой.
Но девушка кивнула, затем очаровательно улыбнулась. И эта улыбка лишила его дыхания, словно удар пришелся в солнечное сплетение, страстное желание возникло в мозгу и распространилось по телу.
— Все в порядке, Кайл. Я не собираюсь падать в обморок. Таблетки.., они очень сильные. Извините, не могу.., не спать… — Мэган ощутила, как уносится в велюровую мягкую темноту, вещи становятся маленькими, а вокруг лишь колдовские золотистые глаза Кайла.
Он выглядит таким обеспокоенным, будто его на самом деле волнует то, что с ней происходит.
Но это же невозможно, ведь они так мало знают друг друга. О, Мэган.., ты действительно… О чем ты только думала?
Сон навалился на нее, и последнее, о чем она подумала, была надежда, что Кайл простит ее и не откажется давать ей уроки рисования и что она все еще нравится ему.., пусть даже совсем немножко…
Мэган проснулась, сознание проникло к ней сквозь толстые стены дремоты, и она открыла глаза. Комната плыла в бледном утреннем свете. Прозрачные голубые занавески тихо колыхались от ветра, девушка вдохнула полной грудью свежий воздух, ночные мучения остались позади.
Боль в ноге утихла, и теперь она должна попытаться встать с кровати и пройтись. Благодарение Богу за эти таблетки, хотя она и не любит принимать их. Хвала Господу за… Кайла. Он примчался в ответ на мольбы о помощи и поддержал ее.
Мэган села в кровати, провела рукой по спутанным волосам, расстроенная, что ее слабость увидел малознакомый человек. Она никогда себе этого не позволяла, иногда скрывала свою боль даже от Пенни. Она не хотела выглядеть неудачницей, хотя в душе именно такой и считала себя. Разве Ник не повторял ей это бессчетное количество раз? «Ты мечтательница, Мэг, а мечтатели никогда ничего не достигают в жизни… Благодари свою счастливую звезду, что у тебя есть друзья».
Чувствуя, что готова заплакать, Мэган тихо чертыхнулась и отбросила в сторону одеяло. Ей нужно встать. Она должна посмотреть, оставил ли Кайл записку, записку с упреком, что ему было неприятно покидать кровать в середине ночи, чтобы сыграть роль Рыцаря в сияющих доспехах.
Как только она подумала об этом, дверь распахнулась и появился он, правда скорее походивший на гуляку-пирата, чем на рыцаря из снов. Щетина, которую она заметила накануне, стала гуще, но в игривых светло-карих глазах полыхал золотой огонь, придающий ему очень.., сексуальный вид.
Мэган стало жарко от желания. Темные глаза беспомощно распахнулись, а сердце застучало тяжело и медленно.
Он прислонился к дверному косяку, держа на весу чашку кофе. С греховной улыбкой на губах, которая могла бы заставить и монашку забыть о данных Богу обетах, он разглядывал свою подопечную, словно собирался проглотить ее на завтрак.
Надо же! Мэган почувствовала, что летит в пропасть.
ГЛАВА ПЯТАЯ
— Надеюсь, вы не намеревались улизнуть куда-нибудь, не обратившись ко мне за помощью?
— Если честно, я не думала, что вы все еще тут. Мэган виновато опустила глаза, чтобы не видеть этого очаровательного пирата, так сильно взволновавшего ее. Не мешало бы вспомнить, что ситуация довольно пикантная. Они наедине в спальне, и она, Мэган, временно недееспособна.
— Вы думали, что я оставлю вас в таком состоянии? — Кайл оттолкнулся от косяка и прошел в комнату.
Поглаживая чашку пальцами, мужчина опустился на кровать рядом с девушкой.
Жар охватил Мэган. Как они отличаются: его упругие, обтянутые джинсами бедра и ее прикрытое халатом немощное тело. Больная нога несколько усохла, но физиотерапия и нагрузки помогут ее восстановить. Рядом с таким большим, пышущим здоровьем мужчиной она выглядит невероятно хрупкой.
У Кайла, высокого, крепкого, наверняка больше силы в мизинце, чем во всем ее теле. Она не станет отрицать, что чувствует непреодолимое желание окунуться в золотистый мед его глаз, и по его напрягшимся скулам она видела, что он охвачен тем же порывом.
— Я не имела права звонить вам в середине ночи. Я не.., не знаю, что на меня нашло. — Мэган отважилась поднять на него глаза.
— Вы поступили правильно, что позвонили мне, сказал тихо Кайл. Он приподнял прядь ее длинных темных волос и медленно накрутил на пальцы. Волосы, похожие на шелк, были мягкими и легкими.
Прекрасная брюнетка вызывала в нем физическое томление, которое едва ли могла бы вызвать другая женщина. Мышцы на бронзовых скулах дернулись, тигриные глаза сверкнули. Кайл боролся с собой, со своим безрассудным вторым "я".
— Как ваша нога? Все еще болит?
Ему было стыдно за свое вожделение, за то, что он забыл о здоровье Мэган. Кайл отпустил ее волосы, намеренно увеличив дистанцию между ними. Сейчас было необходимо держаться от нее на расстоянии. Меньше всего ему хотелось ее напугать.
— В данный момент нет. Я как раз собиралась выяснить, смогу ли стоять на ней.
Он увидел мелькнувшее в ее глазах сожаление, и тут же сознание того, что она тоже хочет его, заставило кровь забурлить.
— Тогда позвольте помочь вам.
Кайл вскочил и бросился к туалетному столику, чтобы поставить чашку. Его взгляд случайно упал на фотографию в серебряной рамке: Мэган и стройная блондинка, обе радостные, сияющие, словно ничто в мире не может разрушить их счастье.
Кайл не мог отвести глаза от Мэган, той Мэган на фотографии. Она была в коротких белых шортах, не скрывавших красивых стройных длинных ног, и в розовом открытом топе, так мало прикрывавшем восхитительные формы, что у любого мужчины захватило бы дух от одного взгляда на нее. Мэган выглядела восходящей звездой кино или моделью со страниц «Плейбоя». Ее, безусловно, привлекательная подружка бледнела на фоне столь роскошной особы. Оторвавшись от фотографии, Кайл заметил, что лицо Мэган сияет счастьем и радостью, а в глазах нет привычной печали.
— Она сделана до начала учебы, — тихо заметила Мэган. — Мы с Пенни провели неделю на Тенерифе, перед колледжем. Пенни занималась модой и дизайном, а я живописью. Наши лучшие деньки.., отвечаешь только за себя. Думаю, тогда я была по-настоящему свободна. Ни обязательств, ни парней, ничего, что может нарушить покой.
Робкая улыбка коснулась нежных губ, но в следующий момент хрупкие плечи поникли. Ему пришлось подавить порыв бежать разыскивать ее муженька, чтобы устроить ему хорошую взбучку. Он хотел бы снова увидеть девушку с фотографии, еще не познавшую горечь отношений с этим кретином, который принес ей одни страдания.
— Мне не хотелось бы отрывать вас от дел.
— Вы меня не отрываете. — Он тут же очутился рядом, заботливо поддерживая ее, когда она попыталась встать на ноги. — Полегче. Не нужно спешить. Можете опустить ногу на пол? — Его голос звучал хрипло и отстранение. Находиться от нее в миллиметре и не позволить себе более близкого контакта — о, на это требуется огромная сила воли.
Когда нога коснулась ковра, Мэган почувствовала, что пот струится по спине, шее, плечам. Она так молилась, чтобы не было боли. И, о чудо, боль исчезла. Закусив губу, она попыталась расслабиться и чуть больше опереться на ногу. Невероятно, боли нет. Девушка повернула голову и улыбнулась с таким восторгом, что его сердце защемило.
— Все в порядке. — Она сияла, как маленькая девочка, которой пообещали подарить щенка.
— Может, вам лучше попробовать пройтись? бодро прозвучал его голос.
И тут же ее улыбка исчезла, а в темных глазах появилась тревога. Он был готов убить себя за несдержанность. Продолжая поддерживать девушку под руку, Кайл автоматически перенес большую часть ее веса на себя.
Мэган сделала один шаг, затем другой. Вроде бы, получается достаточно хорошо. Девушка в душе произносила хвалу Богу. Угроза третьей операции немного отдалилась.
— Думаю, я могу справиться сама. — Она ждала, что он уберет свою руку, и когда он этого не сделал, вдруг ужаснулась, увидев, что облачена в ночную рубашку, не умыта и не причесана. Даже Пенни редко видела свою подругу в столь неприглядном виде.
— Вам часто бывает так плохо, как вчера?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...