ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мэган необходим отдых, а не борьба. Ей нужно время и пространство, чтобы воплотить мечту стать художником.
— Ваша картина впечатлила меня.
Мускул дернулся на бронзовой щеке, и мысли Мэган вернулись к реальности.
— Я не знал, на что вы способны. Я знаком со многими художниками.., с профессиональными художниками, которые пожертвовали бы всем, лишь бы создать что-нибудь подобное. Такой талант — дар Божий. Я вращаюсь в мире живописи достаточно давно, чтобы разглядеть истинное творчество. Если внутри вас копится что-то, вы должны это выплеснуть, Мэган.
Мэган затаила дыхание, а когда очнулась, ее щеки пылали. Она смотрела на Кайла так, словно он только что объяснил ей устройство Вселенной.
— Вы думаете, я могла бы.., я имею в виду.., в будущем сотворить нечто значительное?
— Полагаю, вы можете посвятить живописи всю свою жизнь.
В голову Кайла закралась мысль о сигарете.
Эта женщина, таившая в себе огонь и пламень чувств, эта темноволосая красавица, сидящая напротив, может стать мечтой любого мужчины.
Кайл почувствовал внезапное желание. Он рассматривал собеседницу, останавливая взгляд то на мечтательных карих глазах, то на маленьком носике, то на чувственном рте. Опустить взгляд ниже он не смел. Нежный аромат ее цветочных духов сводил его с ума. Если и существовала на свете женщина, которой он дал бы понять о своих желаниях, то это была Мэган Бренд. А еще Кайл очень хотел помочь ей стать настоящим художником.
Правда, более интимные отношения, возможно, не входят в ее планы.
Проклятье! Жаль, что нет сигарет!
— Вы не понимаете, как много значат для меня ваши слова. Это как исполнение желаний. Я понимаю, мне необходимо упорно работать.., но теперь я знаю, что есть маленькая надежда, от которой я никогда не откажусь. Вы думаете.., вы могли бы помочь мне? Конечно, за деньги; это даже не обсуждается…
Мэган не отрывала глаз от стола, она была смущена. Должно быть, у него масса более неотложных дел, чем помощь неоперившейся художнице.
— Вы серьезно полагаете, будто мне нужны ваши деньги? Если бы я стал помогать вам, то сделал бы это не из-за денег, а потому что распознал дар Божий. Все заслуживают шанса попробовать. Я помогу вам, потому что сам получу от этого огромное удовлетворение. Я хочу посвятить вам все свое время и знания, — ясно, Мэган Бренд?
Радость и страх заполнили ее душу.., и чувство стыда, не обидела ли она этого замечательного человека, посулив деньги.
— Я.., благодарю вас и принимаю ваше предложение… Кайл.
Мир искусства может быстро и жестоко низвергнуть вас в пучину или вознести к небесам. Теперь Кайл не нуждается в одобрении посторонних людей, а в обществе напыщенных жирных котов, где не умеют провести прямую линию на бумаге и где ему приходилось вращаться, никогда не создадут таких изысканных картин, как Мэган. Даже если бы у него не было ни цента в кармане, он все равно продолжал бы рисовать.
Кайл сделал жадный глоток; он понял, что если Мэган суждено стать настоящей художницей, то она ею станет, с его помощью или без. И если ей нужен руководитель, то пусть им будет он, а не кто-то другой.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Мэган проснулась внезапно, испарина покрывала лоб и шею. Ей показалось, что она задыхается, поэтому девушка откинула пуховое одеяло, села и чуть не завопила от боли в ноге. Мучения были страшными.
— Господи, милостивый, пожалуйста! — Она начала растирать ногу в отчаянной попытке уменьшить боль.
Шрамы пересекали колено, еще два змеились по бедру. Мэган никак не могла привыкнуть к ним, каждый раз от одного взгляда на изуродованное тело внутри все замирало и воспоминания той страшной ночи тянули ее в прошлое.
Затуманенные болью глаза машинально остановились на светящихся стрелках будильника. Сосредоточиться на цифрах было тоже испытанием Три часа утра — самый страшный отрезок времени.
Не зря люди называют это время Ведьминым часом. О боже, эта боль, невыносимая, жгучая, сводит ее с ума. Да еще мысль о том, что надо встать и найти обезболивающее. Иначе она не успокоится и не заснет.
На кухне девушка запила водой две плоские белые пилюли. Сильное обезболивающее. От свежего ночного воздуха кожа покрылась пупырышками, хотя холода Мэган не чувствовала. Она отдала бы все, лишь бы боль ушла, исчезла и никогда не возвращалась снова. Господь не допустит третьей операции. Каждый день Мэган молилась, чтобы боль прошла и призрак больничной палаты развеялся как дым. Однако нынешняя боль все расставила по местам: улучшения не будет.
В квартире стояла мертвая тишина, лишь изредка с улицы доносился звук проезжающей мимо машины. Слишком тихо. Тишина заставляет человека против воли копаться в себе, в своих чувствах, переживаниях. Мэган посмотрела на стакан с водой, глаза слипались от усталости, а мозг продолжал непрерывно работать.
Пенни сегодня ночевала у своего друга, Раина, поэтому в распоряжении Мэган была вся квартира. Обычно ей нравилось оставаться одной, но сейчас, когда она чувствовала себя утопающей, а сон казался далекой землей, до которой добраться нет никакой надежды, по крайней мере пока болеутоляющее не начнет действовать, она бы не отказалась от веселой компании.
Отчаяние охватило ее. В этот проклятый предутренний час, когда вокруг ни души, воспоминания о бывшем муже все глубже и глубже погружали ее в пучины самоанализа. Ник. Мужчина, который очаровал ее настолько, что она оставила художественный колледж по первому его требованию.
Мужчина, который за короткий срок превратился из внимательного, нежного возлюбленного в жестокого эгоиста. Господи, и она планировала иметь с ним детей…
Дети. Не проходило и дня, чтобы Мэган не думала о ребенке, которого потеряла. Конечно, она сумела загнать душевные муки в самый отдаленный уголок мозга, а иначе как можно было бы выжить? Она поняла, что беременна, когда брак раскололся на кусочки, и испытала шок.
Перспектива воспитывать малыша одной всегда вселяла в нее ужас, но решимость и логика победили. Лучше быть одинокой любящей матерью, чем позволить жестокому самовлюбленному отцу терроризировать еще и ребенка. Она не сказала Нику о беременности, а то он бы нашел пути, чтобы забрать у нее дитя сразу после рождения.
Разве справедливо, что Ник устроил новую жизнь с Клэр, в то время как она все еще страдает не только от физического увечья, но и от утраты, которую невозможно забыть!
Утрата драгоценной ноши, заключенной в ее чреве, окончательно опустошила ее душу и сердце.
— Не думай об этом, Мэган! Ни сейчас.., никогда! — Ругая себя вслух, девушка рывком попыталась встать. Нога подвернулась. В отчаянии она протянула руку вперед и схватилась за край стола.
Только благодаря своей молниеносной реакции она не упала на пол.
Мэган опустилась на табурет и сделала несколько глубоких вдохов, восстанавливая нормальный ритм сердца. Ей самой не добраться до постели, надо позвонить кому-нибудь… Где-то Пенни оставляла номер Раина. Она вспомнила пришпиленный булавкой белый листок около телефона на кухне.
Бросив взгляд на черно-белые клетки кухонного пола, Мэган удивилась, как может помещение обычных размеров стать вдруг бальным залом, и как раз в тот момент, когда необходимо пересечь его только на одной ноге.
Время двигалось невероятно медленно. Мэган не решилась позвонить Пенни так рано. К тому же завтра суббота, единственный день, который подруга полностью посвящала своему парню, и Мэган не хотелось нарушать их уединение.
Кому же еще позвонить? Прямо сейчас, чтобы голос на другом конце провода прозвучал ободряюще. Скрипя зубами, Мэган осторожно приподнялась с табурета. Держа на весу ногу, девушка медленно запрыгала вперед.
От усилий все тело покрылось испариной; последний прыжок — и она оказалась у столика с телефоном. Изучая различные листочки с номерами, пришпиленные к доске, она машинально натолкнулась на номер Кайла. Пенни приклеила его визитную карточку желтым скотчем и красной ручкой написала: «Попробуй выбросить!»
Мэган улыбнулась, хотя ей было совсем не до смеха. Позвонить Кайлу? Она окончательно свихнулась? На дворе раннее утро, он спит, и, возможно, не один…
Мысль о посторонней женщине заставила Мэган закусить губу. Неожиданная ревность резанула ей сердце. Ее волнует частная жизнь почти незнакомого человека? Кайл всего лишь ее учитель. Он собирается помочь ей с живописью, и не более того.
Желание позвонить ему было таким огромным, что сопротивляться не хватало сил. Если бы он только мог поговорить с ней минуту или две…
Мэган сдвинула брови, тело затекло от усилий сохранять равновесие.
— Что я скажу? — бормотала девушка. — Кайл же не доктор.., как он сможет помочь?
Но сейчас ей нужен слушатель, и если нет лучшей подруги, то пусть это будет Кайл.
Мэган быстро набрала номер. На другом конце раздались гудки, и она не знала, что громче — монотонное «пи-пи-пи» или биение собственного сердца.
— Черт возьми, вы знаете, который час? — ворвался ей в ухо глубокий чувственный голос. Девушка услышала, как что-то упало на пол, потом раздался поток бранных слов. Она почти готова была бросить трубку. Почти…
— Кайл. — Мэган уставилась на жалюзи, опущенные на узкое кухонное окно и отделяющие ее от остального мира.
— Кто это? — В его голосе послышалась тревога.
Мэган живо представила себе, как он сидит на кровати и раздраженно приглаживает рукой взлохмаченные каштановые пряди. Носит он пижаму или спит обнаженным? О господи! Зачем она поддалась искушению позвонить? Жгучая боль напомнила о себе, положив конец ее ночным фантазиям.
— Это Мэган. Мэган Бренд. — Она назвала свое полное имя, испугавшись, что он забыл, кто она такая. Вероятно, у него много клиентов: почему она думает, что лучше других?
— Мэган. Несколько необычно. — Его голос внезапно потеплел, послышались нотки интимности.
Пытаясь успокоиться, она намотала на палец шнур, перекрыв кровообращение в руке.
— Сожалею, что звоню вам в такой час. Я не хотела будить вас. — Смущение окрасило ее щеки в пунцовый цвет, от неудачной попытки объяснить свои действия она чуть не разразилась потоком слез. — Ужасный поступок, — добавила она еле слышно.
— Вы можете звонить мне в любое время суток.
Что случилось?
Неподдельный интерес в его голосе прозвучал как призыв. Ее била дрожь.
— Мне.., мне нужно поговорить с кем-нибудь. Ее взгляд упал на визитную карточку с безличными инициалами «КХ», которые ничего не могли сказать о таинственном владельце. — Моя подруга Пенни не ночует сегодня дома, а я проснулась от дикой боли в ноге. Я приняла болеутоляющее, но, когда опустила ногу на пол, немного ее подвернула. Я.., я не знала, что делать, с кем поговорить…
— Хорошо, что позвонили мне. Где вы сейчас? Тон изменился, стал отрывистым и деловым.
— На кухне. Я сумела добраться до телефона. Мэган аккуратно опустила ногу на пол и попыталась встать на нее. Острая боль ударила в ногу, и девушка едва не потеряла сознание.
Кайл услышал в трубке сдавленный крик.
— Мэган! Что происходит?
— Я сделала попытку встать.., не очень успешно. Больно, как.., как… —Неудержимые слезы хлынули из глаз. Она ненавидела себя, такую беспомощную и слабую. Ей так не хотелось обращаться к кому-то за помощью, а тем более к мужчине, которого она почти не знает. — Мне не следовало звонить, — пробормотала она. Мэган не знала, что делать: повесить трубку или продолжить разговор.
Ей нужно каким-то образом добраться до кровати и подождать действия таблеток…
— Я приеду. Давайте адрес.
— Вы не можете! — От изумления ее рот открылся. — Я имею в виду, я только хотела.., поговорить.
Вам не надо приезжать.
— Почему бы вам не предоставить мне возможность самому решать? Как я войду?
Мэган прижала пальцы ко лбу, потерла пылающую кожу, стала лихорадочно соображать.
— Возможно, я сумею дойти до двери в квартиру, но мне никак не добраться до парадной. Если вы спуститесь к пожарному выходу на цокольном этаже, то под ковриком найдете ключ от входной двери. Наша соседка внизу — стюардесса, она часто отсутствует, и мы договорились оставлять ключ под ковриком на случай, если никто из нас не сможет открыть дверь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...