ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Звездный путь -


Питер Дэвид
Новые Границы

Звездный Путь

Книга Первая: Карточный Домик.
Часть Первая: Двадцать лет назад. М`К`Н`Зи

I.
Под палящим солнцем Зенекса Фалькар посмотрел на остатки своего отряда и решил что проблему можно рассмотреть по-философски
– Убить подростка – это понятное желание, – высказался он, – но не часто для этого посылают армию солдат.
К его удивлению, солдаты рассмеялись на эту шутку. Было удивительно что в них осталось вообще какое-нибудь веселье, потому что схватка с Зенексианами была не только жестокой, но и совершенно бесплодной. Хотя совершенно не бесплодной для самих Зенексиан.
Выжившие солдаты были порядком потрепанны. Их бронежилеты, одежда висели клочьями. Энергия ружей практически полностью истощена, и когда они поспешно бежали с поля сражения, прорубаться к спасению (если это можно назвать спасением) пришлось в основном короткими мечами и ножами. Холодное оружие обычно висело в ножнах просто как украшение, и многие из солдат никогда раньше не держали в руках меч, разве что только чтобы отполировать для показухи. Ни один из пятидесяти солдат Фалькара не был мастером меча. И теперь изучая лица не более двадцати человек оставшихся в живых, он мог буквально читать их мысли.
Фалькар встал в полный рост, и так как он был довольно высок, он выглядел довольно внушительно. Его кожа обладала темно-бронзовым оттенком, свойственным людям его расы. Телосложение одновременно мускулистое и гибкое. Без сомнения он обладал значительной силой, но сила эта была так равномерно распределена по всему телу, что можно было легко недооценить его способности. Его длинные черные волосы, обычно связанные в аккуратный пучок, сейчас развевались непричесанные. Отступая в спешке обычно трудно следить за личной гигиеной.
Его глаза – черная бездна, раздувающиеся ноздри, он сухо сказал:
– Может мы заслужили эту судьбу.
Солдаты взглянули на него с удивлением. Если он хотел успокоить этими словами упавших духом людей, то это явно не сработало.
– Мы правили Зениксом больше четырехсот лет, – он продолжил, – и никогда, за все это время, не было восстания, которое мы не могли бы сокрушить. Никто никогда не осмелился оспаривать нашу власть. И мы скатились до небрежности. Превратились в жутко самоуверенных потрясателей ружьями.
Фалькар начал прогуливаться перед выстроившимся отрядом.
– Мы пришли к убеждению, – он продолжил, – что мы способны выигрывать битву за битвой не потому что мы лучше тренированны или вооружены… а потому что нам положенно побеждать, как по праву рождения. Что ж, Зенексиане доказали нам что это не так, не так ли?
– Этот чертов пацан, – пробормотал один из солдат
Фалькар обернулся резко к солдату, его глаза сверкнули
– Да, – прошипел он между зубами. – Этот чертов пацан. Этот чертов пацан, который возглавил свой народ. Который перехитрил нас в каждом сражении. Который предвидел все наши шаги, который не испугался нас, который подарил своим людям надежду. надежду, солдаты. Наихудшая идея для этих людей. Потому что за надеждой следует борьба, за борьбой – последствия. А последствия этой борьбы привели нас к тому что нам противостоит сейчас народ на грани освобождения. Мы все воюем и воюем, а они возвращаются с новыми силами и побеждают нас. И наше правительство ясно намекнуло, что Зеникс становится слишком серьезной проблемой, на которую вряд ли стоит тратить силы и время. А причина – этот чертов пацан.
Стоя на вершине холма, Фалькар обвел рукой мрачную равнину вокруг. Она простиралась на сотни миль, казалось во всех направлениях. Твердая и потрескавшаяся земля. Низкие горы тут и там, пучки зелени, отчаянно цепляющиеся за жизнь.
– Он где-то там, солдаты. Где-то в Бездне. Провидению было угодно дать нам возможность наконец то его поймать. Его шатл вошел в неконтролируемый штопор в том направлении в конце сражения. Он далеко от своих войск и соратников. Он один и без сомнения испуган. Но он скорее всего очень опасен, как любой раненый зверь загнанный в угол.
Фалькар развернулся на каблуках и посмотрел на солдат в упор.
– Я хочу его схватить. Если можно – живым. Если нет – как получится. Но если вы схватите его живьем, и он "случайно" скончается по пути, пусть все раны будут нанесены только его телу. Лицо должно остаться чистым и нетронутым, чтоб можно было легко опознать.
Один из солдат нахмурился:
– Я не понял – его ведь можно будет опознать по его ДНК в любом случае.
– Да, – сказал Фалькар. – Но я имею ввиду опознать его лицо…когда его голова надета на кол на главной площади Зенекса.
Он взглянул на равнину в последний раз и сказал:
– Найдите его. Найдите М`к`н`зи…и давайте покончим с этим восстанием раз и навсегда.

***
М`к`н`зи почувствовал что его рука опять занемела. Кровь на его бицепсах давно уже высохла, осколок металла нанес довольно серьезную рану и он перенес адские несколько минут пытаясь вытащить его. Но не это было главной проблемой. Вывихнутое запястье доставляло гораздо больше хлопот. Боль стала непереносимой, когда М`к`н`зи стиснув зубы ввернул его на место. Боль была настолько ошеломляющей, что он потерял сознание. Прийдя в себя несколько минут спустя, он выругал себя за такую слабость.
Он вжался в маленький кусочек тени, который ему с трудом удалось найти, глянул на свою ладонь и попытался сжать пальцы в кулак и опять распрямить.
– Не подведи меня, – пробормотал он про себя через потрескавшиеся губы, недовольный тем что отдельные части его тела отказывались ему подчиняться.
– Не подведи. Он размял пальцы, затем запястье и локоть, пока наконец не получил желаемый результат. Взглянув на равнину он начал продумывать план дальнейших действий.
Если выражение лица Фалькар было дикарским из-за стечения обстоятельств, то М`к`н`зи выглядел так все время. Его кожа тоже была бронзового оттенка, но более грубая, скорее всего из-за многих дней проведенных на открытом солнце. Волосы росли по-дикарски, непричесанно. Зенексиане вообще по репутации считались дикарями, но стоило взглянуть в пурпурные глаза М`к`н`зи, и становилось сразу понятно что он обладал недюжинным умом и хитростью. Никто не принял бы его за простака.
Врядли кто-нибудь поверил бы что М`к`н`зи не исполнилось еще девятнадцати лет. Годы тяжелой борьбы, перенесенные им, придали ему взрослый вид, и несколько морщин уже рассекали его лоб. И что-то еще было… в его глазах. Видно было что давно он перестал быть невинным ребенком.
Эти дикарские глаза сейчас внимательно рассматривали район Зенекса известный под названием Бездна. Примерно тридцать миль в длину, этот участок был хорошо известен жителям родного города М`к`н`зи – Калхауна. А хорошо он был известен потому, что при обычных обстоятельствах его обходили стороной. Место это было очень негостеприимным, населенным различными мелкими тварями, которые за многие годы приобрели мерзкие хищные способности, необходимые для выживания в таких суровых условиях. Кроме того погода была крайне непредсказуема, благодаря комбинации различных ветров, которые застревали в горах, окружавших Бездну, как в ловушке. Сильнейшие пылевые штормы могли начаться в любую секунду, могли лить проливные дожди – иногда дни напролет. А бывало наступит такая сушь и тишина, что казалось воды здесь не бывало никогда. В некоторых местах земля была растрескавшаяся от сухости, в других – грязевые ямы.
Корме суровой природы было что-то еще не так с эти местом. Что-то почти сверхъестественное. Поклонники псевдонауки утверждали что где-то в Бездне существовал разрыв в реальности. Место, где много реальностей пересекалось в одной точке, где реальности дрейфовали с легкостью пыли на ветру. Другие, не помешанные на псевдонауке, просто говорили что Бездна населена приведениями.
В любом случае, Бездна была самым непредсказуемым земельным участком Зенекса.
Хотя современные Зенексиане обходили Бездну стороной, столетия назад она была фундаментальной частью ритуала взросления среди Зенексианской молодежи. По достижении определенного возраста, юношу или девушку отправляли в Бездну в так называемом "Поиске Вечности". Существовало поверье, что если долго бродить по Бездне, то можно было увидеть свое будущее и найти смысл жизни.
Однако Поиск Вечности часто заканчивался трагически – Бездна не прощала ошибок. И постепенно традиция Поиска стала забываться. Но не исчезла окончательно, а вместо этого ушла в подполье. Превратилась в испытание смелости, характера… и по правде говоря самолюбия. Те кто считал что их ожидает великая судьба, решались на Поиск на свой страх и риск. Родители пытались доказать своим детям глупость и опасность этих рискованных приключений, как их родители доказывали им, когда они были детьми. И довольно часто им удавалось отговорить своих отпрысков от участия в Поиске.
К тому времени, когда М`к`н`зи исполнилось тринадцать лет, его родителей уже не было в живых, и некому было его воспитывать (хотя по правде говоря, даже если б он были живы – врядли бы они оказали какое то влияние на него) Провозгласив громкогласно своим друзьям что его ждет великая судьба, тринадцатилетний М`к`н`зи отправился в Бездну узнавать свое светлое будущее. По (неофициальной) традиции не взял с собой никаких запасов еды, только однодневный – при обычных обстоятельствах – запас воды.
Несмотря на строгую экономию на пятый день он допил последнюю каплю.
Только на восьмой день его старший брат Д`ндаи нашел его – без сознания, иссохшего, бормочущего про себя. Д`ндаи принес его домой, и когда М`к`н`зи пришел в себя, он рассказал своим друзьям о невероятных видениях будущего, которые ему довелось увидеть. Освобождение Зенексианцев от Тирании Дантери. Гордые и благородные бойцы в порыве восстания. И говорил он с такой силой и убеждением, как будто эти видения были достижимыми целями. И это послужило основой для восстания.
На самом деле он ни черта не увидел, к его величайшему разочарованию и стыду, но он ни за что бы в этом не признался. И когда его друзья настаивали на подробностях – он сочинял одну историю за другой, которые обрастали новыми "подробностями" с каждым пересказом. И вскоре сам М`к`н`зи поверил в них.
Глубоко в душе он понимал что это не все не правда. Но как и все великие люди, он не собирался дать таким банальностям как правда встать на своем пути.

***
Дантерийский отряд медленно подбирался к Бездне с северо-запада. Они продвигались очень осторожно, изучая буквально свой каждый шаг. Всем было известно что безжалостная Бездна не прощает небрежности.
Фалькар с беспокойством поглядывал на небо, пытаясь предвидеть изменения в погоде. Он никогда раньше не бывал в Бездне, но знал о ее грозной репутации.
Первый помощник Фалькара – Делина внезапно замер уставившись на экран своего сканера.
– В чем дело? – требовательно спросил Фалькар
Делина оглянулся и посмотрел на своего начальника с угрюмой ухмылкой.
– Я его засек, – произнес он. Нажав несколько клавиш он продолжил:
– Он не двигается с места, примерно сто ярдов на восток отсюда.
– Как это не двигается?
– Совсем.
Услышав это, Фалькар нахмурился.
– Не нравится мне это. Может он сидит там, зная что мы ищем его, и пытается заманить нас в ловушку.
– Но может быть, – заметил Делина, – он просто ранен? Беспомощен? Прячется, надеясь дождаться своих друзей и даже не знает что его ищут?
Фалькар задумчиво потер подбородок и уставился в направлении указанном сканером. Уставился с таким выражением, как будто он мог увидеть М`к`н`зи невооруженным взглядом.
– Он знает, Делина.
– Ты не можешь быть уверен на сто процентов…
Фалькар перевел взгляд на Делину.
– Когда наши войска устроили внезапную атаку на Калхаун… он знал, и защитники города отразили нас. Когда мы были на сто процентов уверены, что мы схватим его в степях Шонвина… он знал, его отряды обошли нас с флангов и уничтожили пять батальонов. Когда высшие военные советники уверяли меня что битва под Кондасином будет полной неожиданностью, что она будет величайшим военным достижением столетия…
Лицо Делины потемнело.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...