ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рядом с ним стоял человек с коричневыми волосами и квадратной челюстью в такой же форме как и лысый незнакомец. Его М`к`н`зи никогда раньше не видел.
Брагонер взглянул на него с ненавистью и произнес, обращаясь к своим попутчикам:
– Ну что, капитан, убедились что Зенексианцы именно такие, как я вам описывал?
Это слово… капитан. Оно настолько поглотило внимание М`к`н`зи, что сначала он пропустил мимо ушей самодовольный тон Брагонера. Но сразу опомнился.
– Может мы и не обладаем вашей выправкой и родословной, господин Дантери, – произнес Д`ндаи с шутливым поклоном, – но и ваша полоса поражений нам тоже не знакома. Мы согласны заплатить первым за второе.
М`к`н`зи пожалел что не принес с собой меч. Тот меч который он отобрал у Фалькара. Увидев Зенексианца с мечом Дантери, Брагонера наверное хватил бы удар.
Но он напрасно беспокоился. Слова его брата взвинтили Брагонера настолько, что тот начал подниматься из-за стола Но лысый человек, стоящий рядом с ним, опустил успокаивающую руку на его плечо. Обманчиво расслабленную руку. И когда Брагонер попытался было встать, тот удержал его не прилагая особых усилий. И так как Брагонер обладал солидной мускулатурой, это означало что лысый человек был значительно сильнее чем он выглядел. И он излучал уверенность.
– Меня зовут Жан-Люк Пикард, я капитан звездного корабля Федерации Старгейзера.
Кивнув на человека, стоящего рядом с ним, он продолжил:
– А это лейтенант Джек Крашер. Мы представляем Объединенную Федерацию Планет… союз космических миров.
Крашер продолжил:
– Мы наблюдали за вашей планетой, и осторожно контактировали время от времени. И мы считаем что ваша цивилизация готова понять и принять ОФП и ее представителей.
– Другими словами, мы поднялись до вашего уровня, – произнес Д`ндаи, ни капли иронии в его голосе.
Но ирония была очевидна, и Пикард вступился:
– Мы никого не хотели оскорбить. Просто Дантери попросили нашей помощи
… в этой трудной ситуации.
– Какой помощи? – спросил Д`ндаи.
– Сказать по правде, – сказал человек назвавший себя Крашером, – Империя Дантери занимает стратегически важно расположенные планеты. Федерация уже не раз обсуждала с Дантери возможность присоединиться к нам.
– Но Дантери сомневались что от Федерации будет какая-нибудь польза, – сказал Пикард. – Однако они сильно обеспокоены недавними беспорядками на вашей планете. И их природная гордость не дает им сесть за стол переговоров с вами – Зенексианцами.
– Да не только гордость! Если б только гордость – мы б ей поступились! – со злостью перебил Брагонер. – Дело в них! Они ж дикари! Только взгляните на них!
Пикард глянул на них. М`к`н`зи он рассматривал с особым интересом. М`к`н`зи встретил его взгляд не опуская глаз.
– Я видал и похуже, сказал Пикард секунду спустя. – А вы, как я понял М`к`н`зи?
Его произношение хромало, но М`к`н`зи не стал его поправлять, просто кивнул. Вся ситуация казалась ему нереальной – стоять тут и разговаривать с существом, которое неделю назад было его галлюцинацией.
– Ваша репутация широко известна, – продолжил Пикард, – Правда Дантери ничего хорошего про вас не говорят. Ни про кого из вас. Но честно говоря меня это и не интересует.
Его голос обострился и приобрел более серьезный оттенок.
– Мне безразлично, кто начал первый. Мне безразлично, кто кому за что хочет отомстить. Только одна вещь мне не безразлична, а именно как свести вас вместе за стол переговоров, чтоб вы сами смогли достичь договоренности. Понимание, компромисс, прекращение кровопролития.
Воцарилось долгое молчание, и наконец М`к`н`зи произнес первые слова к воплотившейся в реальность галлюцинации Жан-Люка Пикарда:
– Да пошел ты…
Лицо Брагонера налилось краской. Крашер удивленно моргнул, непривычный к ситуации в которой кто либо, будь то юнга или адмирал, обращался с его капитаном подобным образом.
Самого Пикарда ситуация не нисколько не смутила. Он промолчал, только подняв бровь, зная что М`к`н`зи на этом не остановится.
И М`к`н`зи не остановился.
– Я знаю что ты имеешь ввиду, говоря про компромисс, – сказал он безжизненно. – Обещание ограниченного присутствия на нашей планете. И отозвать его когда вам захочется. К черту ваши обещания и всю вашу ложь. Мы хотим только одного, а именно чтоб Дантери убрались с нашей планеты И никаких контактов, никаких наблюдений – забудьте о нашем существовании.
– Я б с удовольствием, – сказал Брагонер сквозь зубы.
– Да нет, непохоже, – сказал М`к`н`зи. Он наклонился вперед, упершись кулаками в стол, заметив при этом оценивающий взгляд Пикарда. – Я знавал таких людей как ты. Ты ничего не забываешь. И ты не успокоишься пока мой народ не будет уничтожен или порабощен. Помяни мои слова – этого не случится. Это мой народ, мои люди, и заключив какую либо сделку с тобой, я бы предал их. Мы освобождаем Зенекс для Зенексианцев. Только на такой компромисс мы пойдем. Не согласен – убирайся к черту.
– Я Брагонер из королевского дома, – произнес Брагонер высокомерно, – и не позволю так со мной обращаться, как будто…
– Пошел вон, – ответил М`к`н`зи и вышел из зала. У него за спиной Брагонер взорвался злобными криками. Но кричал он впустую, потому что все Зенексианцы вышли вслед за М`к`н`зи.
Не успели они пройти несколько шагов, как сзади послышался твердый окрик Пикарда. Остановившись они развернулись. Несмотря на то что обращался он ко всей группе, смотрел он в упор на М`к`н`зи.
– Это было глупо. – сказал Пикард. А ты вроде не смахиваешь на глупца.
– Послушай… капитан, ответил М`к`н`зи. Ты провел тут не больше дня, а я знаю этих людей очень хорошо. Это высокомерные предатели, а нас они считают за полных идиотов. Если мы начнем им потакать сейчас, то и в дальнейшем нам придется уповать на их снисходительность. До тех пор, пока они не поймут что мы не рабы или игрушки, не будет никаких переговоров или перемирия.
Ястребиный взгляд Пикарда сузился.
– Мы продолжим наш разговор завтра. И я определенно поговорю с Брагонером насчет его отношения к Зенексианцам.
– Как хочешь, – безразлично сказал М`к`н`зи.
Пикард на секунду задумался и спросил:
– М`к`н`зи… можно с тобой поговорить с глазу на глаз?
М`к`н`зи переглянулся с соратниками. Д`ндаи пожал плечами. М`к`н`зи пошел в свою комнату, Пикард в след за ним. Когда они переступили порог, М`к`н`зи резко развернулся. Пикард заметил что он никогда ни на секунду не теряет осторожности – и по достоинству оценил этот инстинкт. Подойдя к М`к`н`зи, он сказал:
– Твои люди прислушиваются к тебе. Они тебе подчиняются. Быть великим вождем один из величайших даров вселенной. Но это также и тяжелая ноша – не забывай об этом.
– Я не забыл.
– Ты можешь забыть, – продолжил Пикард. Я это прекрасно вижу. Я понимаю твою ярость и желание отомстить за погибших, но ярость может ослепить и увести с верной дороги.
– Ярость движет меня вперед и помогает мне выжить.
– Возможно. Но жизнь – это не только выживание. Да ты и сам это понимаешь, иначе никогда в жизни не добился бы таких результатов.
М`к`н`зи медленно кивнул
– Все что я делаю – на благо моего народа. Для меня нет ничего важнее.
Пикард улыбнулся.
– Вот народу и читай эти речи, это как раз то что они хотят слышать. Но мы то с тобой знаем что все что ты делаешь – все это для себя самого и никого больше. Ты принимаешь командование, ведешь людей за собой, и все это не потому что тебе этого хочется… а потому что без этого ты не можешь. Быть чем нибудь меньшим было бы для тебя невыносимо.
М`к`н`зи растерялся, а такое с ним случалось не часто. Он опустил голову, длинные волосы скрыли его лицо.
– Ты удивительный парень, М`к`н`зи, – сказал Пикард, – не часто я слышу имя, произносимое властями с такой завистью и злобой.. Ты столького добился.. и тебе всего – сколько? Двадцать два?
– Девятнадцать.
Выражение лица Пикарда не изменилось, но он не смог сдержать изумления в голосе:
– Девятнадцать?!
М`к`н`зи кивнул.
– И твоя единственная цель – победить Дантери и освободить свой народ.
– Остальное неважно, – безжизненно сказал М`к`н`зи.
– Ну а что потом?
– Потом? – он задумался и пожал плечами.
– Что потом – тоже неважно.
И Пикард продекламировал слегка опечаленным тоном:
– И покорил он страны и народы, принцев и королей, и стали они его вассалами. И после этого он знал, что ему осталось только умереть в постели.
Отвечая на озадаченный взгляд М`к`н`зи Пикард сказал:
– Такая же как у тебя проблема случилась с другим талантливым молодым человеком по имени Александр Македонский. Для таких людей как он… ты… и я, сама мысль что не осталось больше миров, которые можно покорить выглядит очень непривлекательно. Другими словами я бы на твоем месте серьезно задумался о дальнейших планах.
– Возможно люди последуют за мной и в мирное время.
– Возможно, – согласился Пикард. – И этого тебе будет достаточно?
– Я… – На этот раз М`к`н`зи по настоящему растерялся. – Не знаю.
– Что ж… Когда узнаешь… поделись со мной.
Он развернулся было чтобы уходить, но остановился на требовательный голос М`к`н`зи:
– Чего это я тебе так интересен?
На этот раз Пикард пожал плечами.
– Предчувствие. Ни больше ни меньше. Но капитаны доверяют своим предчувствиям. Так они становятся капитанами.
– Понятно. Значит если… например, у меня было предчувствие… что ты сыграешь значительную роль в моем будущем… это что нибудь означает?
– Возможно, – сказал Пикард.
М`к`н`зи глубоко задумался, и Пикард опять направился к двери, когда тот произнес:
– Капитан?
– Что?
– Ты, это… – он прокашлялся и продолжил. – Ты случайно обнаженную блондинку с собой не привез…?
Пикард уставился на него в недоумении.
– Прошу прощения?
Отмахнувшись М`к`н`зи сказал:
– Да так, ничего.
– Я должен сказать – это довольно любопытный вопрос
– Да вот… – М`к`н`зи слегка улыбнулся – Своего рода предчувствие.
Пикард задумался и ответил:
– Я ж не сказал что всем предчувствиям надо верить Хороший капитан всегда делает правильный выбор.
– Постараюсь это запомнить, – сказал М`к`н`зи.
Наблюдая за уходящим Пикардом, он раздумывал от том что произошло… уверенный что сегодня произошло что-то очень важное, но не до конца улавливая что именно. Посмотрев на свою постель и вспомнив слова Пикарда об Александре Македонском… он выскочил из комнаты со всей скоростью на какую был способен.

Часть Вторая: Десять лет назад. Солета

I.
Солета в десятый раз проверяла показания трикодера, изучая образец таллонианской почвы. Они были не такими как она ожидала, но это не расстроило ее, а скорее заинтересовало. Прилетя на Таллон, она понятия не имела что она обнаружит в своих исследованиях, дошедшие до нее слухи возбудили в ней непомерное любопытство.
Если б кто то наблюдал за ней сейчас, он был бы очарован ее экзотической красотой. Ее лицо было слегка треугольных пропорций, глубокие глаза пронизывающе синего цвета. Густые черные волосы были собранны вулканской булавкой, прикрывая изящные заостренные уши
Она приземлилась в этом районе, потому что он был довольно заброшен, далеко от Тала – столицы. Но даже на таком расстоянии императорский дворец виднелся на горизонте. Как на картине в наступивших сумерках янтарные шпили дворца ясно проступали на фоне розовых отсветов таллониансого неба. Одно можно было точно сказать про таллонианский правящий класс – они придавали глубокий смысл слову "показуха".
Слабый ветерок обдувал ее "раскопки". Посредине стояла маленькая палатка, которую при необходимости можно было легко уложить в рюкзак, стены палатки вяло трепыхались на ветру. Солета не намеревалась надолго задерживаться на Таллоне, понимая что это было бы не умно. По правде говоря, даже такая короткая остановка не могла считаться умнейшим поступком в ее жизни.
Но она не могла остановиться. Так ее заинтриговали слухи дошедшие до нее о Таллоне, что ей настоятельно захотелось пробраться тайком на главную планету Таллонской империи и убедиться воочию. Что она, собственно говоря, и предприняла – и довольно успешно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...