ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Васильченко Михаил
Изумрудное кольцо
Михаил Васильченко
Изумрудное кольцо
Как было найдено "Изумрудное кольцо".
Когда в 1937 году в Азово-Черноморском издательстве вышло "Изумрудное кольцо", оно сразу полюбилось тысячам маленьких ростовчан. Это были чудесные сказки: с лукавым юмором, с большой мечтой.
После войны книга затерялась, забылась. Второе рождение ее связано с "красными следопытами" 39-й школы. О том, как им удалось найти "Изумрудное кольцо" и узнать о его создателях, мы и расскажем в этом предисловии.
Если вы спросите у ребят из отряда имени Елены Михайловны Ширман, с чего началась их пионерская жизнь, в ответ вам загадочно улыбнутся и скажут: "С операции СКСО". Если спросите, что самое увлекательное было у них за этот год, ответят коротко: "Операция СКСО". Если захотите узнать, чем они занимаются сейчас, - ответ будет тот же: "Операция СКСО".
Дорогие друзья! Вас, конечно, интересует, что такое СКСО. Потерпите немного. Об этом вы еще успеете узнать. А сейчас слушайте нас внимательно...
Знаете ли вы, кто такая Лена Ширман?
Лена Ширман была другом ростовских пионеров 30-х годов. До войны она сотрудничала в газете ростовских пионеров "Ленинские внучата". Она написала много интересных детских произведений. Когда началась война, Лена Ширман стала редактором боевой сатирической газеты "Прямой наводкой". Эту газету любили воины из народного ополчения и жители прифронтового Ростова. В июле 1942 года в станице Ремонтной она была схвачена вместе с выездной редакцией и замучена гестапо.
"Мы решили подробнее узнать о ее судьбе, найти людей, которые ее знали, найти книги, которые она писала. Но сделать это нелегко, потому что все ее произведения выходили до войны. Сейчас они затерялись. Наше задание вам: найти их", - такое письмо получили ребята 39-й школы от своего штаба "красных следопытов".
И поиски начались. Вначале ребята обошли все библиотеки города. Ничего о Лене Ширман здесь неизвестно. И книг ее нет. Зато узнали, что другом детства Лены был Виктор Михайлович Грушко, доцент РИСИ. Ребята встретились с ним. Что он о ней может рассказать? Лена любила играть со своими друзьями в индейцев. У нее была индейская кличка Соколиный Глаз, потому что она метко стреляла. Она хорошо скакала верхом, хорошо лазала по деревьям, ни в чем не уступала мальчишкам, могла без передышки переплыть Дон два раза туда и обратно.
Вскоре школьникам стало известно, что детский поэт Вениамин Константинович Жак работал с Еленой Михайловной в одной редакции. От него ребята узнали, что, когда началась война, Лене сразу же хотелось попасть на фронт, но брали только медсестер и телеграфисток. Тогда она принялась изучать санитарное дело, стала донором, а когда враг подступал к Ростову, сутками рыла противотанковые окопы.
Разыскали ребята и "литературную дочь" Лены Ширман - Татьяну Васильевну Дудкину. Лена учила ее писать стихи и рассказы. Впоследствии Татьяна Васильевна стала журналисткой. У нее сохранились стихи Лены Ширман, ее письма, фотография, копии выпусков газеты "Прямой наводкой".
Все новые и новые сведения о Лене Ширман поступали в штаб "красных следопытов" 39-й школы. И вот однажды Гриша Барыбин, командир "красных следопытов" школы, вскрыв очередное донесение, прочел: "Мы нашли "Изумрудное кольцо" Лены Ширман".
Быть такого не может! "Изумрудное кольцо", которое вот уже год ищут все "красные следопыты" школы! "Изумрудное кольцо", которое не сохранилось ни в одной библиотеке города, даже в самой большой библиотеке - имени Карла Маркса!
"Мы нашли книжку у Татьяны Дмитриевны Подломаевой, дочери художника, делавшего иллюстрации к этим сказкам", - писали ребята из третьего "А".
"Вот это молодцы! Вот это настоящие "красные следопыты"!" - с восторгом говорил Гриша на экстренном сборе "красных следопытов". Завтра же с этой книжкой пойдем в Ростиздат".
Соавтором "Изумрудного кольца" был какой-то Михаил Васильченко. Кто он?
"Я встретила Мишу в 1934 году в детской библиотеке при заводе Ростсельмаш, - вспоминала в одной из своих статей Елена Михайловна Ширман. - Мише было тогда 15 лет. Он был активным читателем и деткором заводской пионерской газеты, членом литературного кружка, которым я руководила... Летом со всей пионерской организацией поехали в лагерь на берег Черного моря. Вот тут-то я впервые услышала Мишины сказки".
Елена Михайловна хорошо знала мать Миши, Феклу Ивановну, которая приехала из села Кагальника, Азовского района, с четырьмя детьми и работала на Ростсельмаше. Мишин отец в годы гражданской войны был продкомиссаром. В 1919 году налетели на Кагальник белые, захватили Емельяна Васильченко и всю ночь продержали его в одном белье около виселицы. К утру красные отбили комиссара, но он тяжело заболел и умер, так и не увидев своего младшего сына. Поэтому Мишу в родном Кагальнике называли "безбатченко".
Сказки Миша рассказывал артистично и остроумно. Говорок у него был полуукраинский, полурусский, свойственный жителям низовий Дона. Знал Миша сказок великое множество.
"...Вы просите, чтобы я вам рассказал, как я собирал сказки. Тут особенно трудного и хитрого ничего нет. И если пожелает кто-либо из вас, может собрать еще больше интересных сказок... - писал Миша Васильченко литературному кружку ростовской 38-й школы за три дня до начала войны. - Еще в детстве, когда мне было 5 - 6 лет, бывало, по вечерам собирались старики на завалинках. Я усаживался на колени матери и слушал до тех пор, пока не засыпал. Дома моя мама, также знавшая много сказок, убаюкивала меня сказками...
Когда я стал учиться в школе, я также увлекался сказками. читал их в книгах. Но мне не по душе было, что там, в книгах, часто победителем выходил царский сын или богатей. В маминых сказках, в сказках наших стариков деревенских не бывало героев из богатеев. И мне почему-то всегда хотелось те сказки, которые я читал в книгах, переделывать по-своему.
Когда моя семья переехала в Ростов, то и тут сказками я увлек много ребят. В пионерском лагере я близко познакомился с Еленой Михайловной Ширман. Она первая отнеслась к моим сказкам очень серьезно. Она попросила, чтобы я эти сказки записал.
Вот тут-то и началось мое горе! Признаюсь вам по секрету: рассказывать легче, чем записывать. У меня в тетради получились такие сказки, что я сам их не узнал... Но Елена Михайловна поддержала меня, и я не пал духом, снова стал рассказывать сказки, а Елена Михайловна их записывала. Мы работали много и долго... Если бы я не встретился с Еленой Михайловной, то никогда не появился бы сборник "Изумрудное кольцо". Вот вам и вся моя история..."
"Где же он сейчас, Миша Васильченко?" - заинтересовались следопыты.
Снова потекли долгие дни, недели поисков, ожиданий. Пришел ответ на запрос. Писали из Москвы, из управления кадров Министерства обороны СССР. В письме сообщалось, что Михаил Емельянович Васильченко, командир взвода, входившего в 137-й горнострелковый полк, погиб 10 октября 1941 года в бою под станцией Искровкой, Харьковской области. Сообщали и адрес жены - Лидии Степановны Васильченко, проживающей в Кагальнике, Ростовской области.
...Лидия Степановна очень удивлена. Она беспомощно разводит руками, краешком платка украдкой смахивает непрошеную слезу: "Кто бы мог подумать! Столько лет прошло - и вдруг моего Мишу ищут!" Она протягивает объемистый семейный альбом. Только три фотографии Миши, пожелтевшие от времени. "Не успел больше сфотографироваться" - словно извиняясь за мужа, говорит Лидия Степановна.
Да, многого не успел он сделать. Не успел больше сфотографироваться, не успел проститься с женой перед уходом на фронт, не успел подержать на руках маленького сынишку. Не успел написать еще много новых интересных книжек. И даже о том, что он является автором книжки, тоже не успел сказать своей жене Лиде.
"Вы напишите об этом моему сыну Володе. Он, как и я, ничего этого об отце не знает, - просит она. - Далеко он сейчас, в Тихом океане. Третий год уже во флоте служит".
Володя Васильченко стал самым лучшим другом ребят из отряда имени Елены Михайловны Ширман.
...Летят весточки с Тихого океана к тихому Дону. Любят ребята Володины письма, любят его рассказы о себе, о друзьях-товарищах, о море, о путешествиях, о рыбной ловле, о своем детстве.
"Дорогие мои младшие сестренки и братишки! - пишет Володя в одном из своих писем. - Дорогие мои девчонки и мальчишки в красных галстуках! Под знаменем такого же цвета, как ваши галстуки, я давал клятву на верность Родине, я клялся, что в любую минуту смогу вас защищать. Я и мои товарищи стоим на страже мира и труда, стоим для того, чтобы вы спокойно росли, спокойно учились в школах, учились жить по-новому, по-коммунистически".
Каждой своей новой находкой, каждой разведкой, каждой радостью спешат ребята порадовать Володю.
Слушай, Володя, нас! Слушай! Радость! Нашли в музее краеведения листовку Елены Михайловны Ширман со стихотворением "Шапка-ушанка"!
Радость! У нас не будет второгодников! Мы переходим всем классом в следующий класс!
Радость! В соревновании на лучший пионерский отряд наш отряд имени Елены Михайловны Ширман занял первое место среди остальных классов!
Слушай, Володя! Слушай! В Ростовском книжном издательстве во второй раз выходит сборник сказок "Изумрудное кольцо" с предисловием "красных следопытов" нашего отряда. В своем предисловии мы написали о наших поисках, о замечательных людях, которые собрали и записали эти сказки. Эти сказки собрал твой отец. Но ты ведь не читал их. И ты, и многие взрослые, и дети - вы все будете с удовольствием читать эти чудесные сказки, в которых герои мечтают о том славном светлом будущем, в котором живем мы с тобой.
Мы все еще в пути... Еще много неизвестного, неразгаданного есть впереди. Ведь операция СКСО продолжается...
А что такое СКСО? Это Следопыты Красные, Смелые, Отважные...
Вот, дорогие ребята, и все, что мы хотели рассказать вам о создателях "Изумрудного кольца" и о тех, кто помог второму рождению этой хорошей книги "красных следопытах" ростовской школы No 39.
ЗОЛОТАЯ ВОЛОСИНКА.
а самом краю села стояла старая хата. Жил в той хате бедный мужик с сыном Степанушкой.
Все село считало Степана дураком за то, что он сильных не боялся, а слабых жалел.
Однажды вечером говорит отец Степану:
- Горе нам с тобой, сынок. Хлеба у нас на завтра нет и занять не у кого. Придется тебе идти на заработки.
- Ладно, - говорит Степан, - ежели нужно, значит, пойду.
Сборы были недолгие: лапти на ноги, шапчонку на уши, суму через плечо - и пошел Степанушка из родного села куда глаза глядят.
Шел день, шел два, на третий день дошел до барской усадьбы. Вошел в ворота тесовые, видит дом каменный, а на балконе барин в халате сидит, чай-кофе пьет.
Снял Степан шапчонку, поклонился барину и спрашивает:
- Не найдется ли у вас, барин, какой-нибудь работенки?
Осмотрел его барин с головы до пят и отвечает:
- Пожалуй, что и найдется. Свиней пасти можешь?
- Могу.
- Ну, тогда гляди в оба: вон на том лугу будешь пасти трех свиней, да только не простых, а особенных: одну медную, одну серебряную и одну золотую. Береги их как зеницу ока. Убережешь - получишь награду хорошую; не убережешь на себя пеняй.
- Уберегу ваших свинок, барин, будьте спокойны. И начал Степан с того дня пасти на лугу барских свиней - не простых, а особенных: медную, серебряную и золотую.
Пасет день - ничего, пасет два - ничего, а на третий - как встало солнце в полдень, слышит из-за леса топот. Вылетает на луг добрая тройка и везет та тройка золотую карету. Остановилась карета перед Степаном, и выходит из кареты красная девица.
- Здравствуй, пастушок! - говорит девица ласково.
- Здравствуй, девица!
- А знаешь ли ты, кто я?
- Откуда же мне, дураку, знать, кто ты?
- Ну, так знай: я - царева дочка.
- Теперь буду знать. А я - Степанушка-дурачок, свиной пастух.
- Слушай, Степанушка, какие у тебя свинки красивые! Подари мне вон ту медную, я ее в гостиную пущу - гостей развлекать буду.
- Нет, царевна, что не могу, то не могу:
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...