ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Унес меня трехголовый змей от родимой матушки, посадил меня в медный терем и с утра до ночи заставляет шали расшивать, готовить приданое. Завтра должна я с ним обвенчаться.
- Не плачь, девица, - говорит Крутогор, - я тебя выручу. Спрячь меня куда-нибудь до поры до времени.
Спрятала его девица в погреб. В тот же час ударила молния, загремел гром, распахнулись двери, и влетел в горницу трехголовый змей. Повел носом да как закричит:
- Фух-фух! Что это здесь человечьим духом пахнет?
- Что ты, что ты! - говорит Арина. - Сам человечины наелся, а теперь тебе всюду человечий запах слышится.
- Ты меня не обманывай! - заорал змей, начал по хате летать, принюхиваться.
Выскочил из погреба Крутогор, замахнулся палицей, но ударил его змей хвостом, и вошел Крутогор в сыру землю по колени, а палицу у него из рук вышибло.
И сказал змей:
- Стой так до завтрашнего дня, а как будет свадьба, мы тебя для гостей зажарим.
В ту пору Дубовёр в серебряном терему встретил девицу Татьяну. Она пекла пироги и горько плакала. Унес ее шестиголовый змей, и завтра должна быть свадьба.
- Не плачь, девица, я тебя выручу, - сказал Дубовёр, - только спрячь меня получше.
Спрятала Татьяна Дубовёра на чердак. В тот миг ударила молния, загремел гром, хлопнула ставня, и влетел в окно шестиголовый змей.
- Фух-фух! Почему здесь человечьим духом пахнет?
- Что ты, что ты! - говорит Татьяна. - Это ты человечины объелся, вот тебе и мерещится.
- Не обманывай! - закричал змей. - Меня не обманешь.
Соскочил Дубовёр с чердака, хотел метнуть копье, но не успел. Ударил его змей хвостом, выбил из рук копье и загнал его в землю по пояс.
- Стой так, добрый молодец, до завтра, а как гости на свадьбу придут, мы тебя зажарим.
В ту пору Покати-Горошко встретил в золотом тереме сладкоголосую девицу Марину. Пела она под окном песню печальную и обливалась слезами горючими завтра ее свадьба с двенадцатиголовым змеем.
- Не плачь, девица, я тебя выручу, - сказал Покати-Горошко.
- Как же ты меня, малыш, выручишь, когда тебя самого от земли не видно?
- А ты, девица, об этом не думай. Я хоть маленький, да удаленький. Спрячь меня куда-нибудь.
Посадила Марина Покати-Горошко в золотую кружку и поставила за бочку. Задрожала земля, загремел гром, завыл в трубе ветер. И вылетел из печи двенадцатиголовый змей.
- Фух-фух! Как тут человечьим духом пахнет!
- Что ты, что ты! Это тебе только кажется, - говорит Марина.
- Может быть, это и так. Горит у меня внутри, Маринушка, от человечьего мяса. Принеси-ка мне воды напиться.
Принесла Марина воды в хрустальном кубке, а змей тот кубок у нее из рук выбил, всю воду выплеснул.
- Не хочу пить из хрустального кубка, неси мне мою золотую кружку.
Марина и так и сяк, а змей свое - подавай ему золотую кружку и только. Полез сам за бочку, достал кружку, где Покати-Горошко на дне сидел, не заметил его, зачерпнул воды из кадушки и выпил. Попал Покати-Горошко живьем змею в горло, начал там царапаться. Стал змей задыхаться, по земле кататься, от боли реветь.
Стали змеиные головы друг друга от боли грызть. Так насмерть друг друга и загрызли.
Вылез тогда Покати-Горошко из змеиного горла и глотнул змеиной крови. Начал от той крови Покати-Горошко на глазах расти, стала в нем сила прибывать богатырская. Вырос Покати-Горошко, как статный тополь, стал сильней братьев. И лицо у него просветлело, как ясное солнышко.
Взял он девицу Марину за руку и вывел ее из золотого терема на вольный воздух. Вызвал на бой трехголового и шестиголового змеев, убил их своим топориком, выручил обоих братьев и обеих красных девиц. Не узнали братья Покати-Горошко, поклонились ему и спрашивают:
- Чей ты и откуда ты, чудо-богатырь?
- Да я же ваш брат - Покати-Горошко. Удивились братья той перемене и говорят:
- Ныне ты не Покати-Горошко, а Ясно-Солнышко.
Наложили братья сорок бочек мяса змеиного, набрали сорок бочек воды ключевой и свистнули в три голоса. Прилетела орлица, взяла в правую лапу бочки с мясом, в левую - бочки с водой, а братьев с девицами посадила на спину и взвилась в поднебесье. На сороковой день прилетели они к орлиному гнезду. Опустилась орлица и видит, что орлята ее уже не орлята, а взрослые орлы. И сказала орлица молодым орлам:
- Детки мои, я уже стара стала, мне на отдых пора, а вам, молодым, надо мир посмотреть и себя показать. Берите трех молодцев и трех девиц себе на спины, летите с ними, куда они вам укажут.
Сели братья и девицы на молодых орлов и полетели в поднебесье.
Летели они весь день и всю ночь. А в самый полдень показалось внизу родное село.
Сбежались все жители на площадь смотреть, как это люди на птицах летают. И встала старуха из гроба и вышла встречать дочерей с братьями. И зажили с той поры счастливой жизнью три брата - Крутогор, Дубовёр и Ясно-Солнышко с тремя сестрицами-красавицами - Ариной, Татьяной и Маринушкой.
БЕДА.
а одной улице жили богач и бедняк. Богача звали Григорий Иванович, а бедняка попросту - Гришка.
У Гришки только и было богатства, что пять душ детей, а у Григория Ивановича были и куры, и гуси, и свиньи, и лошади.
Каждую весну ходил Гришка к Григорию Ивановичу хлеб занимать и каждое лето продавался в кабалу - долг отрабатывать.
Однажды затеял Григорий Иванович свадьбу. Гришка говорит жене:
- Ты побудь, жинка, дома, а я пойду хоть в окно гляну, как они там веселятся.
- Иди, - говорит жена, - только ненадолго, а то дети голодные - плачут.
- Ладно. Я сейчас.
Пришел Гришка к окну и стал смотреть, какие там танцы, какое веселье. И стало ему так обидно, что даже слеза на усы выкатилась.
Отошел Гришка от окна, пришел домой и говорит жене:
- Знаешь что, жинка, устроим и мы праздник. Наварим картошки, напьемся хоть квасу. Я буду на дудочке играть, а дети наши будут танцевать.
- Ну, что ж, пусть будет так.
А квас был такой кислый, что лица у всех перекривило.
Напились квасу, поели картошки.
Взял Гришка дудочку и заиграл русскую плясовую.
Детишки, услышав веселую музыку, забыли голод и пустились в пляс.
Играл-играл Гришка и вдруг заметил, что в его хате пляшут не пятеро, а шестеро детей. Бросил играть Пригляделся: шестеро!
Протер глаза: все равно шестеро!
Подозвал Гришка жену:
- Смотри, жинка, сколько детей танцует? Жена начала считать:
- Шесть!..
- А разве к нам чье-нибудь дитя приходило?
- Нет.
- Так чье ж оно?
- Не знаю.
- Давай спросим?
- Давай.
И стали Гришка с женой отбирать по одному своих детей.
- Это наше!
- Это наше!
- И это наше!
- И это наше!
- И это наше!
- А это чье?
- Не знаю...
- Ты никого не впускала?
- Никого.
- А ну, спроси его, чье оно?
- Слушай, дитятко, чье ты?
- Да я Беда.
- Какая такая Беда?
- Да ваша!
- А что ж ты за Беда!
- Да вот такая: как дадите вы своим детям по куску хлеба, а я возьму поотнимаю да поем, а они бегают голодные и опять есть просят. И еще: как наденете на них новые сорочки, я возьму да порву, и они опять голые бегают.
- А! Раз так... Жинка, неси рыбы, только побольше да посолоней.
Начали они кормить Беду рыбой. Она ест, а ей подкладывают.
Ела-ела Беда, захотела пить, да как закричит:
- Дайте воды!
Гришка принес полную баклагу1 и говорит:
- На!
А Беда и спрашивает:
- Как же я пить буду без кружки?
- Да ты лезь туда вся и пей, сколько хочешь.
Беда изогнулась дугой, сделалась тонкая-тонкая и влезла в баклагу, как змея.
Закрыл Гришка баклагу пробкой, взял лопату, пошел в степь и закопал между тремя курганами свою Беду.
На другой день - что за оказия? - дали детям по куску хлеба: и дети сыты, и куски целы.
Надели на детей рубашки - и рубашки целы, и дети не мерзнут.
К вечеру смотрят - корова пропавшая во двор заходит. Думали, волки ее задрали, а она - вот она!
На другой день глядят - свинья поросая приблудилась.
С тех пор зажил Гришка сытно-весело.
А Григория Ивановича зависть разбирает, терпения нет смотреть на Гришкину сытую жизнь.
И пришел он к Гришке домой, сел за стол и спрашивает:
- А скажи, кум, отчего ты так разбогател?
- А ты разве не знаешь? Я ведь свою Беду закопал.
- Как же ты закопал?
Гришка рассказал богачу, все как было.
Пошел Григорий Иванович домой и рассказал жене о том, как бедняк Гришка свою Беду закопал. Та как взъярится:
- Пойди и откопай Гришкину Беду сию же минуту! Ты видишь, они лучше нашего живут. Скоро мы у них занимать будем.
Григорий Иванович стал отпираться да отнекиваться. Страшно ему было чужую Беду откапывать.
Тогда жена его взяла лопату и пошла сама к трем холмам. Стала рыть, искать Беду. Рыла-рыла, искала-искала. Слышит - лопата о баклагу звякает. Ага, значит, есть! Достала баклагу, открыла пробку - да так и села на землю от испуга. Из баклаги, как выстрел из ружья, вылетела Беда.
- Ух! - крикнула она. - Чуть было я там не задохнулась!
Жена Григория Ивановича очнулась и стала просить Беду:
- Голубушка, ступай к Гришке, к окаянному, гляди, как он теперь живет, чище нашего! Покажи ему, Беда, его прежнее место.
- Ну, нет, - сказала Беда, - будь он трижды неладный. Лучше мне сквозь землю провалиться, чем обратно к Гришке идти. Он опять меня в баклагу упрячет. Лучше я к вам пойду...
И пошла Беда к богатею Григорию Ивановичу и показала ему, как бедняков надувать.
А Гришка жил не тужил, пахал, сеял, косил и забыл даже, на что Беда с виду похожа.
СЛОВО.
ел по свету Илья, работу искал. В городах не нашел, в деревнях не нашел. И вышел он в чисто поле. Шел-шел, видит - забор.
Подошел Илья, хочет войти, а ворот-то и нет! Слева зашел - нет ворот, справа зашел - тоже нет, кругом обошел - что за чудо? Забор да и только! И войти некуда.
Постучал Илья в забор: тук-тук-тук!
Изнутри голос:
- Кто там?
- Это я.
- Кто ты?
- Солдат Илья.
- Чего тебе, Илья?
- Работу ищу.
- Нанимайся ко мне.
- А какая работа?
- Воду кипятить.
- А уговор какой?
- Сто рублей в год.
- Ладно, согласен. Тут голос говорит:
- Забор!
Забор в ответ человечьим голосом:
- А?
- Отворись!
Забор - настежь! Впустил Илью и закрылся опять сам собой. Вошел Илья во двор и видит - стоит перед ним хозяин, грозный, глаза навыкате. Повел хозяин Илью к большому чугунному котлу. А закрыт тот котел крышкой наглухо, и горят под ним дрова березовые.
Хозяин говорит:
- Вот тебе, Илья, котел, вот тебе топор, вот тебе дрова. Подкладывай дрова, не ленись, гляди, чтобы вода не остывала. И еще уговор - в котел не заглядывай. Заглянешь хоть разок - ста рублей не получишь, голову потеряешь.
Сказал хозяин и пошел к дому. Взошел на лесенку у порога и говорит:
- Лесенка! Та в ответ:
- А?
- Отнеси меня в дом!
Лесенка сдвинулась с места и отнесла хозяина в дом. Двери за ним захлопнулись.
"Вот это хозяин! - подумал Илья. - Ловко он вещами командует".
Остался Илья во дворе у котла и принялся за работу. И весной на ветру, и летом в жару, и осенью в дождь, и зимою в мороз - только и знает топором машет, дрова рубит, под котел подкладывает. И нету Илье ни покоя, ни отдыха.
А хозяин с утра до вечера на крылечке сидит, в поднебесье глядит, пальцем бороду почесывает.
Вот уже и год прошел. Завтра Илье срок - работу кончать, сто рублей получать. Сидит Илья у костра и думает: "Эх, не надо мне ста рублей, мне бы лучше хозяйское слово узнать, над вещами хозяином стать... Не томился бы я круглый год на тяжелой работе".
Думал-думал Илья и заснул. И приснился ему сон, точно взаправду все это было. В самую полночь пришел хозяин и стал Илью пытать - спит он или не спит? Сперва позвал, потом толкнул, под конец иглой в бок кольнул. Илья рад бы проснуться, да силы нет.
Подошел тогда хозяин к котлу и сказал:
- Котел!
Тот откликнулся:
- А?
- Откройся!
Котел открылся.
Хозяин зачерпнул воды, напился и приказал котлу закрыться. Котел закрылся, и хозяин ушел в дом.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...