ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

свинки-то не мои, а бариновы.
- Ну, Степанушка, ну, миленький, подари медную свинку, а я тебе за это примету тайную покажу...
- Ладно, - сказал Степан, поймал медную свинку, посадил ее в карету. - Ну, царевна, показывай примету.
Сняла царевна корону и нагнула голову. А волосы у царевны от солнца блестят - глазам больно.
- Гляди, Степанушка, на мои волосы, не мигай, а я буду до ста считать; что заметишь за это время, то и есть моя примета.
Глядит Степан, таращит глаза, ничего не видит.
Просчитала царевна до ста, села в карету и уехала. Так и остался Степан в дураках.
Пригнал домой двух свиней - серебряную и золотую.
Барин спрашивает:
- А медная где?
- Не могу знать, барин, наверно, волки унесли.
- Ах ты такой-сякой... Эй, слуги, всыпьте ему двадцать плетей!
Всыпали Степану двадцать плетей, и опять пошел он пасти барских свиней серебряную и золотую. Прошло два дня, а на третий - опять, как встало солнышко в полдень, застучали копыта, вылетела тройка, а за ней золотая карета.
Вышла из кареты царевна:
- Здравствуй, Степанушка!
- Здравствуй, царевна!
- Подари мне, Степанушка, серебряную свинку, я ее в столовую пущу, то-то гостям понравится.
- Не могу, царевна, я и так еле ноги волочу. Дал мне барин за медную свинку двадцать плетей, а за серебряную и вовсе убьет.
- Не убьет, Степанушка, твоя кожа крепкая. Подари мне свинку, а я тебе примету тайную покажу.
- Знаю я тебя, опять надуешь.
- Нет, Степанушка, не надую - до трехсот считать буду, успеешь примету высмотреть. Сажай скорей свинку в карету.
Посадил Степанушка серебряную свинку в карету, стал опять царевнину примету в волосах высматривать. Глядит-глядит, от солнца в глазах рябит, ничего не видно. Досчитала царевна до трехсот, села в карету и уехала, а Степанушка опять в дураках остался.
Всыпал барин Степану за серебряную свинку сто плетей, два дня держал в чулане взаперти, на третий выпустил.
- Ну, - говорит барин, - не убережешь золотую свинку, кожу с живого сдеру.
Пасет Степан золотую свинку, слышит - опять царевна скачет. Вышла из кареты, просит последнюю свинку - золотую, в спальню к себе для красоты пустить хочет.
Степан согласился, но с уговором, что царевна даст целый час свою примету высматривать. Завел Степан царевну в тень, чтобы солнце глаза не слепило, и стал у нее волосы по одному перебирать. И нашел у царевны на маковке волосинку из чистого золота.
- Ага, - сказал Степанушка, - теперь ты от меня не уйдешь. Езжай себе во дворец подобру-поздорову.
Нахлобучил Степан шапку и пошел не к барину, а к отцу, в старую хату.
- Здоров, батюшка!
- Здоров, сынок! Ну, как твои заработки?
- Да вот видишь рубцы от барской плетки - вот и все мои заработки.
Заплакал отец горько, но что с дурака возьмешь? А Степанушка смеется, отца утешает:
- Не плачь, батюшка, погоди немного, будет и на нашей улице праздник.
Долго ли, коротко ли пришлось им ждать, только пришла к ним в село весть, что выдает царь свою дочку замуж, за того, кто укажет, какая у нее есть тайная примета. Узнал об этом Степанушка, обрадовался. "Ну, - думает, - теперь-то я не пропаду".
Подпоясался ременным пояском, надел на одно ухо шапчонку и стал с отцом прощаться.
- Ты куда, сынок?
- К царю.
- Зачем?
- Царевну сватать.
- Эх ты, дурак-дурак! Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Людей бы хоть постыдился.
- Ничего, батюшка, вот увидишь - будет и на нашей улице праздник.
И пошел Степанушка к царю. По дороге идет, слышит - сзади кто-то на тройке скачет, догоняет. Еле успел Степанушка с дороги сойти, как мимо него промчалась резвая тройка, запряженная в коляску. А в коляске той сидел барин, хозяин трех свиней. Он тоже ехал к царю царевну сватать.
Посмеялся Степанушка про себя и пошел дальше. Идет-идет, вдруг слышит - на дороге кто-то плачет тонким голосом. Глядит под ноги, видит - мышка-норушка с перебитой лапкой в пыли лежит, плачет.
- Что с тобой, мышка?
- Да вот видишь, добрый молодец, летел мимо барин на тройке и лапку мне колесом переехал...
Оторвал Степанушка от рубахи тряпочку, перевязал мышке лапку и отнес ее с дороги в траву.
- Спасибо тебе, Степанушка, за услугу, - сказала мышка, - может, я тебе тоже когда-нибудь пригожусь.
Идет Степан дальше. Идет-идет, слышит - кто-то под ногами жужжит. Видит навозный жук на спине барахтается, на ноги встать не может.
- Что с тобой, жук-навозник?
- Да вот видишь, добрый молодец, ехал мимо барин на тройке и опрокинул меня колесом, еле я жив остался...
Перевернул Степанушка жука со спины на ноги и отнес его на край дороги.
- Спасибо тебе, Степанушка, может, я тебе тоже когда-нибудь пригожусь.
Наконец дошел Степанушка до царева дворца, а там народу собралось видимо-невидимо. Впереди всех барин стоит, с царевны глаз не спускает. А подле царевны три свинки бегают - медная, серебряная и золотая.
И вот спрашивает царь у всех собравшихся:
- Кто знает царевнину примету - выходите и говорите.
Вышел один и говорит:
- У царевны за ухом черная родинка.
- Послать его конюшни чистить, чтоб не болтал без толку! - приказал царь. Вышел другой:
- У царевны на ногте трещинка.
- Выпороть его, чтобы не выдумывал, чего нет! - приказал царь. Вышел третий:
- У царевны на правой ноге шесть пальцев.
- Сослать его в Сибирь, чтобы не клеветал на цареву дочку! - приказал царь.
После того никто не решался угадывать. Тогда вышел вперед Степанушка. А барин у него за спиной стоит, не отходит. И сказал Степан:
- Я знаю царевнину примету. Все глянули, да так и ахнули. Пастух какой-то. На ногах лапти, а тоже свататься пришел! Царь покосился и промолвил:
- Ну, что ж, говори. Степанушка говорит:
- У ней на голове, на самой макушке, золотая воло...
А барин сзади как крикнет:
- ... синка! Это я первый сказал!
Царь поглядел на барина, видит - одет богато. "Ну, - думает, - лучше за богатого отдам, чем за оборванца". И говорит царь, обернувшись к барину:
- Твоя правда, добрый человек. Ты угадал моей дочки примету, бери ее себе в жены. Но Степан уже тут как тут:
- Позволь, царь-государь, это я первый примету угадал. Спроси у людей, все подтвердят, что я первый про волосинку сказал!
Тут все кругом зашумели. Одни кричат:
- Степан первый сказал! Другие кричат:
- Нет, барин первый!
Задумался царь: что ж ему делать, как бы от Степана избавиться и дочку за барина выдать? И решил царь так: пусть пойдет царевна в сад гулять со Степаном и с барином. Кто ей больше понравится, тот и будет ее мужем.
Пошел Степанушка в степь, сел при дороге и закручинился:
- Не захочет царевна со мной, оборванцем, по саду ходить.
- А может, и захочет, - сказал чей-то тонкий голос.
Посмотрел Степанушка вокруг себя - никого. Думал, послышалось. Вдруг видит - на лапте жук-навозник сидит.
- Не горюй, Степанушка, не кручинься. Захочет царевна с тобой гулять, вот увидишь. Приходи в сад, не робей.
Вечером приходит Степан в царский сад, а барин уже там в самой лучшей одежде, в шелках и в бархате, по дорожкам гуляет. И не чует он, что жук-навозник ему полные карманы навоза натаскал, и дух от барина нехороший идет.
Пришла царевна в сад, подошел к ней барин, хотел за руку взять, а она, как почуяла запах навоза, зажала нос платочком - и бегом от него к Степанушке.
Увидал это царь, потемнел лицом и опять говорит:
- Это испытание не в счет. Приходите завтра оба на бал. С кем из вас царевна захочет танцевать, тот и будет ее мужем.
- Ладно!
Пошел Степанушка в степь, сел при дороге, запечалился:
- Не захочет царевна со мной, чурбаном, танцевать.
- А может, и захочет, - сказал чей-то тоненький голосок.
Поглядел Степан под ноги и увидел мышку-норушку.
- Не горюй, Степанушка. Сделаем так, что царевна с барином танцевать не захочет. Приходи на бал, не смущайся.
Пришел Степан на бал, а барин уже там в новой одежде - серебром-золотом обшит. И не знает барин, что мышка все нитки на одежде понадкусывала, так что они еле держатся.
Заиграла музыка, взял барин царевну за руку, пошел танцевать. Не прошел и круга, как вся одежда на нем затрещала и начала сваливаться. Спал кафтан, спали штаны, и барин с позором убежал с бала.
Вышел тогда Степанушка в круг и как пошел плясать да притоптывать - так на него все и загляделись.
Царь сидит темнен самой темной тучи. Зовет к себе Степана:
- Вот тебе, добрый молодец, последнее испытание: раз ты такой храбрый, переночуй одну ночь в клетке с моим медведем. Если выполнишь это, значит, будет царевна твоей женой. Даю тебе верное царское слово.
- Ладно, - говорит Степанушка, - это нам не страшно.
Положил Степан в один карман орехи, колбасу, бритву, а в другой кремушки, веревку и железное кольцо с цепью. Пришел вечерком к царскому медведю, вошел к нему в клетку, сел в углу и начал орешки грызть.
Медведь смотрел-смотрел и спрашивает:
- Эй, Степан, что ты ешь?
- Орешки.
- Дай и мне.
Степан кинул ему кремушки.
Медведь грыз-грыз - только зубы изломал.
- Тьфу, - говорит, - ну и зубы же у тебя, Степан! Степан молчит. Достал колбасу, начал есть. Медведь потянул носом и спрашивает:
- Скажи, Степанушка, что ты ешь?
- Колбаску.
- Дай и мне.
Степан кинул ему веревку. Медведь жевал-жевал, чуть не подавился.
- Тьфу, - говорит, - ну и челюсти у тебя, Степанушка!
Степан молчит. Достал бритву, начал бриться. Медведь смотрел-смотрел:
- Что ты, Степа, делаешь?
- Бреюсь.
- Побрей и меня.
- Нельзя, Михаил Топтыгович. У тебя шерсть чересчур густая.
- Ну, Степанушка, ну, пожалуйста, я тебе что хочешь сделаю.
- Ну, ладно. Беги тогда в лес, неси самое большое бревно.
Медведь принес бревно больше себя самого.
- Ну-ка, Миша, расколи бревно. Медведь расколол.
- Клади туда, Мишенька, лапы. Медведь положил.
- Ну-ка, засунь лапы поглубже. Медведь засунул.
- Ну-ка, попробуй выдерни. Медведь подергал - не выдергиваются. Тогда взял Степан кольцо, вдел медведю в нос, привязал цепь к столбу, а сам лег спать.
Медведь ревет, хочет лапы из бревна вырвать - дёрг-дерг, а бревно крепко держит, не выпускает. И взмолился тогда медведь:
- Отпусти, Степанушка, смилуйся, буду тебе на всю жизнь меньшим братом, буду тебе служить и защищать тебя.
- Ладно, - сказал Степан, - так и быть, пожалею тебя, Михаил Топтыгович!
Выпустил Степан медведя из бревна, а кольцо в носу оставил.
- Ну, брат меньшой, сторожи меня, а я спать буду. Заснул Степан, а медведь стоит всю ночь у дверей, сторожит.
Утром приходит царь, хочет в клетку войти, а медведь на него рычит, не пускает.
- Ты что, Мишка, белены объелся? Ведь это я - царь. Пусти меня.
- Не пущу! Старший брат никого пускать не велел.
- Ах ты, болван! Пусти сию же минуту!
- Не пущу! Старший брат крепко спит и будить себя не велел.
- А кто же твой старший брат, что ты его так боишься?
- Степанушкой его звать. Умней и сильней его нет на земле никого.
Испугался царь, убежал во дворец, собрал министров, стал совет держать: как быть, отдавать дочь за Степана или не отдавать?
В ту пору сама царевна прибежала к Степану в клетку, а за ней вприпрыжку прискакали все три свинки - медная, серебряная и золотая.
Кинулась царевна к Степану:
- Ой, Степанушка, увези меня отсюда скорей. Надоело мне батюшкиного согласия дожидаться, царским прихотям потакать. Хочу быть твоей верной женой!
- Ладно, - сказал Степан, - а корону царскую оставить не пожалеешь?
- Не пожалею.
- А в лаптях ходить не побоишься?
- Не побоюсь.
- А свиней пасти сумеешь?
- Сумею.
- Ну что ж, поедем тогда в мою хату.
Подкатила тут к ним золотая карета, сели в нее Степан с царевною, взяли с собой своих верных друзей - мышку-норушку и жука-навозника. Михайло Топтыгович сел за кучера, а свинки стали сзади, на запятках.
Эх, как рявкнул Михайло Топтыгович, как рванули добрые кони, как понеслись, только пыль столбом закрутилась!
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...