ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- А, это ты и есть! Ну, вот и хорошо. Поедем со мной, Домна, к царю-батюшке, он тебя ко двору требует.
Вздохнула Домна:
- Привалило горюшко на седую головушку. Садись, Домна, на сухие бревна...
"Догадалась, окаянная", - подумал возница в испуге.
Приехали ко дворцу. Повел возница Домну на кухню. Повар тоже решил Домну проверить - подал ей жареную ворону под соусом.
Оглядела Домна царскую кухню и зашамкала:
- Залетела ворона в царские хоромы, да не знает, как вырваться.
Испугался повар:
- И впрямь старая все отгадывает. Этак она и нас с головой выдаст.
Отвели Домну в горницу, заперли двери и стали ее допрашивать:
- Знаешь ли ты, бабка, зачем тебя к царю вызвали?
А Домна в ответ:
- Не сберег царь кольца, не остался б без венца...
- Угадала! - задрожали воры и спрашивают: - Скажи, бабка, а как ты воров ищешь?
- А чего их искать, касатики? Их и так за сто верст видно, шапка-то на воре огнем горит.
Схватились воры за шапки и повалились Домне в ноги:
- Не губи нас, Домнушка, видим мы, что ты все знаешь. Скажи, куда нам кольцо подкинуть, чтобы царь нас не казнил смертной казнью? Выручи нас, Домнушка!
- Ладно, - говорит Домна, - я вас, так и быть, выручу. Есть ли у вас во дворе птица какая-нибудь приметная?
- Есть, - говорит повар, - индюк хромоногий.
- Возьмите кольцо, закатайте его в тесто и дайте тому индюку проглотить.
Так они и сделали. На другой день вызывает царь к себе Домну и спрашивает:
- Ну, старуха, найдешь кольцо - озолочу, не найдешь - поколочу.
- Не гони коня, царь, кнутом, гони овсом, - прошамкала старуха.
- Ладно, старая, не болтай лишнего, говори, кто украл мое кольцо.
Забормотала тут Домна по-индюшиному:
У вора хромая ножка,
Через нос висит сережка,
Он у мира на виду
Балабонит про балду:
- Балда-балда-балда...
- Это она про хромого индюка, - зашептали слуги.
- Что это еще за хромой индюк? Несите его сюда скорей! - приказал царь.
Принесли во дворец хромого индюка, разрезали ему живот и нашли там самоцветное кольцо.
Просиял от радости царь и говорит милостиво:
- Молодец, старая. Оставайся у меня при дворе, будешь у меня старшею судомойкою, сытно есть, сладко спать.
А Домна в ответ:
- Благодарствую на ласковом слове! Золоченая клетка соловью не утеха отпусти меня, царь, домой на вольную волю. Мне царева одежа - к лицу негожа, мне царевы корки - на потребу горьки.
И пошла Домна снова по миру сказки складывать, загадки отгадывать, людей веселить.
КРУТОГОР, ДУБОВЁР И ПОКАТИ-ГОРОШКО.
ила-была одна старушка, а у нее были три дочери-красавицы. Старшая - Арина - первая на селе рукодельница, средняя - Татьяна - первая на селе повариха, а младшая - Марина - первая на селе певунья да плясунья. Слава о трех сестрах за сто верст кругом шла.
Однажды, в самую полночь, над старухиной хатой загремел гром, распахнулись двери, всю комнату дымом заволокло. Очнулась мать-старушка, глянула - нет старшей дочери Арины, исчезла неведомо куда. Заплакала мать, заплакали сестры, но слезами горю не поможешь.
Наступила вторая ночь, заперла старуха наглухо двери и окна. Легли спать. И опять в самую полночь ударила молния, загремел гром, слетели с окон ставни, повылетали стекла, наполнилась комната дымом. Очнулась старуха и видит исчезла средняя дочь, Татьяна.
Заголосила старуха на все село, сбежались люди, кинулись кругом искать ничего не нашли.
В третью ночь поставили кругом хаты сторожей - возле каждого окна по сторожу, а у дверей - по двое. И опять в самую полночь пала над землей тьма, ударила страшная молния, загремел гром, из трубы искры посыпались, всю хату черным дымом заволокло.
Очнулась старушка - нет и Марины, точно ветром сдуло. Выбежала старушка на улицу, рвет на себе одежду, криком кричит, слезами обливается:
- Ой, горюшко мне, старой, ой, где ж мои доченьки? Ой, несите мне гроб сосновый, закройте мои оченьки, не хочу больше на свете жить, приходи, смерть моя, скорее...
Принесли ей гроб сосновый, и легла в него старушка. И пошла весть за сто верст кругом о пропаже трех сестер-красавиц. Объявила старуха - до той поры из гроба не встанет, будет смерть ожидать, пока не найдутся ее дочери.
А в далекой глухой деревушке, над крутым обрывом, жили три брата Крутогор, Дубовёр и Покати-Горошко. Крутогор был великий богатырь - левой рукой гору крутил, Дубовёр тоже не плох - правой рукой дубы воротил, а Покати-Горошко, хоть ростом мал и силенкой слаб, зато смекалкой могуч.
Жили три брата тихо-мирно и все горевали, что некуда им силу свою приложить. Дошла до них весть, что у одной старухи пропали три дочери, и сказал Крутогор Дубовёру:
- Пойдем, брат, поможем старухе, разыщем ее трех дочерей.
- Идем, - отвечал Дубовёр.
- И я с вами, - сказал Покати-Горошко.
- Куда ты, малыш? - засмеялись братья. - Нечего тебе за нами увязываться. Но Покати-Горошко настаивал:
- Берите меня, братья, с собой. Я вам пригожусь - буду у вас за разведчика.
- Ну, ладно.
Снарядились братья в поход. Взял Крутогор палицу десятипудовую, взял Дубовёр копье острое, а Покати-Горошко маленький топорик к поясу прицепил. Двинулись братья в путь.
Пришли они в то село, где старуха с дочерьми жила, и ровно в полдень вошли к ней в хату. Видят - на столе гроб сосновый, а в гробу - старуха. Сняли братья шапки. "Ну, - думают, - опоздали, скончалась бедная старуха".
Вдруг Покати-Горошко толк Дубовёра в бок:
- Гляди, брат, дышит.
Глянул Дубовер, и впрямь - старушка живая. Подошли все три брата к гробу и говорят:
- Вставай, матушка, не помирай прежде времени. Пришли мы твоему горю помочь, хотим твоих дочерей разыскать и воров наказать по заслугам.
Открыла старуха глаза и ответила тихим голосом:
- Благодарствую, родимые. Ежели вы свое слово сдержите и дочерей моих вернете, буду я вам родной матерью до конца дней своих.
И ответили братья:
- Ожидай нас, матушка, три месяца. Ровно через три месяца в этот самый час, как встанет солнце на полдень, вернемся мы к тебе с твоими дочерьми. А ежели не вернемся, значит в живых нас нет.
Вышли три брата из хаты, а куда идти - неизвестно. Стал Крутогор пороги осматривать, следы искать, ничего не нашел - все люди затоптали. Стал Дубовёр под окном глядеть, следы искать, ничего не нашел - все ветром унесло. Полез Покати-Горошко на крышу и видит - солома с одной стороны вся разметана и след на закат ведет. Соскочил Покати-Горошко с крыши:
- Идемте, братцы, на закат, дорога верная. И пошли три брата на закат через степи, холмы и горы, через пески сыпучие, через леса дремучие. И дошли братья до черного камня. Нажал Крутогор на тот камень плечом, сдвинулся камень с места, и открылся под камнем подземный ход. Глянули братья вниз - дна не видно. Крутогор говорит:
- Давайте я полезу. А Дубовёр:
- Нет, я.
А Покати-Горошко уже веревку из травы сплел:
- Не спорьте, братцы, я у вас за разведчика, значит, мне и положено лезть.
Спустил Покати-Горошко веревку и полез. Лез-лез, кончилась веревка, а до дна ему не достать.
"Ну, - думает, - была не была". Прыгнул! Упал на дно с размаху и сломал себе ногу.
- Ничего, - говорит, - заживет. - Вынул из кармана веревочку, перевязал ногу потуже и крикнул: - Эй, братцы, спускайтесь, тут до дна недалеко!
Спустился Крутогор, за ним Дубовёр, и пошли все три брата по дну подземелья.
Кончилось подземелье, вышли опять в лес - еще гуще прежнего. Шли-шли, вдруг слышат голос, как бычий рев:
- Биться или мириться? Ответили братья:
- Биться.
Выходит им навстречу великан, ростом выше деревьев, борода до пояса. Метнул Дубовёр копьем и пронзил великаново сердце. Завопил великан и помер. Пошли братья дальше. В полдень слышат другой голос, как шум водопада:
- Биться или мириться? Ответили братья:
- Биться.
И вышел к ним великан выше гор, борода до колен. Размахнулся Крутогор палицей, ударил великана под вздох. И упал великан без дыхания. Пошли дальше. Пошло солнце к закату, и услышали третий голос, как гром небесный:
- Биться или мириться? И снова ответили братья:
- Биться.
И вышел великан всех страшней - выше туч голова, борода по земле волочится. Поднял Дубовёр копье - дохнул на него великан, и упал Дубовёр без сил на землю. Поднял Крутогор палицу - толкнул его великан пальцем, и упал Крутогор без сил на землю. А Покати-Горошко тем временем полез по ноге великана, как по крутой горе. Лезет-лезет, топором ступеньки в великановом теле вырубает. Чует великан, точно его кто-то грызет, шарит рукой по телу ничего найти не может. Кричит великан, в кровь себе кожу расчесывает. Долез Покати-Горошко до великанова уха, полез внутрь и убил великана.
Вылез Покати-Горошко из уха, зачерпнул великановой крови, побрызгал братьев, и встали они здоровые, как прежде. Пошли братья дальше, видят высокую-превысокую сосну, а на той сосне - орлиное гнездо с орлятами.
Заночевали под сосной. На заре хлынул проливной дождь. Дубовёр и Крутогор под сосной спрятались, а Покати-Горошко - неугомонный - полез на верхушку сосны, долез до орлиного гнезда и видит - орлята под дождем от холода пищат. Наломал Покати-Горошко сосновых веток и прикрыл орлят от дождя.
Кончился дождь, проглянуло солнышко. И опять его чем-то закрыло, черней самой черной тучи. Слышат братья - шумят невиданные крылья. Глянули вверх, видят - летит орлица, полнеба крыльями закрывает. Спустилась орлица в гнездо, увидела, что орлята под ветками сухими спрятаны, и спрашивает:
- Скажите, детки, кто вас от дождя спрятал?
- Человечек какой-то, ростом с горошинку, - отвечают орлята. - Это он нас ветками прикрыл. Заклекотала орлица:
- Эй, человек-горошина, где ты есть, выходи, не бойся! За то, что детей моих от дождя спас, сделаю для тебя все, что ты пожелаешь.
Вышел Покати-Горошко из-под сосны и поклонился орлице:
- Орлица-матушка, ты весь свет облетала, везде побывала, все видела. Скажи нам, не видела ли ты, куда трех красавиц неведомая сила унесла?
- Как же, как же, видела, сынок. Это вовсе не неведомая сила, а три змея унесли трех красавиц и хотят на них жениться.
Вышли тут два старших брата и поклонились орлице в ноги:
- Орлица-матушка! Укажи нам, где те три змея-злодея живут и как нам до них добраться?
- Ладно, - говорит орлица, - могу я вам путь указать и даже сама вас туда отнесу, но только путь туда неблизкий. Нужно вам заготовить на дорогу сорок бочек мяса и сорок бочек воды. Сумеете заготовить до завтра, значит, я вас туда и отнесу.
Двинулись три брата по лесу дичь бить, мясо добывать. Били весь день и всю ночь. Наконец набрали сорок бочек мяса и сорок бочек воды. Взяла орлица бочки с мясом в правую лапу, а бочки с водой в левую, сели ей братья на спину, и взвились они выше туч. Полетели, как вихрь, над лесами, морями и горами. Каждый день орлица съедала по бочке мяса и выпивала по бочке воды. И летели они сорок дней и сорок ночей. На сороковой день говорит орлица:
- Глядите вниз, братья, и говорите, что видите?
- Видим, матушка, три огня - медно-красный, серебряный и золотой.
- Ну, значит, приехали.
Стала орлица спускаться на землю, и видят братья - то не три огня горят, а три крыши под солнцем светятся. И опустила орлица братьев на землю возле трех теремов. Один терем - медно-красный, другой - серебряный, а третий - золотой.
- Идите, добры молодцы, в эти терема, а я на свободе полетаю. Как только я вам понадоблюсь, свистните в три голоса. Я мигом прилечу и домой вас отвезу. Только не забудьте запасти на обратный путь еще сорок бочек мяса и сорок бочек воды.
- Ладно, не забудем.
- Ну, час добрый!
Улетела орлица в поднебесье, а братья пошли в терема: Крутогор пошел в медно-красный, Дубовёр - в серебряный, а Покати-Горошко - в золотой.
Вошел Крутогор в медный терем и видит - сидит в горнице девушка, шелками шаль расшивает и горько плачет.
Поклонился ей Крутогор:
- Здравствуй, красна девица, что ты так горько плачешь?
- А как же мне, добрый молодец, не плакать?
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...