ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Конечно, – Леонид явно не понимал, что ее так поразило. – Наверное, там их штук пятьдесят, и у тебя, естественно, будет самое лучшее. Если это все, я займусь работой.Днем Милли занималась предсвадебными хлопотами, ночи ее были заполнены Леонидом, но чем дальше, тем яснее Милли осознавала – у них абсолютно разные представления о семье.Возникшая на острове нежность испарилась, как только они сошли с самолета. Она – нежность – возвращалась ночами, когда он обнимал ее, но вновь исчезала по утрам.Беспокойство Милли росло.И росла тоска по дому. Она охватывала ее всякий раз, когда она звонила домой, чтобы сообщить родным новости. Мать так тепло беспокоилась о Милли, о ребенке, и это было таким резким контрастом по сравнению с холодностью Нины, что только усиливало ее тоску.– У меня подростковая паника, – сказал Антон, когда Милли зашла к нему накануне свадьбы. – Ответь мне, только абсолютно честно. Не будет ли это дурным тоном – надеть Коловского на свадьбу Коловского?Милли засмеялась:– Ты просишь у меня совета, как одеться?– Да, да! Спасибо тебе, спасибо за то, что вытаскиваешь меня в свет. Это будет счастливейший день моей жизни.Ну, хотя бы кому-то будет хорошо, подумала Милли и заплакала в сорок второй раз за этот день.– Это нервы, – сказал Антон.– Да, – всхлипнула Милли. Ей очень хотелось поговорить с кем-нибудь, высказать свои мысли, но после предательства Джины Милли пугала обычная дружеская беседа. Она взяла свою сумочку, чтобы пойти обратно в отель, где наверняка уже торчит Нина со своими булавочками для последней подгонки платья – ведь оно должно быть совершенно. И вдруг замешкалась: – Не знаю, могу ли я так поступить, Антон.– Это нервы, родная моя. Ты женщина, которую больше всех ненавидят в данный момент в Австралии, – Антон пытался рассмешить ее, пока она вытирала слезы.Но его старания не помогали.– Господи, как мне нужна моя мама!– Ой, бедное дитя…Антон повел ее в заднюю комнату галереи, сделал ей большую чашку горячего шоколада, угостил мармеладным печеньем. Никто так тепло не относился к ней с момента ее приезда сюда, ничего не ожидая взамен.– Я понимаю, как тяжело тебе здесь без родных, но у тебя есть друзья. Я был в аэропорту, когда ты приехала во второй раз, знаешь… – Антон улыбнулся ее удивлению. – Знаешь, я не спал, вышел рано за газетой и увидел эту грязь. Я подумал, тебе понадобится моральная поддержка. Я не подходил близко… Поговори со мной, Милли.– Не могу.– Понимаю, как тебе трудно доверять кому бы то ни было… после поступка Джины.Она открыла рот, чтобы возразить, но он мягко продолжил:– Я на твоей стороне. Я запру сегодня галерею, приду к тебе и останусь с тобой до самого венчания… – он чуть улыбнулся, – только к парикмахеру сбегаю.– Уверена, парикмахер для тебя найдется и в отеле, – хитро улыбнулась Милли.– Луиджи не простит мне этого, – покачал головой Антон. – Я буду держать тебя за руку до момента венчания, а потом все станет намного проще.– Надеюсь.– Все дело в том… Скажи, ты любишь его? – он спросил ее просто и серьезно, без всяких ужимок, задал тот самый главный вопрос, на который Милли могла ответить честно.– Конечно.– Ну, тогда все хорошо.
– Как твоя мать? – спросил Леонид, сидя на стуле в спальне и подавляя зевок.– Плачет, – честно ответила Милли.Она стояла в платье, а Нина и София, портниха, вились вокруг нее, что-то подкалывая и подгоняя.Милли было не по себе – все так точно организовано и упорядоченно. Ее злила даже такая мелочь, как то, что Леонид видит ее в платье накануне венчания. Милли не верила в приметы, но ей все равно было очень неприятно.– Хотелось бы, чтобы она оказалась здесь.– Вы скоро увидитесь.– Знаю… – Поскорее бы все осталось позади.– Мне скоро надо уходить, – Леонид взглянул на часы.– Хорошо.– Прилетает Иосиф, я встречу его. Мы условились пообедать с отцом.– Конечно.– Великолепно, – Нина отошла немного, любуясь платьем.Фирменный шелк марки «Коловский» плотно облегал тело Милли, каждым стежком, каждой малюсенькой складочкой превращая ее в потрясающе красивую невесту, как и полагалось Коловской.– София будет здесь завтра, вдруг понадобится подделать что-нибудь в последнюю минуту. И не ешьте ничего до венчания. Могу прислать вам травяной чай, который пьют модели.Милли предпочла молча стянуть с себя платье. Нина вышла из спальни, неся перед собой груду шелка, как дорогое дитя.– Не обращай внимания, – сказал Леонид.– Стараюсь.– Я понимаю, как трудно выходить замуж без родных. Но ведь это же не… – он не закончил фразу, это сделала за него Милли:– Не настоящая свадьба.– Самая настоящая, – возразил Леонид, но Милли покачала головой:– Знаешь, свадьба – это когда мечта становится явью: фантастическое венчание, список почетных гостей, платье, которое тщательно выбираешь, дети с цветами, жених, – она замолчала.Ей так хотелось сказать Леониду, что она любит его до боли. И хотя они женятся ради ребенка, которого создали, ей горько знать, что это единственная причина для их брака.Если бы не ребенок, Леонид Коловский никогда и подумал бы обо мне как о своей невесте.– Да, вероятно, это правда – нужно быть осторожнее в своих желаниях, – задумчиво сказала она.– Я не понимаю.– Есть такая пословица: будь осторожнее в своих желаниях – ведь они могут осуществиться.Милли поразила реакция Леонида: лицо его сделалось отстраненным, обычно бледный, он стал сейчас белым как мрамор.– Ты так думаешь? – его голос звучал глухо.Вопрос смутил ее. Она не знала, что и думать.Она стояла перед ним, она любила его, и это убивало ее. Быть так близко к нему и понимать, что она не владеет им, что этот далекий, отстраненный, но неправдоподобно эмоциональный человек не может дать ей ту часть себя, которая ей так нужна.– Ты чувствуешь себя в ловушке? – настаивал Леонид.Милли кивнула. Потому, что именно так она себя чувствовала – в ловушке. Не ситуация была тому виной, а ее чувства. Причины, вынуждавшие Леонида так стремительно жениться, были очень понятны и не менее важны для нее. И все же… Не люби она его так страстно, так безумно, не желай она его каждой своей клеточкой, каждой жилкой – она бы сбежала.И справилась бы сама со своей жизнью.– Пошли, Леонид! – Нина ворвалась в спальню, даже не постучав. – Нам пора ехать в аэропорт, а Милли время ложиться спать. И бросила Милли через плечо последнюю, на этот раз непреднамеренную, шпильку: – Наслаждайся последней ночью свободы. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Антон оказался прекрасной подружкой невесты – ему удавалось все исправить, всех утешить, дипломатично сгладить все неровности. Ах, неровностей возникало немало – людей в номере Леонида собралось очень много. В приготовлениях участвовала Анника, тут были парикмахер, маникюрша, портниха, художники по макияжу…Не один художник – художники!Милли потребовалось два специалиста по макияжу: один для лица, а второй работал с областью декольте – делал ровнее и слабее загар, творил совершенство.Наконец, умудрившись как-то справиться с суетой, Антон широко улыбнулся Милли и чуть не прослезился:– Боже мой, ты восхитительно выглядишь!– Спасибо.– Я сбегаю к Луиджи, а ты, моя сладкая, тем временем…– Я знаю, – Милли охватывала дрожь, когда она думала о звонке родным – боялась расплакаться. – Может, я позвоню им после венчанья…– Нет, – Антон был неумолим, – они хотят пожелать тебе счастья, сделай это сейчас же. Приглядите за ней, Анника, – велел он, уже убегая.– Может, действительно, лучше потом? Чтобы не испортить макияж? – Анника сочувственно улыбалась.Милли не хотела портить макияж, вообще не хотела плакать. И очень старалась убедить себя, что все хорошо.Она выходит замуж за человека, которого любит, безумно любит.Она выходит замуж за отца своего ребенка.Она в красивейшем платье, церковь роскошно украшена, все готово для ее венчания – казалось бы, куда же лучше.Почему же ей кажется, что она собирается на казнь?Я просто тоскую по дому, решила Милли.Были бы здесь мои родные…Нет, не в этом дело…Все из-за Леонида…Из-за любви…Он меня не любит.Играя огромным бриллиантом на пальце, она пыталась сосредоточиться на всем прекрасном, что было между ними, на магии, которая всегда возникала и возносила ввысь, когда они оставались вдвоем, на радости чувств, которая была бы ей неведома без него. Но, в конце концов, все равно получалось, что они сочетаются браком лишь из-за ребенка.– Ваша семья должна гордиться. Верите ли, но мой отец тоже горд, – говорила Анника.– Верю или нет? Почему бы отцу не гордиться Леонидом? – нахмурилась Милли.– Это я и говорю, Леонидом и вами. Возможно, вы не самый лучший вариант для брата, но, раз уж так случилось, папа подписал завещание и все прочее, – Анника была удивлена реакцией Милли.– Завещание?– Вчера вечером он все оформил, – в отсутствие матери Анника держалась значительно свободней. – Мой отец всегда говорил – империя Коловских достанется тому из его детей, кто первым подарит ему внука. Мы все знали – он хотел, чтобы это был Леонид, сын, для счастья которого папа готов сделать все. Леонид – движущая сила компании, и папа мечтает, чтобы он в ней остался. В тот вечер, когда вы познакомились, я умоляла Леонида выполнить папино желание, а он непреклонно говорил «нет»… – она с улыбкой посмотрела на живот Милли. – Кто знает, как работает ум Леонида?Милли не знала. Она положила руки на живот. Возможно, эта крохотная жизнь не так уж случайно зародилась здесь в ту ночь? Вдруг Леонид где-то в глубине сознания решил заявить свои права на то, что заслужил?– Наверное, папе тоже хочется увидеть внука… – Анника смотрела на руки Милли. – Сделайте сканирование.– Я сделала.Немного отступив, Анника с удовольствием осматривала Милли. Невеста выглядела вполне достойно, чтобы принять имя семьи.Милли хотелось отлупить Аннику.– У него будет внук, мальчик…Зазвонил телефон Анники.– Извините, это Леонид. Интересно, чего он хочет? – пробормотала девушка.Сделать счастливым своего отца.Самое большое, самое трудное, самое пугающее решение ее жизни вдруг оказалось неправдоподобно легким.Милли могла понять его решение жениться на ней из-за ребенка, из чувства долга. Но мысль о том, что он рассчитал ситуацию, чтобы порадовать отца или – еще хуже – чтобы унаследовать империю Коловских? Это наполняло ее ужасом.Возможно, она старомодна. Но она может выйти замуж лишь по одной-единственной причине. Эта причина – любовь.– Все в порядке, минутку, – Анника проскользнула в спальню и теперь громко спорила с братом, выкрикивая какие-то аргументы.Милли уже ничего не слышала. Она стянула с себя фату и платье, надела джинсы, взяла свой кошелек.Леонид же сказал, что это не тюрьма.Удрать было легко: открыть дверь, вызвать лифт, спокойно пройти через холл отеля. Все фотокамеры ждали блистающую невесту, на обыкновенную девушку в джинсах никто и не взглянул.Идя по улице, Милли ни разу не оглянулась – ни разу. Она приказала себе быть спокойной, идти, пока не дойдет до главной улицы и не сядет в трамвай. Куда и зачем этот трамвай привезет ее – не все ли равно?– Пора выходить, милая.Она не заметила, как доехала до конечной остановки. В голове крутились самые разные мысли и образы. Лицо Леонида, обнаружившего, что невеста сбежала, истерика Антона, который не найдет ее в отеле, шок гостей, заголовки газет, реакция родителей…Наверное, надо было заставить себя пройти через все это, думала Милли. Был довольно холодный зимний день, пронизывающий ветер дул с залива.Сан-Килд-Пляж.Вот куда завез ее трамвай. Последняя остановка фантастического путешествия по Мельбурну во время их первого свидания. Мир без Леонида здесь холоднее и серее.Когда Милли вошла в кафе, где они разговаривали тогда, ей показалось, что она попала в другое место или идет другой акт спектакля, с другими декорациями.За столами сидели счастливые благополучные семьи с детьми, молодые пары и люди постарше.Совершенно иная клиентура придет сюда позже.Милли заказала кофе. Обняв чашку ладонями, она раздумывала, что же ей теперь делать.Придется как-то вернуться туда… в отель.Паспорт, одежда…Боже, да что же она натворила? Конечно, надо поговорить с Леонидом. Но как – как решиться…Как объяснить ему, что она не влюблялась в человека, который может произвести ребенка, чтобы порадовать своего отца, и что ей все равно, как высоки при этом ставки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...