ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как раз к тому времени, когда все слои чандалы Римской империи усваивали христианство, в самом прекрасном и зрелом своем виде наличествовал противоположный тип - аристократия. Однако большое число взяло верх, победил демократизм христианских институтов... Христианство не было обусловлено ни "национально", ни расово,- оно обращалось ко всем обездоленным, обойденным жизнью, у него повсюду были союзники. В глубине христианства живет rancune *** больных людей, инстинкт, направленный против здоровых, против здоровья. Все хорошо уродившееся, гордое, озорное и прекрасное вызывает у него боль в ушах и резь в глазах. Напомню слова Павла, которым цены нет: "...бог избрал немудрое мира... и немощное мира избрал бог... и незнатное мира и уничиженное..." Вот формула, in hoc signo **** победил decadence... Бог, распятый на кресте,- неужели до сих пор не понятно ужасное коварство этого символа?.. Божественно все страдающее, распятое на кресте... Мы все распяты на кресте,- следовательно, мы божественны... Одни мы божественны... Христианство победило, а более благородное умонастроение погибло в борьбе с ним. До сих пор христианство величайшее несчастье человечества.
* В вящую честь божию (лат.). ** Циркулярный психоз (фр.). *** Месть, злоба (фр.). **** Сим знаком (лат.).
52
Христианство противостоит также всякой благоустроенности духа,- в качестве христианского в дело годится лишь больной разум; христианство берет сторону идиотского и клянет "дух" с его superbia *. Если же болезнь неотъемлема от христианства, то типично христианское состояние "веры" непременно форма болезни, и церковь обязана отвергнуть все прямые, честные, научные пути познания - все они для нее под запретом. Даже сомневаться грех... Полное отсутствие психологической чистоплотности выдает себя уже во взгляде жреца - это последствие decadence'а, стоит понаблюдать за истерическими барынями, рахитичными детьми, чтобы понять, что инстинктивная лживость, ложь ради лжи, неспособность глядеть прямо в глаза, идти прямиком,- это закономерное выражение decadence'а. "Вера" означает: ты не хочешь знать правду. Пиетисты - жрецы обоего пола - лживы, потому что нездоровы: инстинкт требует, чтобы права истины не были удовлетворены и в самом малом. "Болезненное - благо, а то, что идет от изобилия, сильное и полнокровное,- зло" - таково чувство верующего. Непроизвольная ложь - вот как я угадываю, кому на роду написано быть богословом... Другой признак богослова - неспособность к филологии. Под филологией понимаем здесь, в самом общем смысле, умение хорошо читать - считывать факты, не искажая их интерпретацией, не утрачивая осторожности, терпения. тонкости в своем стремлении к уразумению. Филология - эфексис ** интерпретации,- идет ли речь о книгах, о газетных новостях, о судьбах или о погоде, нс говоря уж о "спасении души"... Богослов же всегда, будь то в Берлине или Риме, толкует и слово, и переживание столь смело,- например, победу национальной армии в высшем свете псалмов Давидовых,- что филолог в отчаянии лезет на стенку. Да и что ему остается, если пиетисты и прочие швабские коровы-недотепы жалкие свои будни, копоть своего обыденного бытия обращают в чудо "благодати", "провидения", "священного опыта" посредством "перста божия"! Самого крохотного усилия духа, чтобы не сказать грана благоприличия, было бы достаточно, чтобы показать толкователю все неподобающее и ребячливое в таком злоупотреблении ловкостью перстов господних. Будь в нас самомалейшая крупица благочестия, и бог, который вовремя излечивает нас от насморка и подает нам карету за секунду до того, как начнется страшный ливень, показался бы столь абсурдным, что, даже если бы он существовал, следовало бы сделать так, чтобы его больше не было. Бог-посыльный, бог-письмоноша, бог - предсказатель погоды - в сущности обозначение самых нелепых случайностей, совпадений... "Божественное провидение", в которое в нашей "культурной Германии" продолжает верить каждый третий, может служить самым сильным аргументом против бога. И во всяком случае это аргумент против немцев!..
* Высокомерие, гордыня (лат.). ** Настоятельность (греч.).
53
Что мученичество доказывает истинность чего-либо - это столь ложно, что мне не хотелось бы, чтобы мученики когда-либо якшались с истиной. Уже тон, в котором мученик швыряет свои мнения в головы людей, выражает столь низкий уровень интеллектуальной порядочности, такую бесчувственность к "истине", что мучеников и не приходится опровергать. Истина ведь не то, что у одного будет, а у другого нет: так в лучшем случае могут рассуждать крестьяне или крестьянские апостолы вроде Лютера. Можно быть уверенным: чем совестливее человек в делах духа, тем он скромнее и умереннее. Скажем, он сведущ в пяти вещах и тогда очень деликатно отрицает, что сведущ еще в чем-либо сверх того... А "истина" в разумении пророков, сектантов, вольнодумцев, со- циалистов и церковников вполне доказывает нам, что тут не положено и самое начало дисциплины духа и самоопределения - того, без чего не открыть и самой малой, мельчайшей истины... Кстати заметим: мученические смерти - большая беда для истории: они соблазняли... Умозаключение всех идиотов, включая женщин и простонародье: если кто-то идет на смерть ради своего дела, значит, в этом деле что-то да есть (тем более, если "дело" порождает целые эпидемии самогубства). Однако такое умозаключение сделалось невероятным препятствием для исследования - для критического, осторожного духа исследования. Мученики нанесли ущерб истине... И сегодня необдуманных преследований достаточно, чтобы самая бездельная секта начала пользоваться почетом и уважением... Как?! Неужели ценность дела меняется от того, что кто-то жертвует ради него жизнью?.. В почтенном заблуждении лишний соблазн: думаете ли вы, господа богословы, что мы дадим вам повод творить мучеников вашего лживого дела?.. Кое-что можно опровергнуть, почтительно положив под сукно; так опровергают и богословов... Всемирно-историческая глупость состояла именно в том, что преследователи придавали делу своих врагов видимость чего-то почтенного, они даровали ему притягательную силу мученичества... Еще и сегодня женщины склоняются перед заблуждением - им сказали, что некто умер за него на кресте. Разве крест - аргумент?.. ...Но во всем этом лишь один сказал слово, какого ждали тысячелетия,- Заратустра.
"Кровавые знаки писали они на дорогу, какой шли, и простота их учила, что кровью доказывается истина.
Однако кровь - самый ненадежный свидетель истины; кровь отравляет и самое чистое учение, обращая его в фанатическую ненависть в сердце.
И если кто пошел в огонь за свое учение,- что этим доказывается! Воистину больше - если учение выходит из пламени твоей души".
54
Не дадим сбить себя с толку: великие умы были скептиками. Заратустра скептик. Сила и независимость, проистекающие из мощи, из сверхмогущества духа, доказываются скепсисом. Люди с убеждениями совсем не к месту, когда затрагивается ценность чего-либо существенно важного. Убеждения что темница. Не много видишь вокруг себя, не оглядываешься назад,- а чтобы судить о ценном и неценном, нужно, чтобы ты преодолел, превзошел сотню своих убеждений... Стремящийся к великому ум, если он не пренебрегает средствами, непременно станет скептическим. Независимость от любых убеждений неизбежна для сильного, для умеющего вольно обозревать все окрест... Великая страсть - основа и сила его бытия, просвещеннее, деспотичнее его самого,- занимает без остатка весь его интеллект, учит его не церемониться понапрасну, внушает ему мужество пользоваться далеко не святыми средствами и при определенных обстоятельствах даже позволяет ему иметь убеждения. Убеждение как средство: немало такого, что можно достичь лишь благодаря убеждениям. Великая страсть нуждается в убеждениях и пожирает их; она не покорствует им,- она суверенна... Напротив: потребность в вере, в безусловных Да и Нет, карлейлизм, если простят мне это слово, это потребность слабого. Человек веры, "верующий" - во что бы он ни веровал,- это непременно зависимый человек, он не полагает себя как цель, вообще не полагает себе цели так, чтобы опираться на самого себя. "Верующий" не принадлежит сам себе, он может быть лишь средством, его пускают в дело, ему самому нужен кто-то, кто пожрет его. Он инстинктивно превыше всего ставит мораль самоотречения - к тому подводит его все: благоразумие, опыт, тщеславие. Любая вера выражает самоотречение, самоотчуждение... Если поразмыслить над тем, что подавляющему большинству людей крайне необходим регулирующий принцип, который вязал бы их извне, что принуждение, рабство в более высоком смысле слова - это первое и единственное условие процветания слабовольных людей, особенно женщин, начинаешь понимать смысл убеждений, "веры". Убеждения - внутренний стержень. Не замечать многого, ни в чем не быть независимым, во всем односторонность, жесткое и предопределенное извне видение любых ценностей иначе такому человеку не выжить. Но тогда он антагонист истины, прямая ей противоположность... Верующий вообще не волен решать вопрос об "истинном" и "неистинном" по совести: будь он порядочен в одном этом, он незамедлительно погибнет. Его видение патологически предопределено: так из человека с убеждениями вырастает фанатик - Савонарола, Лютер, Руссо, Робеспьер, Сен-Симон,- тип, противостоящий сильному уму, сбросившему с себя цепи принуждения. Однако грандиозная поза этих больных умов, этих эпилептиков рассудочности производит свое действие на массу,- фанатики красочны, а человечеству приятнее видеть жесты, нежели выслушивать доводы...
55
Еще шаг вперед в психологии убеждений, "веры". Я уже давно предложил для размышления тему: не опаснее ли для истины убеждение, нежели ложь ("Человеческое, слишком человеческое", ч. 1, афоризм 54 и 483). На сей раз я хотел бы поставить вопрос ребром: существует ли вообще противоположность лжи и убеждения?.. Все думают: да, существует,- но чего только не думают "все"!.. У каждого убеждения своя история, свои праформы, свои пробы и ошибки: убеждение постепенно становится таковым, а до того оно долгое время не было убеждением и еще более длительное время почти не было убеждением. Так как же? Разве среди всех эмбриональных форм убеждения не встречалась ложь?.. Иной раз достаточно лишь сменить носителя: для сына убеждение то, что в отце его было ложью... Вот что я называю ложью: не желать видеть то, что видишь, и так, как видишь; вовсе не существенно, лжешь ты при свидетелях или наедине с собою. Лгать самому себе - самое обыкновенное дело; если ты лжешь другим, это уже (относительно) исключение... А надо сказать, что нежелание видеть то, что видишь, и таким, как видишь,- почти что главное условие для человека партии, в каком бы то ни было смысле; он непременно становится лжецом. Так, немецкая историография убеждена, что в Риме царил деспотизм, а германские племена принесли в мир принцип вольности,- так где же тут разница между убеждением и ложью? Стоит ли после этого удивляться тому, что все партии, в том числе и партия немецких историков, привычно произносят высокопарную мораль,- мораль ведь, можно сказать, и не умирает потому, что люди всевозможных партий всякий миг испытывают в ней потребность... "Таково наше убеждение; его мы исповедуем пред всем миром, мы живем и умираем ради него - мы требуем, чтобы убеждения уважались!"... Такие речи я слышал даже от антисемитов. Совсем все наоборот, господа! Антисемит не становится приличнее оттого, что лжет согласно принципу... У жрецов в таких вещах более тонкий нюх, и они прекрасно понимают возражение, заключенное в понятии убеждения, то есть прин ципиальной - целенаправленной лживости. А потому они усвоили благоразумный прием иудеев и вместо "убеждения" говорят - "бог", "воля божья", "откровение господне". И Кант с его категорическим императивом шел тем же путем - его разум сделался в этом отношении практическим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...