ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

каждое слово в устах "первых христиан" - ложь, каждый их поступок - инстинктивная фальшь, все их ценности и цели вредоносны, а ценностью обладает тот, кого они ненавидят, обладает то, что они ненавидят... Христианин, особливо христианин-жрец,- это особый критерий ценности... Надо ли говорить, что во всем Новом завете только одно лицо вызывает уважение к себе и что это Пилат, наместник Рима? Принимать всерьез иудейские перебранки? Нет, на это он не пойдет. Иуде- ем больше, иудеем меньше - что ему?.. Аристократи ческая насмешка римлянина, перед которым бесстыдно злоупотребляют словом "истина", обогатила Новый за- вет единственно ценным высказыванием - в нем крити- ка и уничтожение самого же христианства: "Что есть истина?"...
47
Нас разделяет не то, что мы не находим бога - ни в истории, ни в природе, ни по-за природой... Нас разделяет то, что почитаемое богом мы воспринимаем не как "божественное", а как далекое, пагубное и абсурдное, не как заблуждение, а как преступление перед жизнью... Мы отрицаем бога как бога... Если бы нам доказали, что христианский бог существует, мы бы еще меньше веровали в него... Согласно формуле: deus qualem Paulus creavit, dei negatio*... Религия типа христианской, ни в одной точке не соприкасающаяся с действительностью и немедленно гибнущая, как только мы признаем правоту действительности хотя бы в одной точке, такая религия не может не враждовать с "мудростью мира сего", сиречь с наукой,- она благословит все средства, пригодные для того, чтобы отравить, оклеветать, осрамить дисциплину духа, честность и строгость в делах, затрагивающих совесть духа, благородную холодность и независимость духа. Императив "веры" налагает вето на науку - in praxi ** сие означает: ложь любой ценой... Павел понял, что нужна ложь, то есть нужна "вера"; позднее церковь поняла Павла... "Бог", выдуманный Павлом, бог, посрамляющий "мудрость мира сего" (значит, в узком смысле слова двух великих супротивниц суеверия - филологию и медицину),- на самом деле всего лишь категорическая решимость самого Павла "посрамить": называть же "богом" свою собственную волю, тору,- исконно иудейское обыкновение. Павел вознамерился посрамить мудрость мира сего, его враги хорошие филологи и врачи александрийской выучки; им-то и объявляет он войну. И верно: нельзя быть филологом и врачом и не быть при этом антихристианином. Ведь филолог видит, что стоит за "священными книгами", а врач видит, что стоит за физиологической деградацией типичного христианина. Врач говорит: "Неизлечим"; филолог говорит: "Подлог"...
* Бог, каким его сотворил Павел, есть отрицание бога (лат.) ** На практике (лат.).
48
Понят ли, собственно говоря, знаменитый рассказ начала Библии - рассказ о боге, который испытывает адский страх перед знанием?.. Нет, не понят. Книга жрецов par excellence, ясное дело, начинается с тех огромных внутренних трудностей, какие переживает жрец: для жреца одно очень опасно, значит, и для бога одно очень опасно...
Ветхий бог - сплошной "дух", первосвященник и само совершенство прогуливается по своему саду. Только что ему скучно. И боги тоже безуспешно борются со скукой. Что ж делать? Он выдумывает человека - тот его развлечет... Но смотри-ка, и человеку скучно. И милосердие бога не знает границ: он сжалился над единственной бедой всякого рая и создал других животных. Первая ошибка: животные вовсе не развлекли человека,- он стал господином их и вовсе не намеревался быть сам "животным"... Тогда бог создал женщину. И тут скуке, верно, пришел конец - но и многому другому! Женщина была второй ошибкой бога... "Женщина по своей сути змея, Ева" - это знает каждый жрец; "Все беды - от женщины" - и это он знает. "Следовательно, от нее и наука"... Лишь из-за женщины человек вкусил от древа познания... Что же произошло? Ветхим богом овладел адский страх. Оказалось, что человек - самая большая из его ошибок, он в нем создал соперника себе,- благодаря знанию становишься как бог,- так что конец жрецам и богам, если только человек станет ученым!.. Мораль: наука запретна как таковая, она одна и находится под запретом. Наука - первый грех, зародыш всякого греха, первородньй грех. Только в том и мораль... "Ты не должен познавать" - все остальное вытекает отсюда... Адский страх не помешал богу поступать благоразумно. Как воспрепятствовать науке? Это на долгое время стало основной проблемой, волновавшей его. Ответ: надо изгнать человека из рая! Счастье, праздность наводят на мысли, а все мысли дурные... Человек не должен думать... И "жрец в себе" изобретает беды, смерть, беременность с ее болями, все мыслимые виды нищеты, дряхлости, трудов, прежде всего недуги - всё годные средства борьбы с наукой! Нужда помешает человеку думать... И однако! О ужас! Дело познания растет, высится, штурмует небеса, несет с собой сумерки богам,- что делать?!.. Ветхий бог придумывает войны (жрецам всегда была нужна война...). Война помимо прочего великая помеха науке!.. Невероятно! Несмотря на войны возрастают познание и независимость от жреца!.. И тогда ветхий бог принимает последнее решение: "Человек стал ученым,- ничего не поделаешь, надо его утопить!"...
49
Вы меня поняли. Начало Библии содержит полную психологию жреца... Одно опасно для жреца - наука, здравое разумение причин и следствий. Однако наука в целом процветает лишь при благоприятных обстоятельствах,- чтобы "познавать", нужен излишек времени, излишек ума... "Следовательно, надо сделать человека несчастным" - вот во все времена логика жреца... Вы уже угадываете, что, согласно этой логике, появилось вслед за тем на свет, "грех"... Понятия "вины" и "кары", весь "нравственный миропорядок" - все это придумано как средство против науки - против отделения человека от жреца... Нельзя, чтобы человек выглядывал наружу; надо, чтобы он всегда смотрел только внутрь себя; нельзя, чтобы он умно и осторожно вглядывался в вещи, не надо, чтобы он вообще замечал их: пусть он страдает!.. И пусть страдает так, чтобы поминутно испытывать потребность в жреце... Долой врачей! Нам нужен спаситель... Понятия вины и кары, включая сюда и учение о "благодати", об "искуплении", о "прощении",- ложь от начала до конца, лишенная какой бы то ни было психологической реальности,- все это придумано для того, чтобы разрушить в человеке чувство причинности, все это покушение на понятие о причинах и следствиях!.. Притом покушение, совершенное не голыми руками и не с кинжалом в руке, не с открытой и честной ненавистью и любовью в душе! Покушение самых хитрых, трусливых, низменных инстинктов! Покушение жрецов, паразитов! Вампиризм бледных подпольных кровопийц!.. Если естественные последствия поступка уже не признаются "естественными", если считается, что их произвели суеверные призраки понятий - "бог", "духи", "души", что они суть лишь моральные последствия поступка - награды, кары, знамения, средства назидания,- то тогда предпосылки познания уничтожены и это означает, что совершено величайшее преступление перед человечеством... Скажем еще раз: грех, форма самооскопления человека par excellence, придуман для того, чтобы сделать невозможными науку, культуру, возвышение, благородство человека; выдумав грех, жрец царит...
50
Не упущу случаи изложить сейчас психологию "веры", "верующих" - и по справедливости в пользу самих "верующих". Сегодня еще есть немало таких, кто не ведает, сколь неприлично быть "верующим",- признак decadence'а, сломленной воли к жизни,- назавтра это узнают все. Мой голос достигнет и до тугоухих... Если только я не ослышался, у христиан в ходу критерий истины, называемый "доказательством силы". "Вера спасает,- значит, она истинна"... Уместно было бы возразить - спасение, блаженство, еще не доказано, а только обещано: блаженство поставлено в зависимость от "веры" - спасешься, если будешь веровать... Но как доказать, что обещания жреца сбудутся,- ведь они относятся к недоступному нашему контролю "миру иному"... Итак, мнимое "доказательство силы" - не что иное, как вера в то, что следствие веры не преминет наступить. Вот формула: "Верую, что вера спасает,- следовательно, она истинна"... Ну вот мы и закончили. Ведь это "следовательно" воплощенный absurdum... Однако если мы чуточку уступим и предположим, что спасение верой доказано (не просто желательно и не просто обещано устами жреца, всегда будящими сомнение), то разве блаженство, или, если выразиться терминологичнее, разве удовольствие служило когда-либо доказательством истины? Отнюдь нет, скорее напротив: если чувство удовольствия соучаствовало в решении вопроса о том, что истинно, то это вызывает сильнейшее недоверие к "истине". Доказательство от "удовольствия" - это доказательство в пользу "удовольствия", и не более того; кто, ради всего на свете, мог бы полагаться на то, что именно истинные суждения доставляют большее удовольствие, нежели ложные, и что, в согласии с предустановленной гармонией, именно они непременно повлекут за собой приятные чувства?.. Опыт всех строго мыслящих, глубоких умов учит обратному. Приходилось отвоевывать каждую полоску истины, жертвуя почти всем, к чему обыкновенно привязаны наше сердце, наша любовь, наше доверие к жизни. Необходимо величие души: служение науке - самая тяжкая служба... Что же значит быть порядочным в делах духа? Это значит быть суровым к своему сердцу, презирать "красивые чувства", скрупулезно взвешивать каждое Да и Нет!.. Вера спасает, следовательно, она лжет...
51
Что вера при известных обстоятельствах спасает, что блаженство не превращает навязчивую идею в идею истинную, что вера не сдвигает горы, а только при случае воздвигает их там, где их раньше не было,- все это достаточно проясняется, стоит хотя бы второпях пройтись по дому умалишенных. Проясняется, но не для жреца,-этот будет инстинктивно отрицать, что ложь - это ложь, а дом умалишенных - дом умалишенных. Христианство нуждается в болезни - примерно так, как греки нуждались в преизбытке здоровья: задняя мысль всей системы спасения - сделать человека больным. А сама церковь? Разве ее идеал - не кафолический дом умалишенных?.. Не вся земля как дом умалишенных?.. Религиозный человек, какого хочется церкви,- это типичный decadent, эпохи религиозных кризисов, овладевавших людьми, всегда отмечены эпидемиями неврозов; "внутренний мир" религиозного человека и "внутренний мир" перевозбужденных, переутомленных людей похожи как две капли воды; "высшие" состояния души - ценность из ценностей, вознесенных христианством над всем человечеством,- состояния эпилептоидные; церковь канонизировала in majorem dei honorem * безумцев или великих обманщиков... Однажды я позволил себе назвать методично вызываемым folie circulaire ** христианский training покаяния и спасения (его всего лучше изучать теперь в Англии),- конечно, такой недуг принимает ся на хорошо подготовленной, то есть болезнетворной, почве. Никто не волен становиться христианином, никого нельзя "обратить" в христианство - сначала надо сделаться достаточно больным для этого... А мы, смеющие быть здоровыми и смеющие презирать,- сколь велико наше право презирать религию, которая научила не разуметь тело! Которая обратила "недостаточное питание" в "заслугу"! Которая видит врага, дьявола, соблазн - в здоровье! Которая убедила себя в том, что "совершенная душа" может разгуливать в полусгнившем теле, и которая ради этого вынуждена была скроить для себя особое понятие "совершенства" - болезненную, бескровную. идиотски мечтательную "святость" - святость, заключающуюся лишь в ряду симптомов загубленного, слабосильного, безнадежно испорченного тела!.. Христианство в Европе с самого начала было движением отбросов, лишних элементов общества - они в христианстве домогаются власти. Христианство не означает деградации расы, в нем - агрегатное образование толпящихся, тяготеющих друг к другу форм decadence'а, какие стекаются отовсюду. Не порча самой античности, не порча ее аристократизма обусловила, как нередко думают, появление христианства, надо со всей решительностью возражать ученым идиотам, утверждающим подобные вещи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...