ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"Спасение души" - а в переводе: "Весь мир вращается вокруг меня"... Самую отраву вероучения - "равные права для всех" - христианство сеяло наиболее последовательно; оно - из самых потаенных уголков дурных инстинктов - вело ожесточенную войну с чувствами почтительности и дистанции, разделяющими людей, иными словами - самой основной предпосылкой возвышения, роста культуры: из ressentiment'а масс христианство выковало главное орудие борьбы с нами, со всем благородным, радостным, восторженно-приподнятым, что только ни есть на земле, орудие борьбы против нашего земного счастья... Признать "бессмертие" всякого Петра и Павла значило совершить величайшее, значило совершить ужаснейшее злодеяние в отношении благородного человечества... Не будем недооценивать и той фатальности, которая благодаря христианству проникла во все, вплоть до политики! Сейчас никто не смеет притязать на особые привилегии, на права господства, на почтительное отношение к себе и себе подобным,- никто не решается настаивать на пафосе дистанции... Наша политика больна малодушием!.. Аристократизм умонастроения был коварно-подпольно подорван ложью о равенстве душ, и если вера в "преимущественные права большинства" творит и будет еще творить революции, то именно христианство - можете в том не сомневаться! - именно христианские суждения ценности переводят любую революцию в одно сплошное море крови и преступлений! Христианство - это восстание пресмыкающихся по земле против всего, что стоит и высится: евангелие "низких" принижает...
44
Евангелия неоценимы как свидетельства неудержимой порчи, какой подвергалась уже первоначальная община. Впоследствии Павел с цинической последовательностью раввина довел этот процесс упадка до его логического завершения, но начался он со смерти искупителя... Евангелия надо читать с наивозможной осторожностью - трудности подстерегают за каждым словом. Признаюсь - и меня поймут,- что именно этим евангелия доставляют ни с чем не сравнимое удовольствие психологу - в них обратное наивной порче, в них утонченность par excellence, подлинное мастерство психологического растления. Евангелия - нечто совсем особенное. Вообще Библию не с чем сравнивать. Ты среди иудеев - первое, что необходимо принять к сведению, иначе потеряешь нить. Тут все гениально облачается в одежды "святости" - ни в книгах, ни среди людей не найти ничего хотя бы отдаленно схожего, и художественность чеканки фальшивых слов и жестов зависит здесь не от отдельного, случайного дарования, не от какой-либо исключительной натуры. Нет, тут нужна порода! Все иудейство - серьезнейшая, развивавшаяся на протяжении сотен лет практика и техника иудаизма - достигает окончательного совершенства в христианстве - искусстве святой лжи. Христианин, ultima ratio * лжи,- это иудей вдвойне, нет - втройне... Принципиальное желание и намерение пользоваться лишь теми понятиями, символами, жестами, какие подтверждены практикой жрецов, инстинктивное неприятие любой иной практики, любого иного подхода к ценности и пользе,- все это не просто традиция, это - наследственность:, лишь наследственность творит как сама природа. Все человечество обманулось - даже лучшие умы всех времен обманулись (за вычетом одного, который, быть может, вовсе нелюдь). Евангелие читали как книгу невинности - немалый намек на то, с каким же искусством тут лицедействуют... Конечно, случись нам увидеть их воочию, хотя бы мельком, хотя бы на ходу,- замысловатых ханжей и профессиональных святош,- и всему бы наступил конец,- я же, читая слова, всегда вижу за ними жесты: вот почему я и кончаю с ними. Терпеть не могу их манеру возводить очи... К счастью, для большинства людей книги - только писанина... Нельзя дать ввести себя в заблуждение; они говорят: "Не судите!", а сами отправляют в преисподнюю все, что встает у них на пути. У них судия - бог, но судят-то за него они сами: они возвеличивают бога, а в его лице - самих себя; они требуют добродетелей, какими обладают сами же, и более того тех, без которых не могли бы сохранить свое верховенство,- создается видимость, будто они стремятся к добродетели и борются за ее утверждение. "Мы живем, и умираем, и жертвуем собою ради блага" (или "истины", или "света", или "царства божия"),- на деле они делают то, чего не могут никак перестать делать. Тихони и святоши, они крадутся неслышно, сидят по углам, в тени словно тени,- все это вменяется ими в обязанность: раз обязанность, они живут смиренно, а смирение лишний раз доказывает благочестивость... Ах, какая смиренная, целомудренная, милосердная лживость! "Сама добродетель свидетельствует в нашу пользу"... Читайте евангелия как книги, вводящие в соблазн нравственностью: они, эти люди, наложили свою лапу на мораль,- а вы ведь знаете, как обстоит дело с моралью! Удобнее всего водить человечество за нос посредством морали!.. Действительность же такова: самомнение избранных абсолютно сознательно играет в смирение; "общину", "благих и праведных" раз и навсегда поставили по одну сторону (это сторона "истины"),- а остаток, "мир",- по другую... Вот самый роковой вид мании величия, какой когда-либо существовал на земле: ничтожные уроды-ханжи и лжецы начали притязать на понятия "бог", "истина", "свет", "любовь", "мудрость", "жизнь" - словно бы это были синонимические обозначения их самих,- начали отгораживаться от остального "мира"; иудейская мелкота иудейская в совершенной степени и созревшая для того, чтобы заселить собою все бедламы мира,- принялась перелицовывать ценности по своему разумению так, как если бы христианин был смыслом, солью, мерой и даже "Страшным судом" всего, что остается от человечества... Этакая фатальность! Она стала возможной вследствие того, что уже существовала родственная, близкая по породе мания величия - иудейская; как только между иудеями и иудео-христианами разверзлась пропасть, у последних не оставалось выбора им пришлось применить против самих иудеев те самые процедуры самосохранения, на какие толкал иудейский инстинкт; прежде иудеи пользовались ими лишь против неиудеев. Христианин все тот же иудей более "вольного" пошиба.
45
Вот образчики того, что вдолбили себе эти ничтожества, что вложили в уста учителя,- сплошь признания "прекрасных душ"...
"И если кто не примет вас и не будет слушать вас, то, выходя оттуда, отрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них. Истинно говорю вам: отраднее будет Содому и Гоморре в день суда, нежели тому городу" (Мк. 6 : II). Ах, как это по-евангельски!..
"А кто соблазнит одного из малых сил, верующих в меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море" (Мк. 9 : 42). Ах, как по-евангельски!..
"И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в царствие божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную..." (Мк. 9 : 47) ". Подразумевается же отнюдь не глаз.
"Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят царствие божие, пришедшее в силе" (Мк. 9: 1). Хорошо наврал, лев *...
"Кто хочет идти за мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за мною. Ибо..." (Примечание психолога: христианская мораль опровергается этими "ибо", ее "основания" ее опровергают - это по-христиански) (Мк. 8 : 34-35).
"Не судите, да не судимы будете... какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7: 1). Какое же понятие о справедливости, о "праведном" судье!..
"Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?" (Мф. 5:46-47). Принцип "христианской любви": надо, чтобы в конце концов ее хорошо оплачивали...
"...А если не будете прощать людям согрешения их, то и отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Мф. 6:15). Это сильно компрометирует так называемого отца...
"Ищите же прежде царства божия и правды его, и это все приложится вам" (Мф. 6:33). "Все"-значит еда, одежда, все необходимое для жизни. Мягко говоря, заблуждение... Незадолго до того бог являлся в роли портного, по крайней мере в известных случаях...
"Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их" (Лк. 6:23). Бесстыжая чернь! Уже и с пророками сравнивает себя...
"Разве не знаете, что вы храм божий, и дух божий живет в вас? Если кто разорит храм божий, того покарает бог: ибо храм божий свят; а этот храм вы" (1 Кор. 3:16-17). К подобным вещам нельзя отнестись с достаточным презрением...
"Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела?" (1 Кор. 6:2). Увы! не просто речь безумца... Этот чудовищный обманщик продолжает затем: "Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские!"
"Не обратил ли бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал бога в премудрости божией, то благоугодно было богу юродством проповеди спасти верующих... Не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал бог, чтобы упразднить значащее,- для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред богом" (1 Кор. 1:20-21,26-29) Чтобы понять это место - свидетельство первостепенной важности для психологии чандалы с ее моралью, читайте первый раздел моей "Генеалогии морали" - там впервые выявлена противоположность морали аристократической и морали чандалы, рождаемой ressentiment'ом и бессильной местью. Павел был величайшим из апостолов мщения...
46
Что же следует отсюда? Что недурно надевать перчатки, когда читаешь Новый завет. Уже близость нечистот вынуждает поступать так. Напрасно отыскивал я в Новом завете хотя бы одну симпатичную черту - ни независимости, ни доброты, ни откровенности, ни прямодушия... Человечности тут и не бывало,- не выработался еще инстинкт чистоплотности... В Новом завете сплошь дурные инстинкты, и нет мужества сознаться в них. Сплошная трусость: на все закрывают глаза, обманывают самих себя. После Нового завета любая книга покажется чистой; вот пример: непосредственно после Павла я с восторгом читал самого прелестного и дерзкого насмешника Петрония, о котором можно было бы сказать то самое, что Доменико Боккаччо писал герцогу Пармскому о Чезаре Борджа: "e tutto festo" - он наделен бессмертным здоровьем, бессмертной веселостью и во всем превосходен... Ничтожные ханжи просчитались в главном. Они на все наскакивают, но на что ни наскочат, все этим отмечено - все замечательно. На кого нападет "первый христианин", тот об него не измарается... Напротив, если "первые христиане" против тебя, это делает тебе честь. Читая Новый завет, чувствуешь симпатию к тому, что там попирают ногами,- не говоря уж о "мудрости мира сего", которую наглый болтун напрасно пытается посрамить "юродством проповеди"... Даже книжники и фарисеи выигрывают от таких неприятелей: должно быть, они чего-то да стоили, коль скоро ненавидели их столь непристойным манером. Лицемерие - вот уж упрек к лицу "первым христианам"!.. В конце концов книжники были привилегированным сословием - этого достаточно, морали чандалы не требуется иных оснований. "Первый христианин" - боюсь, последний тоже (его я, быть может, еще застану) - бунтует против привилегий, следуя самому подлому своему инстинкту: он всегда живет и борется за "равные права"!.. Если пристальнее всмотреться, у него нет другого выбора. Если тебе угодно быть "избранником божьим", или "храмом божьим", или судить ангелов, тогда любой иной принцип отбора,- например, по порядочности, по уму, по мужественности и гордому достоинству, по красоте души и щедрости сердца,- это просто "мир", то есть зло в себе... Мораль:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...