ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Агент космического сыска – 1
OCR и редакция Dauphin
«Харон обратно не перевозит: Сборник фантастики»: Молодая гвардия; М.; 1994
ISBN 5-235-01956-7
Владимир Трапезников
Практикум для начинающих
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
I
– Понимаете, первый раз мы его утром увидели, когда на тот берег плавали. Смотрим, у камышей лодка, удочки расставлены, и человек в ней лежит, головой к борту привалился. Еще посмеялись тихонько: горе-рыбак, выплыл рыбу ловить, а сам уснул…
Мой собеседник, молодой парень, едва ли мне не ровесник, с которым при других обстоятельствах я давно бы уже перешел на «ты», остановился, что-то припоминая. Признаться, очень хотелось его поторопить. Мы стояли на самом солнцепеке, и я, естественно, застегнутый, как лицо официальное, искренне завидовал его костюму, состоящему из одних купальных трусов. Наконец, он прервал затянувшуюся паузу, обратившись к своей спутнице:
– Ты не помнишь, в котором часу это было? Инспектору, наверное, важно знать время? – он вопросительно посмотрел на меня.
Я кивнул.
Миловидная девушка в символическом купальнике отчего-то смутилась и отрицательно покачала головой. Вероятно, я как-то не так на нее посмотрел. Да и откуда ей помнить – счастливые, известное дело, часов не наблюдают. Но ее друг, оказывается, еще не до конца потерял голову:
– Сейчас прикинем. Встали мы в восемь… Завтракали… Потом сели в лодку. Ходу туда на веслах минут двадцать… Значит, было около девяти. Это когда мы мимо проплывали. Ну, а когда назад плыли, – часа три спустя, – видим, он в той же позе. Тут и почуяли неладное. Окликнули – не отзывается. Приблизились, постучали по лодке веслом. Ничего. Тогда я перелез к нему: мало ли, человеку плохо… Хотел пульс пощупать, а он холодный… Тогда оставили все, как было, и через озеро сюда. Катер остановили, вас вызвали… – он замолчал.
– Скажите, – спросил я, – других лодок в заливе не было?
– Нет, мы бы заметили. Залив небольшой. Да и редко кто туда плавает – далеко. Мы потому и любим это место…
– А с покойным ранее встречались?
– Один раз, мельком, – неожиданно вступила в разговор девушка.
Молодой человек недоуменно посмотрел на нее.
– Да, да, – подтвердила она. – Это было вчера ближе к вечеру. Он шел от посадочной площадки с какими-то вещами. По-моему, только что прилетел. Я обратила внимание, потому что на нем была куртка с красивой эмблемой какой-то космической службы. Правда, я в них не разбираюсь.
– Точно, – подтвердил ее друг. – Теперь и я вспомнил.
С минуту я размышлял, что бы еще спросить, но, не придумав, поблагодарил юную пару и простился, выяснив, где их найти в случае необходимости. Обнявшись, они направились к озеру.
Я проводил их взглядом с известной долей зависти: отдыхают люди, а ты в такую жару работай. Мозги плавятся.
– И какие же выводы после столь содержательной беседы, инспектор-практикант Ник? Наверное, вам уже все ясно? – раздался насмешливый голос за спиной.
Я обернулся, В тени под ветром, облокотившись о ствол, стоял мой начальник Альбин Фогг, покусывая травинку. Надо сказать, что с самого начала моей практики во вверенном ему отделении Службы космической безопасности наши отношения не сложились. Не знаю, что его не устраивало во мне, и разбираться с этим неохота, зато причину своего раздражения знаю точно. Нет, дело не в придирчивости, хотя есть и это. Главное – полное пренебрежение к мнению подчиненных сотрудников. Специалист он действительно хороший, одно из раскрытых им дел даже входит в обязательный практикум курсантов второй ступени – я его тоже изучал. Вот, видимо, и зазнался: только он на метр под землей видит, а эти молодые что там навыдумывают? Да и не только молодые… Подозреваю даже, что именно этой замечательной черте характера он обязан назначением сюда, в тихое, в общем-то, по меркам Службы место. Мало кто хочет с таким работать.
Итак, старший следователь Альбин Фогг, видимо, на протяжении всего разговора кусал травинку под деревом и сейчас в свойственной ему манере снизошел до того, что интересовался моим мнением.
Мысленно ругнув себя за непростительную оплошность, – я обязан был почувствовать его присутствие, это азы, а сам, погрузившись в беседу, отключил внешнее восприятие, – я пожал плечами.
– По-моему, делать выводы пока преждевременно. Надо узнать заключение врача…
– Мне нравится твой подход, Ник, – он скорчил какую-то мало понятную гримасу. – Пойдем послушаем врача.
По тропинке мы вышли на крутой обрывистый берег и, спустившись вниз, оказались на песке узкого пляжа.
– Где вас носит, сыщики? Ждать устал… – Доктор сидел на песке у гравилета, прячась в его тени от солнца.
– Ну что? – спросил Фогг.
– Похоже, дело не по вашей части: никаких следов насилия. Отравления в том числе. Смерть наступила около восьми утра. Точную причину смогу назвать после лабораторных исследований.
– Установил личность погибшего?
– Слушай, Альбин, не один ты дело знаешь! – врач покачал головой. – Лиман Фрос, биохимик, Служба колонизации. Вчера прилетел на Землю. Как видишь, узнал даже то, что мне вовсе не нужно.
– Что ж, работай дальше. Жду заключения. Удивлен только, что ж за причина смерти такая, если ты не можешь ее сразу установить?
Лицо врача неожиданно стало злым.
– Не суй нос туда, где ничего не понимаешь. Будет тебе заключение! – он поднялся и открыл дверь гравилета.
Робот-санитар бережно поднял со дна лодки безжизненное тело и уложил его в операционный отсек.
«Вот так и бывает – живешь себе, и вдруг хлоп! И нет тебя…»
– При виде подобных картин всегда задумываешься о собственной смерти. Молодой в сущности парень, и на тебе… – Альбин Фогг будто прочитал мои мысли.
II
Заключение врача было весьма лаконично. Фогг перекинул мне через стол небольшой пластиковый листок, не удержавшись от ядовитого комментария:
– Вот, полюбуйся на нашу доблестную всемогущую медицину. Получил эту писульку по связи. Лично эскулап доложить постеснялся.
Я пробежал несколько строчек текста, заключавшего результат лабораторного исследования трупа Лимана Фроса. Следы какого-либо насилия исключались. Причиной смерти явилась внезапная остановка сердца. Правда, почему это произошло у сравнительно молодого и здорового человека, ранее сердцем не страдавшего, оставалось пока не ясным. В самом конце так и было написано: «Исследование продолжается».
– Каково! – спросил Фогг, когда я поднял глаза. – В наше время умирает человек, а эти, – он кивнул на записку, – даже понять не могу – отчего!
Я подумал, что, вероятно, на доктора у него какая-то старая обида. Было сейчас в его лице что-то вроде скрытого злорадства. Возможность унизить, даже перед инспектором-практикантом, доставляла удовольствие. Врача я знал мало, за время практики пересекался с ним лишь пару раз, но, наверное, из-за своей неприязни к Фоггу обиделся за него. Правда, виду не подал, промолчал. Зачем обострять и без того натянутые отношения?
– Значит, поступим так, – мой начальник поднялся из-за стола. – Пусть медики сколько хотят гадают на кофейной гуще, в конце концов это их дело. Ты же составишь отчет о проведенном нами расследовании, укажешь, что факт преступления не обнаружен, приобщишь этот трактат, – он указал пальцем на заключение врача, – и отправляй в архив. Здесь все ясно: что поделать, бывает и такая смерть… Кстати, когда заканчивается твоя практика?
– Сегодня последний день.
– Ну и ладно. Заканчивай и завтра гуляй. Завидую. Можешь идти.
Выйдя из кабинета Фогга, я отправился к себе и, затворив дверь, первым делом удобно развалился в кресле. Очень люблю такое полугоризонтальное положение и принимаю его при первой возможности. С завтрашнего дня – каникулы. То-то можно будет поваляться! Никто не посмеет с места сдернуть… Но сегодня еще работа, надо сочинять отчет. В принципе Альбин прав: дело не наше. Но надо же хотя бы для проформы поинтересоваться личностью погибшего. Все-таки редко в наше время скоропостижно умирают люди, притом по неизвестной причине… «А, ладно, чего гадать на пустом месте. Ему видней».
Подтянувшись вместе с креслом к компьютеру, я за полчаса состряпал и отправил отчет его в архив Службы. Делать больше было нечего. Плеснув в стакан ледяного тонизирующего сока тогу, я откинулся на спинку и принялся смаковать его мелкими глотками. Одни и те же мысли, как ни старался их отогнать, вертелись в голове:
«Интересно, возможно, хотя бы теоретически, вот так подстроить убийство, чтоб даже врачи считали смерть естественной… Не слыхал о таком. Но…»
За все время практики не было ни одного мало-мальски интересного дела, на котором представилась бы возможность проявить себя. Так, какие-то мелочи. И вдруг такой случай! Интригует? Бесспорно! Особенно, если считаешь себя способным следователем и два месяца до того зевал от скуки.
Сознавая в глубине души всю бредовость своей затеи, я решил попытаться построить версию убийства. Тайком от всех, конечно, и в первую очередь от Фогга. Узнают – на смех поднимут. Ну и, если версия получится, отработать ее. Благо с завтрашнего дня каникулы, а тут уж я предоставлен сам себе.
Полный решимости, я послал вызов в лабораторию доктора. Ответчик долго молчал, но вот, наконец, экран засветился. Врач выглядел очень усталым.
– А, это вы, Ник…
– Как видите. Есть что-нибудь новое?
– Ничего ровным счетом. Остановилось совершенно здоровое сердце. Я подключил к работе своих коллег, сделал запрос в Главный архив… Пока безрезультатно. Мы в тупике, прямо скажу, – он развел руками.
– А хотя бы теоретически, отчего такое может произойти?
Мой собеседник ответил не сразу.
– Теоретически? – Он усмехнулся. – Что ж, извольте… Ну, например, крайняя степень испуга и, как результат, резкая смена ритма работы сердца, к которому оно не сможет приспособиться… Если подумать, наверное, смогу назвать еще несколько причин. – Помедлив, он добавил: – Только к чему? Для здорового человека они мало вероятны. Да и вам вряд ли нужны. Проблема здесь чисто медицинская.
– Спасибо, – я отключил связь.
На помощь медицины, действительно, рассчитывать не приходилось. Все, что назвал доктор, практически сразу отпадало. Погибший работал в Службе колонизации, а у них такая подготовка, что даже смертельная опасность не вызовет учащения пульса. Да и с чего резко меняться ритму сердца у человека, который спокойно ловит рыбу посреди озера?
«Что ж, познакомимся поближе!» – я послал расширенный запрос в Общий каталог.
В целом всю эту информацию я уже видел, когда составлял отчет, но тогда требовались лишь самые общие данные об умершем.
А в свете возникшей у меня идеи необходимо было все изучить самым тщательным образом.
Компьютер коротко пискнул, призывая к вниманию. На экране появилась надпись: «Лиман Александр Фрос». Далее – дата рождения, дата смерти. Сегодняшняя. Мой отчет уже был учтен каталогом. Пробежав пальцами по клавиатуре, я погрузился в чтение.
«Так, родился на Земле, кратко о родителях, рос, учился… Специальное образование получил в Высшей школе Службы колонизации. Биохимик-адаптатор. Аттестации наилучшие. Первое самостоятельное дело – на Тарге. Участник еще шести экспедиций, – следовал перечень. – Женат. Жена – Юлия Лота Фрос, урожденная Анит. Двое детей: сын Вэлин и дочь Ирма. Постоянно проживал на Тилле. Скончался на Земле». Стояла дата и примечание: «Сообщение Службы космической безопасности».
Ознакомившись с общей частью биографии Фроса, я принялся штудировать ее по пунктам. Наибольший интерес, конечно, представляли профессиональные качества погибшего, и все, что было связано с его работой. Этот раздел я изучил дважды и не напрасно! Во-первых, выяснил, что Фрос – специалист высшей категории подготовки. Среди прочего, это означало его умение блестяще управлять функциями своего организма. Во-вторых, узнал, что он недавно побывал в очередной экспедиции и после медицинского обследования был признан абсолютно здоровым. Впрочем, это совпадало с заключением нашего врача. В-третьих, и это главное, обнаружил белое пятно в его послужном списке. Два года назад он прибыл из своей предпоследней экспедиции.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...