ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR
«Картленд Б. Дезире — значит желание: Роман»: Центрполиграф; М.; 2005
ISBN 5-9524-1982-8
Аннотация
Лорд Джордж Бедлингтон привозит в Лондон свою осиротевшую племянницу Корнелию. А у его жены, оказывается, уже есть планы в отношении юной провинциалки. Она собирается выдать ее замуж за своего любовника, чтобы тот всегда мог находиться рядом с ней на родственных правах, не вызывая гнева мужа…
Барбара КАРТЛЕНД
ДЕЗИРЕ — ЗНАЧИТ ЖЕЛАНИЕ
Глава 1
Дрого! Слава богу, ты пришел! Леди Бедлингтон заговорила лишь после того, как дворецкий закрыл дверь, и она удостоверилась, что никто не мог ее услышать. Однако напряженная взволнованность интонации звучала настолько отчетливо, что мужчина, смотревший на нее с другого конца комнаты, сразу перестал улыбаться.
Пожалуй, это был один из тех немногих случаев, когда Лили Бедлингтон не думала о том, как выглядит, и тем не менее выглядела прекраснее, чем когда-либо. Страдание придало ее лицу почти неземную красоту, а ее голубые глаза, нередко казавшиеся отсутствующими, теперь потемнели от обуревавших ее чувств.
— Что случилось? — В голосе герцога Рочемптона прозвучало беспокойство.
— О, Дрого! Дрого! — воскликнула она. — Я знала, что ты придешь, как только получишь мою записку.
Он взял ее руки в свои и поднес к губам. Она в это время смотрела на его лицо с четкими, аристократическими чертами, глубоко посаженными серыми глазами под прямыми бровями, квадратным подбородком и твердо очерченным, упрямым ртом. Это было красивое лицо, при взгляде на которое сердца многих женщин начинали биться быстрее, лицо, которое завлекло и пленило Лили Бедлингтон, никогда не думавшей, что такое удастся какому-либо мужчине вообще.
Его губы были теплы и настойчивы. Он повернул ее руки другой стороной и стал покрывать нежные ладони долгими и страстными поцелуями. Лили Бедлингтон почувствовала, что дрожит. Никогда в жизни ей не приходилось испытывать такого экстаза, такого буйства любви, каким одарил ее этот молодой человек на десять лет моложе ее.
Лили считалась признанной красавицей чуть ли не с детства. В ее жизни никогда не было такого периода, когда встречавшиеся ей мужчины, все до одного, не добивались бы ее, не льстили бы ей, не восхищались бы ею и не поклонялись бы ей. Ее красота оставалась непревзойденной, и все же ей иногда казалось, что эта красота спала и ждала поцелуя прекрасного принца, чтобы пробудиться и достигнуть вершины совершенства.
А потом в нее влюбился Дрого! Она знала его почти с самого рождения, потому что их матери дружили. Он всегда был симпатичным мальчиком, но она не думала о нем как о мужчине, пока он не вернулся полгода назад из кругосветного путешествия и они не встретились как бы впервые. Тогда Лили и узнала, что такое настоящая любовь.
Она отняла у Дрого одну руку и прижала ладонь к его щеке. Другая рука осталась у него, и он стал целовать ее запястье и ведущие к нему голубые жилки, все выше отодвигая шифоновые оборки рукава, пока не добрался до сгиба руки. Его глаза встретились с глазами Лили, и в этом взгляде было хорошо знакомое ей дерзкое приглашение.
— Не смотри на меня так, Дрого! — приказала она. — Ты не понимаешь…
Стоя к нему спиной, она вытащила из-за пояса малюсенький кружевной платочек и промокнула им уголки глаз.
— Дорогая, расскажи мне, в чем дело, — попросил Дрого.
Он смотрел на нее, и солнечный свет, падавший из окна, которое выходило в Гайд-парк, золотил ее склоненную головку, бросая блики на искусно уложенные завитки. Когда она распускала волосы, они ниспадали почти до колен, и герцог вспомнил, как часто он зарывался лицом в их ароматный шелк.
Не может быть женщины прекраснее, чем она, подумал он, глядя на Лили. Белая, чуть тронутая румянцем кожа, золотые волосы, голубые глаза — классические английские черты. В прекрасных, плавных линиях ее тела тоже присутствовало нечто исконно английское. Она очень гордилась своей тонкой талией; каждое ее движение, каждый жест были преисполнены не только красоты, но также грации и достоинства.
— Что тебя беспокоит? — нетерпеливо спросил герцог.
Лили повернулась к нему лицом.
— Джордж все узнал! — прошептала она. Когда она произносила эти фатальные слова, ее губы задрожали, и две крупных слезы скатились у нее по щекам.
При виде этого герцог не смог сохранить самообладания. Он в два шага оказался рядом с ней и заключил ее в объятия. На несколько мгновений они тесно прильнули друг к другу, и его сила и решительность несказанно успокоили и ободрили ее.
— Не плачь, дорогая, я этого не вынесу, — пробормотал он, но, когда он хотел поцеловать ее, она его оттолкнула.
— Нет-нет, Дрого! Тебе придется меня выслушать. Это серьезно, разве ты не понимаешь? Джордж ужасно разозлился. Впредь он запретил нам видеться.
— Но это нелепо… абсурдно! — воскликнул герцог.
— Да, я знаю. Я спорила с ним… я просила его. Что я только не говорила — все напрасно. Кто-то видел нас в Кью-Гарденз на прошлой неделе. Джорджу передали, и он вспомнил, что, когда спрашивал меня, где я была в тот день, я сказала, что была у портнихи. Мне кажется, он какое-то время следил за нами, и его подозрения подтвердились. Дрого, что же нам делать?
В ответ герцог обнял ее за плечи.
— Уедем со мной, — сказал он. — Мы можем уехать за границу. Джордж даст тебе развод, и мы поженимся.
— Ты сошел с ума? Как я перенесу этот скандал, этот ужас, когда от меня отвернутся друзья, когда я не смогу бывать при дворе? О нет, Дрого, ты ведь знаешь, это невозможно.
— Но я не могу отказаться от тебя — и не хочу!
В голосе герцога прозвучала нота отчаяния, и Лили Веллингтон, несмотря на то что была очень расстроена, почувствовала нечто похожее на удовлетворение. Да, он любит ее, любит так же сильно, как она его, — если не сильнее, — этот красивый, элегантный молодой человек, завидный жених, которого домогаются для своих дочерей все честолюбивые матери Лондона. Они все пытались заполучить его, но он принадлежит ей, он связан с ней любовью более сильной и страстной, чем эти старые ведьмы могут вообразить в самых необузданных своих фантазиях.
— Мы были так счастливы, — простонала Лили.
— Как я могу потерять тебя теперь? — вопросил герцог.
Она высвободилась из его объятий и подошла к камину.
— Ничего не поделаешь, — проговорила она голосом, в котором звучало отчаяние. — Ничего! После разговора с Джорджем я пролежала без сна всю ночь, пытаясь найти какой-нибудь выход, но все напрасно.
— Уедем со мной!
Эти слова были сказаны настойчиво и резко, но герцог понимал: Лили не из того материала, из которого делаются героини. Она не сможет вынести отлучения от общества. И он, и она знали, что то общество, к которому они оба принадлежат, всегда простит оступившегося мужчину, но никогда — оступившуюся женщину. Даже когда она станет его герцогиней, перед ней все равно будут закрываться двери, от нее будут отворачиваться лица, а голоса будут о ней злословить. Это станет непереносимой пыткой для той, которая всю жизнь принадлежала к самому избранному кругу.
Возможно, герцог сейчас впервые понял, что любовь для Лили определенно занимает второе место после популярности при дворе и не выстоит под ледяным ветром неодобрения со стороны общества.
На мгновение он испытал горькое разочарование, вызвавшее в нем гнев и возмущение. Всю жизнь его баловали, он привык получать все, что хотел, а в этот момент он больше всего на свете хотел Лили. Его губы сложились в жесткую, упрямую линию, которую все, кто его знал, сочли бы знаком воинственной решимости.
— Я не откажусь от тебя!
Лили поднесла пальцы к вискам.
— Джордж непреклонен, — сказала она. — Сначала он говорил, что отправит меня в деревню, но потом решил, что я хорошо подхожу на роль компаньонки для его племянницы. Да, я буду наказана за наше счастье. Джордж об этом позаботится. — Она всплеснула руками в неожиданном театральном жесте и с горечью воскликнула: — Подумать только — дуэнья в тридцать четыре года!
Лили было тридцать восемь, и оба знали это, но момент для спора был неподходящий.
— Я не знал, что у Джорджа есть племянница, — заметил герцог.
— Я знала, но мне никогда не приходило в голову, что она может приехать, — ответила Лили. — Она дочь Берти. Ты помнишь Берти, младшего брата Джорджа? Хотя можешь и не помнить, ты слишком молод. Это был безответственный человек, обладавший, однако, немалым шармом. Он был заядлым картежником, которого никто не мог образумить. Джордж без конца расплачивался за карточные долги Берти, пока того в конце концов не отправили в Ирландию разводить лошадей, и все мы вздохнули с облегчением.
Он женился на Эдит Уайтингтон-Блайт, дочери маркиза Лангхольма. Ее семья была в ярости, но она сбежала с ним, и им пришлось с этим смириться. После их отъезда из Англии я никого из них никогда больше не видела. Примерно два года назад они оба погибли в результате несчастного случая — перевернулась их карета. Джордж ездил на похороны. Он сказал тогда, что там остался ребенок, девочка, и устроил так, чтобы она и дальше жила с кузиной Эдит, которая была у них в доме кем-то вроде экономки.
— А теперь, полагаю, эта кузина умерла, — заключил герцог.
Он лишь из вежливости слушал то, что говорила Лили. Ему казалось более важным наблюдать за ее лицом, жестами, движениями головы. Скоро все это у него отнимут, он сможет видеть ее только на расстоянии — в ее ложе в опере, поднимающейся по лестнице в Лондондерри-Хаус, приседающей в реверансе на приеме в Букингемском дворце. Она будет держаться с отчужденным достоинством, стараясь казаться такой же прохладной и бесстрастной, как цветок, имя которого носила. Но он-то знает, как пробудить в ней страсть под стать его собственной — такую же огненную и бурную. И вот теперь между ними стоял Джордж Бедлингтон.
— Да, кузина умерла, — продолжала Лили. — И что ты думаешь? Оказалось, что эта девушка унаследовала состояние — огромное, невероятное состояние. Никто не знал, что у нее в Америке есть крестная мать, подруга Эдит. Когда девочка родилась, эта американка купила на ее имя несколько нефтяных акций, а потом совершенно о них забыла. Это были акции одного из месторождений, которые эксплуатировались… — ну, или как это там называется? — в последние годы, и американские адвокаты сообщили девушке, что она теперь невообразимо богата.
— Святые небеса! Какая невероятная история!
Потрясающе, правда? — воскликнула Лили. — Конечно, Джорджа могли бы поставить об этом в известность еще год назад, но старая кузина болела, ей было не до того, и все обнаружилось лишь после ее смерти. Джордж устроил дело так, чтобы девушка приехала в Англию, а мне предстоит составлять ей компанию на остаток сезона.
Глаза герцога внезапно вспыхнули, в голосе послышалось облегчение.
— Ты будешь в Лондоне — мы сможем видеться, мы должны!..
— Бесполезно, Дрого. Сегодняшняя наша встреча последняя. Джордж разрешил мне увидеться с тобой один раз, чтобы сообщить тебе его решение, и затем проститься навсегда. Конечно, скандала он не хочет. Он согласился, чтобы мы продолжали встречаться в других домах и чтобы тебя приглашали к нам на официальные приемы, но если он услышит, что мы встречались наедине или тайно, то будет настаивать на моем отъезде в деревню. Я этого не вынесу! Я ненавижу деревню. Ты знаешь, какая это скука для меня. Сидеть в Бедлингтон-Касл из года в год и видеть только отвратительных местных помещиков, охотящихся на лис, — это сведет меня с ума.
— Но я не могу вот так от тебя отказаться!
— Придется. Другого выхода нет, — ответила Лили. — Мы будем видеть друг друга в толпе других людей. Ты будешь танцевать с девицами, впервые выехавшими в свет, а я буду сидеть на возвышении — в роли дуэньи! О, Дрого!
С этим криком безысходного отчаяния Лили протянула к нему руки. Несколько минут они цеплялись друг за друга, словно заблудившиеся в темноте дети. Потом она подставила ему губы, и его руки сжали ее сильнее. Его поцелуй стал более настойчивым, более властным, и через мгновение Лили обвила его шею руками.
— Я люблю тебя! Боже, как я тебя люблю!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...