ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Наконец, понимая, что дольше ему не выдержать, Логан придвинул Мадлен поближе и положил ее ногу к себе на бедро. Ее хрупкое тело, такое нежное и податливое, покорно обвило его, словно они были созданы друг для друга. Он медленно проникал в ее лоно, наслаждаясь взрывом ощущений, шелковистым теплом, окутывающим его. Ее губы крепко сжались, из горла рвались гортанные звуки. Логан медленно входил в нее, пока Мадлен не содрогнулась со стоном, утопая к горячих волнах блаженства. Тогда Логан дал волю своей страсти, с нетерпением ожидая освобождения.Потом он долго оставался в ней, не разжимая объятий. Ее кожа была тонкой и благоуханной, как лепестки ночного жасмина. Прижавшись губами к шее Мадлен, Логан впитывал в себя привкус пота, лаская языком пульсирующую жилку. Обычно он не позволял себе медлить, надолго оставаться с Мадлен после любовных утех. Эта промедления были слишком интимными и опасными.На камине размеренно стучали часы, словно насмехаясь над ним. Не обращая внимания на этот звук, Логан расслабился, зарывшись лицом в шелковистые волны волос Мадлен. В конце концов она принадлежала ему. Он мог поступать с ней, как пожелает, лишь позаботившись, чтобы она никогда не догадалась о его любви. * * * Вспомнив о своих планах встретиться с драматургом, новая пьеса которого нуждалась в значительной переработке, Логан решил провести эту встречу в кофейне Банбери. В этой кофейне у него был постоянный столик – возле большого окна, сквозь которое щедро лился дневной свет. У Банбери постоянно царила непринужденная, праздничная атмосфера. Логан надеялся, что она поможет смягчить нрав драматурга, который относился к каждому своему слову как к святыне.– Свари-ка самого крепкого кофе! – крикнул мистер Банбери своей дочери, помогавшей ему. – Мистер Скотт пожаловал!Логан пробирался к своему излюбленному столику, время от времени останавливаясь, чтобы переброситься парой слов с друзьями и знакомыми. У Банбери собирались представители богемы: художники, философы, толпы писателей с Флит-стрит.Едва Логан успел разложить на столе экземпляр пьесы, чистые листы и письменные принадлежности, к нему подошел один из меценатов, член общества художников лордБошам.– Скотт, как мне повезло встретить вас именно сегодня! – радостно воскликнул он. – Я давно хотел поговорить с вами об одном деле… Прошу прощения, вижу, вы кого-то ждете, но я не отниму у вас много времени…– Слушаю вас, – сказал Логан, указывая на соседний стул.Лорд Бошам сел и уставился на него с сияющей улыбкой.– Скотт, я не стал бы вас беспокоить, но памятуя о ваших широких связях в кругу богемы и великодушном покровительстве, которое вы оказываете многим художникам…Логан перебил его, недоуменно приподняв бровь,– Можете переходить прямо к делу, милорд. Я не привык к лести.Меценат рассмеялся:– По-моему, вы первый из актеров, открыто заявивший об этом. Ладно, буду прям; я хочу сделать одолжение одному молодому художнику, джентльмену по имени Джеймс Орсини.– Я слышал о нем, – кивнул Логан, приветствуя мимолетной улыбкой молодую женщину, поставившую перед ним поднос с кофе. Затем он вновь перевел взгляд на Бошама.– Мастерство Орсини достойно всяческих похвал, он смело экспериментирует со светом и формой – это поразительные достижения для художника в двадцать лет. Все дело в том, что он ишет модель для картины, которая снискала бы ему славу и возможность устроить выставку…Логан перебил его негромким смешком, поднося к губам чашку крепкого кофе. Сделав глоток, он устремил на Бошама взгляд своих блестящих синих глаз.– Знаю, знаю, к чему вы клоните, милорд, и потому заранее отвечаю: нет.– Но художник в наше время становится знаменитостью лишь после того, как напишет портрет Логана Скотта! Насколько мне известно, вы позировали уже двум десяткам художников.– Двадцати пяти, – сухо поправил Логан,– Уверяю вас, Скотт, вы еще никогда не позировали портретисту, настолько заслуживающему этой чести. Логан покачал головой:– Должно быть, вы правы. Но мои портреты рисовало множество мастеров…– Причиной тому – ваш успех, – напомнил Бошам.– …и я успел пресытиться этим удовольствием. Меня писали маслом и углем, запечатлевали в металле, мраморе и воске, в виде бюстов, медальонов, картин… Пощадите же публику, которой и без того надоело повсюду лицезреть мою персону!– Орсини согласится на любые ваши условия. Добрая половина членов общества убеждена, что вы должны дать этому художнику шанс. Неужели мы должны умолять вас на коленях?Логан в притворном ужасе вскинул брови и отпил еще глоток кофе. Пока Бошам ждал ответа, Логан, обдумав его предложение, с улыбкой заговорил:– Я делаю вам встречное предложение. Передайте Орсини, что я готов позволить ему написать портрет моей жены.– Вашей жены? – растерянно повторил Бошам. – Верно, я слышал, что вы недавно женились, но уверен, Орсини предпочел бы писать вас…– Портрет миссис Скотт будет достоин любой выставки. Если Орсини сумеет уловить то, что вижу в ней я, его ждет щедрая награда.Бошам с сомнением взглянул на него:– Ну что же, говорят, миссис Скотт весьма привлекательная женщина…– Она поистине прекрасна. – Логан задумчиво рассматривал темный до черноты напиток в своей чашке. – В ней есть невинность, которая не исчезнет, проживи она даже сто лет… – Он очнулся от краткой задумчивости. – Насколько мне известно, прежде с нее никогда не писали портретов. Орсини повезло.Лорд Бошам в изумлении смотрел на Логана.– Я сообщу мистеру Орсини, что он просто обязан написать портрет миссис Скотт: каждому будет любопытно взглянуть на женщину, которой удалось околдовать вас.– Выбирайте выражения! – одернул его Логан, нахмурившись.Дружище, другого слова не подберешь. Видели бы вы собственное лицо, когда говорили о ней… – Усмехнувшись, лорд Бошам встал, откланялся и вернулся к своему столику.– Не понимаю, – проворчал Логан, листая рукопись пьесы. – Я только и сказал, что она прекрасна. * * * Орсини принял предложение без колебаний, о чем сообщил в благодарственном письме, отправленном в лондонский дом супругов Скотт на следующее утро. Узнав о том, что ей предстоит позировать для портрета, Мадлен выразила неудовольствие.– Беременность станет заметной задолго до того, как портрет будет готов, – возражала она, стоя перед Логаном в библиотеке и нервно комкая в руках листок бумаги.Логан закрыл книгу и повернулся к ней.– Платье особого покроя скроет беременность, к тому же Орсини способен сделать твою талию тоньше несколькими взмахами кисти. И потом, тебе все равно нечем заняться.– Я могу выбрать себе и другое, более достойное занятие.– А мне нужен твой портрет. После того как Орсини представит портрет на выставку, я намерен купить его.– На выставку?! – воскликнула Мадлен, вспыхивая. – Логан, у меня нет никакого желания превращаться в некий предмет, трофей…– Это неизбежно, – возразил Логан, и его глаза полыхнули голубым огнем. – Ты моя, и я намерен похваляться тобой, где и когда пожелаю.Мадлен уставилась на него широко распахнутыми глазами, слишком польщенная, чтобы возразить.– Что это? – вдруг спросил Логан, указывая на смятый листок бумаги в ее руках.– Это список предстоящих расходов. Очевидно, от некоторых из них можно отказаться, и я хотела бы посоветоваться…– Садись сюда и покажи список. – Логан отодвинул кресло от стола и похлопал себя по колену с таким выражением лица, что Мадлен стало неловко.Боязливо приблизившись, она присела на колено мужа, вытянувшись в струнку.– Пожалуй, тебе будет удобнее, если я пересяду…– Мне и без того удобно, – заверил Логан, притянув Мадлен к себе. Отняв у нее бумагу, он мельком просмотрел столбец цифр и, к изумлению Мадлен, ничем не выразил недовольства. – Я ожидал гораздо больших затрат, – спокойно заметил он.– Но бал обойдется в целое состояние! – воскликнула Мадлен. – Я постоянно твержу герцогине, что в такой экстравагантности нет нужды, она же продолжает заказывать все самое дорогое и лучшее, причем в количествах, вдвое превосходящих мои планы, и… почему ты улыбаешься?– Вот уж не думал, что ты будешь экономить мои деньги! – Логан отложил список и обнял Мадлен. – Бережливость – прекрасное качество, но твой муж отнюдь не нищий.– Разумеется, но на что же мы будем жить весь год?Логан расправил кружевную отделку лифа Мадлен и осторожно подергал за газовый шарф, прикрывающий ее шею и ключицы. Улыбка приподняла уголки его рта.– Успокойся, Мэдди, Мы вполне можем позволить себе устраивать такой бал каждую неделю до конца жизни. Мадлен ошарашенно уставилась на него, нахмурив брови.– Неужели ты… то есть мы… настолько богаты?– Прежде всего у нас четыре поместья, не считая охотничьих угодий в Уилтшире. – Заметив, что Мадлен с любопытством слушает его, Логан небрежно продолжал:– А еще нам принадлежат яхта, пивоварня, судостроительная верфь, черепичный завод и акции колониальных рудников. Вдобавок мои вклады в строительство железных дорог и морских судов приносят немалую прибыль. И разумеется, у нас есть коллекция шедевров искусства, театр, а также прочая собственность. – Похоже, выражение лица ошеломленной Мадлен рассмешило его. – Поэтому вы можете сорить деньгами, как вам вздумается, мадам. Я вам это позволяю.Мадлен понадобилось не меньше минуты, чтобы собраться с мыслями. Оказалось, что она вышла замуж за обладателя настоящих богатств, состояние которого превосходило состояние ее родителей, сестер и даже лорда Клифтона!Понаблюдав за ней, Логан вдруг разразился смехом, словно прочел ее мысли.– Прежде чем вы окончательно возгордитесь, мадам, вспомните, что я не принадлежу к знати и что ни у кого из наших детей не будет титула.– Для меня это не имеет значения, – откликнулась Мадлен, сердце которой забилось при упоминании о будущих детях.– А если это будет важно для детей?– Чтобы занять свое место в жизни, им не понадобится титул. Они научатся добиваться всего своим трудом, как ты.– Боже мой, миссис Скотт! – Губы Логана растянулись в насмешливой улыбке. – Вы, кажется, пытаетесь польстить мне?Он поудобнее устроил ее на своем колене, Мадлен почувствовала твердый бугор его тела и вспыхнула. Несмотря на то что это открытие было приятным, Мадлен сочла подобное поведение неподобающим средь бела дня: в библиотеку мог войти кто-нибудь из слуг или визитеров.– Логан, – слабым голосом начала она, ощущая прикосновение его губ к шее, – я… у меня столько дел…– И у меня тоже. – Он начал расстегивать ее платье, невозмутимо отведя в стороны руки жены.– А если войдет горничная? – спросила Мадлен и вздрогнула, когда Логан просунул руку за ворот ее платья, лаская грудь.– Я велю ей уйти. – Другую руку Логан запустил под юбку, ловко разобрался в складках льняного белья и добрался до самого чувствительного местечка ее тела. Он довольно прищурился, сажая Мадлен верхом к себе на колени. Тишину библиотеки нарушил треск тонкой ткани панталон.– Не здесь… пойдем наверх… – умоляюще зашептала Мадлен, покраснев от стыда. Она чувство-Вала, как сильные мышцы Логана перекатываются под его одеждой.– Нет, только здесь, – заявил Логан, расстегивая брюки. Мадлен неловко поерзала, и Логан разразился смехом. – И прекрати оглядываться на дверь.– Не могу! – Мадлен ахнула, почувствовав, как легко он вошел в скользкие глубины ее лона. – Так нельзя…– Обними меня, – гортанным голосом велел он. Продолжая шепотом отдавать приказы, он слегка приподнимал ее и опускал, начиная волшебную скачку.Глаза Мадлен закрылись oт удовольствия. Она положила ладони на широкие плечи Логана, вцепившись ногтями в ткань сюртука. Их движения стали слаженными и быстрыми, у Логана вырывались тихие стоны. Мадлен не верила своим глазам: она отважилась оседлать его, впустить в себя, забыв о правилах приличия, которые ей вдалбливали столько лет. Но Логан действовал требовательно и властно, и в конце концов она отбросила всякий стыд. Он заполнял ее с каждым мощным ударом, наслаждение становилось все острее, пока Мадлен не содрогнулась в спазмах экстаза, Тело Логана под ней напряглось. Он впился зубами в ее плечо, и боль усилила невыносимое блаженство.Мадлен безвольно обмякла, прижавшись к Логану, а он улыбнулся, уткнувшись лицом в ее растрепанные волосы.– Об этом я мечтал каждое утро в театре, когда ты помогала мне разбирать письма.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Загрузка...

загрузка...