ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Сергей Мусаниф
Древнее китайское проклятие



Сергей Мусаниф
Древнее китайское проклятие

Чтоб ты жил в интересные времена.
Древнее китайское проклятие

Предупреждение номер раз: автор может не разделять точку зрения своих персонажей.
Предупреждение номер два: книга не имеет никакого отношения к древним китайцам.
Предупреждение номер три: мы все прокляты.

ПРОЛОГ


– Ну… – сказал Гэндальф. – Это долгая история. Так что присаживайтесь…
– И закройте окно, – попросил Серега. – Дует.
– Извольте, – сказал Мерлин, закрывая форточку, через которую он прошел в наше Отражение. – А насчет долгой истории… Дела Хаоса не требуют немедленного вмешательства, так что времени у меня много. Рассказывайте.
– Каждый из нас может рассказать лишь часть истории, – сказал я. – Позвольте мне начать…

Глава первая. ПРОПАВШИЙ ТРУП И ПАЛЕЦ ХОББИТА

Герман
Контору я открыл, как обычно, в девять, а первый клиент появился только в половине одиннадцатого, за что я был ему премного благодарен. Он подарил мне полтора часа свободного времени, и я мог посвятить его теоретическим выкладкам по проблеме, над которой бился уже больше года. Нельзя сказать, что за эти полтора часа я сильно продвинулся в поисках ее решения, но чуть-чуть все-таки продвинулся.
Я лично считаю, что если уделять одному вопросу определенное время, пусть небольшое, но обязательно каждый день, то ответ найдется. Рано или поздно. Таков мой метод.
Мой напарник действует по-иному. Он предпочитает брать нахрапом, идти на штурм, и если не находит решение в первые два дня, то признает дело безнадежным и бросает его. По этому поводу мы с ним все время спорим. Я придерживаюсь мнения, что безнадежных дел в принципе нет.
Клиент был среднего возраста, одет как преуспевающий представитель среднего класса, небольшая залысина на голове, намечающееся брюшко… Еще он нервничал.
Странно, вроде бы я не очень похож на стоматолога.
– Доброе утро, – поздоровался я, сохраняя и закрывая файл, над которым работал. – Чем могу быть вам полезен?
– Э… Доброе утро, – сказал он. – А я попал туда, куда надо?
– Это зависит только от того, куда вам надо было попасть изначально.
– В агентство «Талисман».
– Именно эта вывеска украшает нашу дверь.
– Просто вы… э… – Он тщательно подбирал слова, и я решил облегчить ему выбор. В конце концов, я знал, что именно его тяготит.
– Просто мы непохожи на наших конкурентов, – сказал я.
– Точно, – согласился он. – Ваша фирма выглядит как обычная фирма. Евроремонт и все такое…
– И никаких хрустальных шаров, таинственного полумрака, ароматических свечей и трансцендентальной музыки, – сказал я. – Верно?
– Верно.
– Это все мишура. Не беспокойтесь, мы вполне солидная контора и работаем с гарантией. В чем ваша проблема?
– У меня полоса неудач, – сказал он. – Бизнес не ладится в последнее время, с женой поругался, с сыном никак общий язык найти не могу… Машина ломается по три раза в неделю, только ремонт в квартире сделали, как соседи нас затопили… В общем, знакомые посоветовали обратиться… ну, вы понимаете…
– Понимаю, – сказал я.
– Сам-то я в это не очень-то верю, – поспешно сказал он, как будто оправдываясь. – Но потом подумал: а чем черт не шутит? Вдруг поможет?
– В принципе проверить никогда не мешает.
– Вот-вот. В общем, я обратился в салон ясновидящей Магды…
– Понятно, – кивнул я. – Дальше можете не рассказывать, сам догадаюсь. Каков диагноз?
– Пробой в ауре.
– Сколько она запросила?
– Две тысячи. Разумеется, долларов.
– Для вас это проблема?
– Нет, – сказал он. – Две тысячи долларов для меня не такая уж маленькая сумма, но я вполне в состоянии ее заплатить. Однако я бизнесмен и не привык покупать кота в мешке. И я решил проверить ее диагноз. То есть свой. В общем, вы не посмотрите мою ауру?
– Отчего же, – согласился я. – Посмотрю.
И посмотрел.
– Ваши волнения напрасны. Никакого пробоя нет. Обычная полоса неудач.
– Вы так думаете? – спросил он.
– Нет, я вижу, – ответил я. – Подождите пару дней, все пройдет само по себе.
– Э… – вздохнул он, – Вы. хорошо посмотрели?
– Хорошо. Никакого пробоя нет. Нормальная аура. Ничего необычного.
– Спасибо, – обрадовался он. – Сколько я вам должен?
– Нисколько, – сказал я.
– Как это?
– А за что?
– За диагностику.
– Я ничего не сделал, – усмехнулся я. – Только посмотрел.
– В салоне Магды за диагностику с меня взяли двести долларов, – сказал он.
– Давайте я вам кое-что объясню. Например, как кто работает. В салоне Магды работают шарлатаны. Они проводят вам платную диагностику и находят серьезный недуг, который готовы вылечить за кругленькую сумму. Работа довольно-таки непыльная, если учесть, что недуг этот существует только в их воображении. В нашем агентстве другая схема работы. Я проверил вашу ауру, и если бы нашел какие-то проблемы, то это были бы реальные, а не выдуманные проблемы, которые надо было бы действительно решать. И если бы вы поручили их решение нам, будьте уверены, что сумма была бы куда больше той, что с вас запросили в салоне Магды. Потому что настоящие проблемы решить крайне трудно. А за диагностику, тем более такую пустячную, мы денег не берем.
– Извините, – сказал он. – Просто я бизнесмен и привык, что каждая услуга должна оплачиваться.
– Еще раз говорю, что никаких услуг вам не оказывал, – подчеркнул я. – Вы попросили посмотреть вашу ауру, я посмотрел. За что деньги-то?
– Странно как-то, – настаивал он. – В наш век побеждающего капитализма…
– Гм, – сказал я. – Давайте поставим вопрос так. Вы не уверены в моей компетентности?
– Ну…
– Не уверены. И правильно. Лицензия у нас есть, но и у Магды она была, так? А обзавестись бумажкой в наше время может любой? Точно?
– Да.
– Ладно…
Я достал из стола колоду карт. Он усмехнулся. «Еще бы, – читалось на его лице, – карточными фокусами решил удивить. Кто ж их показывать не умеет? Купил с лотка самоучитель какой-нибудь, полчасика дома потренировался. Мы и сами горазды…»
Я протянул ему колоду.
– Выберите любую карту, – предложил я. – Выберите и запомните, но мне не показывайте. Выбрали?
– Да.
– Отлично, – сказал я. – Положите эту карту на стол, разумеется, рубашкой вверх.
Он положил.
– Теперь накройте ее колодой. Возьмите колоду и перетасуйте ее.
Он начал тасовать, не особо умело, но карты из рук не сыпались. Пока он это делал, я трансгрессировал выбранную им карту во внутренний карман его пиджака.
– Хватит, – сказал я. – Просмотрите колоду. Ваша карта в ней есть?
Недоверие на его лице медленно сменялось изумлением, и степень изумления становилась все больше, по мере того как уменьшалось количество не проверенных им карт.
– Ее здесь нет.
– Посмотрите во внутреннем кармане. В левом.
Он сунул руку в карман и вытащил карту, держа ее двумя пальцами, словно это была какая-то ядовитая тварь.
– Но как? – удивился он. – Как? Вы ведь даже не притронулись к колоде! И не вставали со своего стула! Как?
– Это была магия, – сказал я. – Вопрос о степени моей компетентности снят?
– Да! Конечно! Спасибо вам огромное!
– Карту можете оставить себе, на память, – предложил я. Все равно колода уже неполная, слишком много приходит сомневающихся.
Рассыпаясь в благодарностях и удивляясь по поводу моего альтруизма, он удалился, а я вернулся к работе.
Странные люди. Их не удивляет тот факт, что я могу рассмотреть любую ауру за считаные секунды, а детский трюк с картами, повторить который может любой начинающий маг, приводит их в щенячий восторг.
Поработать мне не дали.
На лестнице еще не успели затихнуть шаги недоверчивого клиента, как с улицы донесся рев мощного мотора и визг покрышек и тормозов. Вход в нашу контору со двора, двор узкий, да еще надо проехать через арку, и я знал только одного человека, способного бросать машину в этот поворот на скорости большей, чем десять километров в час. Мой друг и компаньон прибыл на работу. Пискнула сигнализация, потом на лестнице снова послышались шаги. В этот раз они не удалялись, а приближались, и было их мало, так как мой энергичный коллега обычно перепрыгивает через две, а то и три ступеньки.
В офис он ворвался, как ураган локального значения. С порога бросил саквояж, сегодня уж больно увесистый, под свой стол, а кожаный плащ отправился в полет к вешалке. Та, как обычно, пошатнулась, но устояла.
– Здорово, трудоголик! – гаркнул Серега и метнул свое тело в кресло. Кресло откатилось на пару сантиметров и ударилось о стену. Хорошо, что дом, в котором мы арендуем помещение, принадлежит к коммунистическому, добротному стилю архитектуры и стены от таких издевательств не падают. И даже не деформируются. Это вам не модный сейчас гипсокартон.
– Как тут у нас?
– Привет, – сказал я. – У нас тут спокойно.
– Кисло, – возмутился он. – А ты и рад, никто не мешает.
– Ага…
– Опять все выходные корпел над трудами своими забубенными?
– Корпел, – согласился я. – Зато по тебе видно, что выходные прошли недаром.
– Точно. Выходные прошли за очень хорошие деньги. Сделаешь мне кофе?
– А волшебное слово?
– Бегом!
– Некультурный ты человек!
Чайник был горячий. Я насыпал в кружку две ложки растворимого кофе, две ложки сахару и залил кипятком. Серега щелкнул пальцами, кружка вырвалась у меня из рук и спланировала на его стол, остановившись на самом краю. Пижон.
– Пожалуйста, – сказал я и вернулся на свое место.
– Лепота.
Серега сделал большой глоток и выудил из-под стола свой саквояж. Он достал из него нечто массивное и блестящее, водрузил это нечто на столешницу и позволил мне полюбоваться.
– Интересное композиционное решение, – съязвил я. – Как вам удалось выразить на его морде такую степень отчаяния, маэстро? Должен заметить, что вздыбленная шерсть на загривке вам особенно удалась. А что касается хвоста…
– Изгаляйся, – кивнул Серега. – Соседский кот, между прочим. Васька.
– Редкое имя для кота. Чего ты с ним сотворил?
– Ничего я с ним не творил, – сказал Серега. – Он сам.
– "Невиноватая я, он сам пришел", – процитировал я. – Чего он сам сделал-то? Мяукал по ночам громко?
– Нет. Понимаешь, я мусор пошел выносить, дверь приоткрытой оставил, вот он в квартиру и влез…
– И?.. – Я ждал продолжения.
– На философский камень сел.
– Класс! – констатировал я. – Соседи в курсе?
– Я что, дурак?
– А что, нет?
– Хорош издеваться, – сказал он. – Чего делать? Философский камень у Сереги дефектный. Вечной молодости и бессмертия он своему обладателю не дает, зато превращает в золото все, что к нему прикасается. Держать такую штуку у себя дома, да еще в пределах досягаемости, – верх всяческой безалаберности, о чем я Сереге немедленно и сообщил.
Упреки он воспринимал молча, допивая кофе, потом заставил кружку отлевитировать обратно на «хозяйственный столик» и вздохнул.
– Ладно, – смилостивился я. – Думаю, что ты все понял и больше не будешь. Камень хоть убрал?
– В сейф.
– И почему только он там сразу не лежал, – вздохнул я. – Кот хозяевам очень дорог?
– Фиг знает. Расколдовывать будем?
– Тут работы на пару недель, – предположил я.
– К чертям, – безответственно заявил Серега. – Другого заведут.
– Маленьких детей там нет? Или пожилых женщин? Страдать никто не будет?
– Не, хозяин у него мужик. Переживет.
– Почем нынче грамм золота? – спросил я. – Если в качестве лома?
– Почему это лома? – возмутился Серега. – Это, если хочешь знать, произведение ювелирного искусства…
– Переплавлять надо твое произведение, – сказал я. – У тебя же ни в одной скупке его не возьмут. В нем же килограмм десять.
– Все двенадцать.
– Тем более.
– Давай хвост ему отпилим? На память?
В дверь постучали, поэтому ответить я не успел. За обсуждением злоключений соседского кота Васьки мы не услышали, как по лестнице поднялся очередной клиент.
– Войдите, – громко ответил Серега.
Вошедший оказался молодым коротко стриженным «спортсменом» в кожаной куртке и аналогичных штанах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...