ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Клиент быстро соображает что к чему и все делает как надо. Если адвокат не знает, как трактует клиент свою историю, то клиенту не приходится ничего менять в своем рассказе, а адвоката нельзя обвинить в том, что он склонял его к лжесвидетельству.
- Ее рассказ ей не поможет, - заметил Дрейк.
- Не знаю, не знаю. Нэнси - привлекательная молодая женщина. Она может произвести впечатление.
- Ладно, ладно! - буркнул Дрейк. - Это действовало, когда в составе присяжных не было женщин. Девушка с красивыми ногами имела шанс сухой выйти из воды. Теперь среди присяжных есть женщины. Они смотрят на все иначе. Если девушки слишком явно выставляют ножки, они настраивают против себя женщин. В противном случае невыгодную для подсудимых позицию занимают мужчины.
- Ей незачем показывать ножки. Она может просто честно рассказать, как все было.
- А именно?
- Она поехала в мотель, чтобы встретиться с братом.
- Ты действительно так думаешь?
- Да. Это вполне логичное объяснение. Ведь она попросила меня внести залог за брата. Чувствовала, что за ним могут следить, могут предъявить претензии и на ее выигрыш, как это было сделано с Родни. Она хотела иметь возможность поговорить с ним наедине, выяснить, что произошло, сколько денег он растратил, что делать дальше.
- Ну, это все объясняет. - Дрейк щелкнул пальцами. - Родни приехал в мотель. Фремонт, который за ним следил, объявился там же. Родни, вероятно, пригрозил ему, сказал примерно следующее: "Если засадишь меня в тюрьму, не увидишь своих денег. А еще расскажу налоговому инспектору о всех твоих махинациях, и через двадцать четыре часа ты будешь объясняться с полицией".
- И затем? - Мейсон был явно заинтересован.
- Затем Фремонт набросился на него. Родни Бэнкс ударил его кулаком в живот, втолкнул в ванную и...
- И что?
- Потом, - Дрейк говорил уже не так уверенно, - Фремонт вытащил револьвер. Родни вырвал его и выстрелил...
- Каким образом Родни смог вырвать у Фремонта оружие? - начал размышлять Мейсон. - Вернемся еще раз к тому, что ты сказал. Фремонт в ванной с револьвером в руке, направленным на Бэнкса. Бэнкс наступает на Фремонта, выхватывает у него оружие... Каким образом?
- Вероятно, в игру вступает сестра. Бросается на Фремонта и отвлекает его внимание.
- Предположим. Дальше.
- Черт побери, Перри! Мне нужно время, чтобы продумать все до конца. Устрой мне перекрестный допрос, и... Мейсон вдруг щелкнул пальцами.
- Что? - оживился Дрейк. - Ты что-то придумал?
- Кажется, я начинаю догадываться, почему Гамильтон Берджер взялся сам вести дело.
- Почему же?
- Вспомни, он заявил, что дело потребует присутствия законно избранного прокурора или что-то в этом роде.
- Мне удалось незаметно записать его слова, - вступила в разговор Делла.
- Как именно он сказал? - спросил Мейсон.
Делла открыла блокнот, просмотрела записи и зачитала:
- "Да, Ваша Честь. Мне будет помогать находящийся в зале помощник по судебным делам Роберт Колверт Норрис. Но в основном вести дело я намерен сам. По причинам, которые вскроются в процессе слушания, личное участие в этом своего рода уникальном деле законно избранного окружного прокурора представляется необходимым. С юридической стороны это дело может создать прецедент в округе".
- Все ясно! - заявил Мейсон. - Он сделает это, чтобы объявить о предоставлении иммунитета.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Он собирается вызвать Бэнкса в качестве свидетеля.
- Неужели Бэнкс станет давать показания против сестры?
- У него не будет другого выхода, - ответил Мейсон. - Берджер спросит его о растрате. Родни откажется отвечать на этот вопрос, ведь адвокат наверняка объяснит ему, что его ответ может быть использован против него. Тогда Берджер обратится к суду с просьбой приказать Родни ответить на этот вопрос и заявит, что обвинение полностью освобождает его от наказания за преступление, по которому он будет давать показания.
- Тогда ему придется ответить на этот вопрос? - спросила Делла.
- Да. - Мейсон кивнул головой. - Этот закон принят сравнительно недавно.
- И тогда вы окажетесь в положении...
- Невыигрышном, - докончил за нее Мейсон. - Пол, - обратился он к Дрейку, - в соседней комнате есть телефон... Ты приставил своего человека к Родни Бэнксу?
Дрейк кивнул.
- Свяжись с ним. Пусть наладит дружеский контакт с Бэнксом. А может быть, в качестве агента привлечь симпатичную девочку?! Она намекнет Родни Бэнксу на то, что окружной прокурор заставит его отвечать на вопросы и освободит от наказания.
- Что это даст? Родни просто сбежит за границу.
- По крайней мере, - улыбнулся Мейсон, - его не застанут врасплох.
- У Родни есть адвокат, - сказал Дрейк. - Джервис Н. Гилмор.
- Джервис?! - воскликнул Мейсон.
- Ты его знаешь?
- Слышал. Знаю, как он работает. Между прочим, его второе имя - Неттл, что значит "крапива". Этот парень может обставить любого прокурора. Меня ненавидят, но уважают, потому что я всегда отстаиваю правду. К Джервису отношение другое. Его смертельно ненавидят: они проигрывают все дела, на которых защиту представляет Джервис.
- Ты хочешь сказать, что он не доискивается до правды?
- Между нами, когда я говорил об адвокатах, которые внимательно выслушивают обвинение, затем просят объявить перерыв, чтобы подготовиться к защите, наставляют клиента, как лучше составить выступление, чтобы высветить все слабые стороны обвинения, я имел в виду Джервиса. Он всячески тянет время, чтобы дождаться вечернего перерыва, и только после этого выпускает клиента к свидетельскому месту. К этому времени клиент достаточно натаскан, подвергнут не одному перекрестному допросу и может просто и убедительно рассказать обо всем. Его рассказ выдержит любой перекрестный допрос... Значит, Родни Бэнкс консультируется у Гилмора. Тогда понятно, почему Гилмор проявил сегодня такой интерес к делу. Нужно сделать следующее, Пол. Расстроим планы окружного прокурора. Пойдешь в телефонную будку, где нельзя засечь разговор, и позвонишь Джервису Гилмору.
- В такой поздний час? - удивился Дрейк.
- Почему нет? У меня ночной телефон не зарегистрирован. Джервис Гилмор придерживается другого порядка: у него есть и дневной и ночной номера. Есть и служащий, который отвечает на телефонные звонки в любое время дня и ночи. Гилмор любит, когда ему звонят.
- О'кэй. Что я должен сделать?
- Измени голос. Представься другом Родни. Скажи, что окружной прокурор заставит его клиента отвечать на вопросы со свидетельского места и предоставит ему иммунитет.
- Что дальше?
- Повесь трубку и забудь об этом звонке, - усмехнулся Мейсон. - Нашему другу окружному прокурору будет над чем поломать голову.
- Ты хочешь сказать, что Джервис Гилмор такой хороший? - спросил Дрейк.
- Напротив, я хочу сказать, что он плохой, - ответил Мейсон. - Давай, Пол, действуй.
Глава 16
Судья Майлз поднялся на судейское место.
- Просьба всем сесть, - раздался голос судебного пристава.
- Подсудимая в зале, присяжные в сборе, - констатировал судья Майлз. Готовы ли вы приступить к слушанию дела?
- Да, Ваша Честь, - ответил Гамильтон Берджер.
- Да, Ваша Честь, - подтвердил Мейсон, - вполне готовы.
- Вызвать к свидетельскому месту Ларсена Холстеда, - распорядился Норрис.
Через несколько минут свидетель появился в зале, направился к свидетельскому месту и был приведен к присяге.
- Вы работали у Фремонта в течение нескольких месяцев, вплоть до его смерти?
- Да.
- Вы знакомы с Родни Бэнксом, братом обвиняемой?
- Да.
- Откуда вы его знаете?
- Он также работал у Марвина Фремонта.
- В чем заключались ваши обязанности?
- Ну, - начал Холстед, глядя через очки на присяжных, - я был и бухгалтером, и менеджером, следил за налогоотчислениями, выполнял другую работу.
- Чем занимался Родни Бэнкс?
- Он был инкассатором, продавцом и вообще мастером на все руки. Дело Фремонта выходило за рамки обычного, и работа у него носила разный характер.
- Понимаю. Насколько его дело было связано с финансовыми операциями?
Холстед поджал губы, задумался.
- Больше, чем я подозревал, - наконец ответил он.
- Ответ звучит довольно неопределенно, - заметил Норрис и посмотрел на присяжных, чтобы проверить их реакцию на ответ свидетеля. - Поставлю вопрос по-другому. Держал ли покойный крупные суммы наличными в офисе?
- Очень крупные.
- Для вас это не являлось секретом?
- О некоторых суммах я знал, о других узнал позже.
- Они были отражены в бухгалтерских книгах?
- Нет, сэр. Это были неучтенные деньги. Никто, кроме Фремонта, не знал о них.
- Где они хранились?
- В тайнике под цементной плиткой, скрытой ковром.
- Сейчас я покажу вам фотографию пола в офисе. И попрошу указать, в какой части пола находилась эта цементная плитка.
- Здесь, - показал Холстед.
- Теперь я покажу вам фотографию поднятой с пола цементной плитки и попрошу сказать, та ли это плитка, которую вы описали.
- Да, это она.
- Что находится под этой плиткой?
- Вделанная в цемент металлическая коробка.
- Что было в коробке, когда вы видели ее в последний раз?
- Ничего.
- Я имею в виду - в предпоследний раз.
- Там было восемнадцать тысяч шестьсот девяносто долларов.
- Вы их сосчитали?
- Да.
- Почему вы это сделали?
- Потому что я составлял налоговую декларацию и не хотел представлять ложные данные. Обнаружив эти деньги, я решил поговорить с мистером Фремонтом, услышать его объяснения и попросить показать, как эти деньги отражены в его бухгалтерских книгах.
- Вы это сделали?
- Нет, сэр.
- Почему?
- Не успел. Мистер Фремонт был убит.
- Когда вы обнаружили эту сумму?
- В пятницу днем.
- Вы каким-то образом засвидетельствовали факт обнаружения этих денег?
- Да. Я решил проверить, куда уходят купюры. Большей частью эти купюры были достоинством в пять, десять и двадцать долларов. Попадались купюры по пятьдесят долларов. Встречались стодолларовые банкноты. Я записал номера четырех стодолларовых банкнотов.
- У вас с собой эти номера?
- Да.
- Можете вы посмотреть в свои записи и сообщить присяжным эти номера?
- Да, сэр.
- Прочтите номера этих четырех стодолларовых банкнотов.
- Вот они: Л04824084А, Л01324510А, Г06300382А и К00460975А.
- Когда вы записали эти номера? - спросил Норрис.
- Когда считал деньги.
- Когда это было?
- Второго.
- В пятницу?
- Да.
- В какое время?
- Около полудня. Насколько помню, в одиннадцать тридцать пять. Точное время я не зафиксировал, но думаю, было одиннадцать тридцать пять. Мистер Фремонт ушел из конторы в одиннадцать тридцать, и я решил сделать проверку.
- Вы знали, куда он пошел?
- Он сказал, что больше не вернется. Не знаю, куда он пошел. Нет, не знаю.
- Перекрестный допрос, - распорядился Норрис.
- Прежде чем задать вопросы, - сказал Мейсон, - мне хотелось бы посмотреть записи, которыми пользовался свидетель, зачитывая номера стодолларовых банкнотов.
- Возражений нет, - заявил Норрис.
Мейсон выступил вперед, и свидетель протянул ему небольшую записную книжечку, где рукой профессионального бухгалтера были записаны номера стодолларовых банкнотов, о которых он говорил в своих показаниях. Записаны они были настолько аккуратно и четко, что об ошибке не могло быть и речи.
Мейсон внимательно просмотрел записи и возвратил книжечку.
- Вопросов нет, - констатировал он.
- Если Суд не возражает, - заявил Норрис, - мы желаем еще раз вызвать к свидетельскому месту полицейского Мултона.
- Мистера Мултона к свидетельскому месту, - распорядился судья Майлз. - Вы находитесь под присягой, - предупредил Мултона судья Майлз, когда тот появился в зале заседаний. - Займите свидетельское место.
Норрис подошел к свидетелю, вынул из кармана стодолларовый банкнот и протянул ему.
- Мистер Мултон, обратите внимание на его номер - К00460975А - и скажите, видели ли вы этот банкнот раньше.
Мултон достал из кармана записную книжку, положил на колени рядом с банкнотом, сверил свои записи с номером купюры, поднял голову и сказал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...