ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Однако, когда сэр Пьер надавил на один из небольших камней, часть стены
распахнулась внутрь; в образовавшемся проеме виднелась лестница.
- А, понятно, - сказал лорд Дарси. - Вот что он, значит, сделал. Это
старая винтовая лестница, идущая внутри башни. Внизу у нее два выхода.
Один ведет во внутренний двор, а другой - нечто вроде запасного выхода
наружу, за пределы крепостной стены, но этот ход замуровали еще в
шестнадцатом веке, так что осталась одна дверь - во двор.
- Так ваше лордство знакомы с замком д'Эвро? - удивленно спросил сэр
Пьер. На его памяти лорд Дарси никогда прежде не бывал во владениях графа.
- Только по чертежам из Королевского Архива. Но я взял за правило...
- Фраза прервалась на полуслове.
- Господи, - негромко произнес лорд Дарси. - А это что еще такое?
"Это" было прежде скрыто от глаз; теперь, когда сэр Пьер отодвинул
гобелен, предмет стал частично виден. Он лежал на полу примерно в футе от
потайной двери.
Встав на колени, лорд Дарси совсем отодвинул гобелен.
- Так, так. Карманный двухзарядный пистолет двадцать восьмого
калибра. Золотая насечка, прекрасная гравировка, перламутровая рукоять.
Просто заглядение, настоящее произведение искусства.
Подняв оружие, он внимательно его осмотрел.
- Сделан один выстрел.
Поднявшись, лорд Дарси показал пистолет сэру Пьеру.
- Видели вы его когда-нибудь раньше?
Личный секретарь внимательно осмотрел оружие, а затем отрицательно
покачал головой.
- Насколько я помню, нет, ваше лордство. Графу он точно не
принадлежал.
- Вы уверены?
- Вполне, ваше лордство. Если хотите, я покажу вам графскую коллекцию
ружей и пистолетов. Милорду графу не нравились крошечные пистолетики вроде
этого; он предпочитал крупнокалиберное оружие. И никогда не стал бы
держать у себя такую игрушку.
- Ну ладно, надо все-таки взглянуть, что же там, за этой дверью.
Еще раз подозвав мастера Шона, лорд Дарси отдал пистолет ему на
сохранение.
- И старайтесь не пропустить ничего, мастер Шон. Пока что все
мало-мальски интересное, за исключением самого покойного графа,
обнаруживалось то под кроватью, то за ковром. Так что проверяйте все. Мы с
сэром Пьером осмотрим лестницу.
Лестница оказалась темной, хотя сквозь узкие бойницы проникало
достаточно света, чтобы глаз мог различить происходящее внутри. Она шла по
спирали между внешней и внутренней стенами Главной Башни, совершая четыре
полных витка, прежде чем достичь уровня земли. Лорд Дарси, спускаясь вслед
за сэром Пьером, внимательно оглядывал ступени, стены и даже низкий
сводчатый потолок.
После первого витка, одним этажом ниже покоев графа, он остановился.
- Здесь была дверь.
На стене отчетливо вырисовывалось прямоугольное пятно.
- Да, ваше лордство. Раньше двери были на всех этажах, но теперь они
замурованы. И замурованы надежно, как вы сами видите.
- А куда они вели раньше?
- В конторы, в мой кабинет, в канцелярию, в управление стражи на
первом этаже. А ниже - темницы. Жил в башне один только милорд граф,
остальные домочадцы живут на втором этаже главного корпуса замка.
- А гости?
- Обычно их устраивают в восточном крыле. Сейчас у нас только двое
гостей. Лэйрд и леди Дункан пробыли в замке четыре дня.
- Понятно.
Они спустились еще на четыре ступеньки, когда лорд Дарси, словно
невзначай, спросил:
- Скажите, сэр Пьер, а вы были посвящены во _в_с_е_ дела графа
д'Эвро?
И только еще через четыре ступеньки он услышал ответ:
- Я понимаю, что имеет в виду ваше лордство.
И еще через две ступеньки:
- Нет, не во все. Я знал, конечно, что у милорда графа были
определенные... э-э... ну, скажем, связи с представительницами
противоположного пола. Однако...
Тут сэр Пьер на секунду умолк; в полумраке было видно, как сжались
его губы.
- Однако, - продолжил он, - я не был сводником милорда, если вы
намекаете на это. Я не сутенер и никогда им не был.
- У меня и в мыслях такого не было, добрый рыцарь.
По голосу лорда Дарси чувствовалось, что такая мысль и вправду
никогда не приходила ему на ум.
- Ни в коем случае. Однако же, есть большая разница между
"содействием и подстрекательством" и простой осведомленностью о
происходящем.
- О, да. Да, конечно. Разумеется, нельзя же семнадцать лет служить
личным секретарем у джентльмена, подобного милорду графу, и не знать
кое-чего из происходящего. Вы правы. Да. Да. Хм-м.

Лорд Дарси мысленно улыбнулся. Похоже, до этого момента сэр Пьер и
сам не осознавал, как много он в действительности знает. Храня верность
своему господину, он семнадцать лет буквально закрывал глаза на все.
- Я понимаю, - мягко сказал лорд Дарси, - что джентльмен никогда не
станет ни впутывать во что-либо леди, ни пятнать репутацию другого
джентльмена без крайне веских на то причин и тщательного обдумывания
ситуации. Однако...
Как и сэр Пьер несколько секунд тому назад, он помедлил, прежде чем
продолжить.
- Однако, хотя мы знаем, что граф не отличался сдержанностью,
остается вопрос - был ли он разборчив?
- Если вы хотите спросить, ограничивал ли он свое внимание особами
благородного происхождения, то я могу ответить - нет, не ограничивал. Но
если вас интересует, ограничивал ли он свое внимание исключительно
прекрасным полом, то я могу лишь сказать: насколько мне известно - да.
- Ясно. Теперь понятна эта кладовая, полная нарядов.
- Простите, ваше лордство?
- Я имею в виду, что если сюда должна была прийти девушка или женщина
не столь высокого происхождения, у него для каждой находилась подходящая
одежда.
- Весьма правдоподобно, ваше лордство. Одежде он придавал очень
большое значение. Не переносил неряшливо или плохо одетых женщин.
- В смысле?
- Ну... Вот, например, я помню, как однажды он увидел очень
хорошенькую селянку. Конечно же, она была одета просто, но опрятно и
привлекательно. Милорд сразу же проникся к ней симпатией. "Посмотрите, -
сказал он мне. - Вот это - девица, которая умеет носить одежду. Оденьте ее
соответственно, и она вполне сойдет за принцессу". С другой стороны,
девушка с хорошеньким личиком и прекрасной фигурой никогда не производила
на него впечатления, если не умела одеваться - надеюсь, вы понимаете, что
я имею в виду, ваше лордство.
- Так значит, на вашей памяти никогда не было, чтобы ему понравилась
небрежно одетая девушка?
- Только из благородных, ваше лордство. Тогда он говорил: "Вот
посмотрите на леди Такую-то! Из нее получилась бы отличная девица, если бы
я подучил ее малость, как одеваться". Можно, наверное, сказать, ваше
лордство, что с его точки зрения женщина могла быть одета или просто, или
небрежно, но никак не то и другое сразу.
- Судя по содержимому этой кладовки, - сказал лорд Дарси, - покойный
граф прекрасно разбирался в женских нарядах.
Сэр Пьер немного задумался.
- Хм-м-м. Знаете, я, пожалуй, не сказал бы этого, ваше лордство.
К_а_к_ носить одежду - да, это он знал. Но он не сумел бы сам выбрать
женское платье. Для себя одежду он подбирал с безупречным вкусом, но у
него не было настоящего понятия, какой должна быть одежда женская, если вы
меня понимаете. Все, что он знал, - это как носить хорошую одежду. И при
этом ровно ничего не понимал в ее покрое.
- Тогда откуда же у него вся эта коллекция?
Лорд Дарси явно был озадачен.
Сэр Пьер усмехнулся.
- А очень просто, ваше лордство. Он знал, что у его сестры
великолепный вкус и отдал секретное указание, чтобы все, что заказывает
леди Элис, шили в двух экземплярах. Ну, конечно же, с небольшими
вариациями. Думаю, узнай о подобном миледи, ей бы это очень не
понравилось.
- Да уж наверное, - задумчиво сказал лорд Дарси.
- А вот и дверь во двор, - сообщил сэр Пьер. - По-моему, ее уже много
лет не открывали среди бела дня.
Выбрав из ключей, висевших прежде на поясе покойного графа, нужный,
он вставил его в замочную скважину. Затем потянул дверь на себя, и лорд
Дарси с изумлением увидел на наружной ее стороне большое распятие.
- Боже милостивый, - перекрестился он, - что это значит?
Дверь выходила в маленькую молельню. От двора молельня отделялась
стеной с небольшим входом, расположенным футах в десяти от двери на
лестницу. Перед распятием, повешенном на этой двери, в ряд располагались
четыре prie-dieus - маленьких молельных скамеечек.
- Если ваше лордство позволит объяснить... - начал сэр Пьер.
- В этом нет необходимости.
В голосе лорда Дарси появилась жесткость.
- Все и так очевидно. Милорд граф был крайне изобретателен. Молельня
построена сравнительно недавно. Четыре стены, на стене замка - распятие.
Сюда может прийти помолиться кто угодно, в любое время дня или ночи. И
никто не вызовет ни малейшего подозрения.
Лорд Дарси вошел в молельню и обернулся, чтобы посмотреть на
лестничную дверь.
- А когда дверь закрыта, ничто не говорит о том, что за распятием -
дверь. Если сюда войдет женщина, то само собой разумеется, что она хочет
помолиться. Но если ей известна эта дверь...
Он замолк.
- Да, ваше лордство, - сказал сэр Пьер. - Я это не одобрял, но мое
положение не позволяло высказывать неодобрение.
- Хорошо вас понимаю.
Лорд Дарси вышел из молельни и окинул взглядом двор.
- Итак, кто угодно из находящихся в стенах замка мог войти сюда.
- Да, ваше лордство.
- Понятно. Что ж, давайте вернемся.

В небольшом помещении, предоставленном на время расследования лорду
Дарси и его помощникам, трое мужчин окружили стоящий посредине стол и
наблюдали за действиями четвертого.
Мастер Шон О Лохлейн высоко поднял золотую пуговицу с бриллиантом и
сложным восточным орнаментом.
Он посмотрел на зрителей.
- А теперь, милорд, ваше преподобие, доктор, я прошу вас обратить
внимание на эту пуговицу.
Доктор Пейтли улыбнулся, отец Брайт хранил серьезность. Лорд Дарси
просто набивал табаком - импортированным из южных графств Новой Англии,
недалеко от залива, - немецкую фарфоровую трубку. Он не возражал против
некоторой театральности, свойственной мастеру Шону - хорошего волшебника
найти не так-то просто.
- Вас не затруднит подержать это платье, доктор Пейтли? Спасибо. А
теперь отойдите немного. Вот так. Спасибо. Теперь я кладу пуговицу на
стол, в добрых десяти футах от платья.
После этого он еле слышно пробормотал что-то и посыпал пуговицу
каким-то порошком - едва-едва, самую малость. Затем сделал над ней
несколько пассов, чуть помедлил и обернулся к отцу Брайту:
- Прошу вас, преподобный отец?
Отец Брайт медленно поднял правую руку и, свершив крестное знамение,
торжественно произнес:
- Пусть эта демонстрация, Господи, свершится в полном соответствии с
истиной и пусть искуситель рода людского ни в коей мере не смутит нас,
свидетелей сего. Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.
- Аминь, - хором откликнулись остальные трое.
Мастер Шон тоже перекрестился, а затем снова еле слышно что-то
пробормотал.
Прыгнув со стола, пуговица ударилась о платье, которое держал перед
собой доктор Пейтли, и прилипла к нему, словно пришитая хорошей портнихой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

Загрузка...

загрузка...