ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Аннотация
Тесно стало на берегах реки Каухаус. Угроза передела земли срывала многих переселенцев с обжитого места и гнала дальше на Запад в поисках лучшей жизни. Семейство Киллоу тоже решило попытать счастья в новых краях, хотя путешествие грозило множеством лишений и опасностей. Неприятности начались еще до отъезда — Киллоу обнаружили, что соседи воруют коров из их стада. Но не на тех напали! Отважные мужчины и храбрые женщины защитят свою собственность и преодолеют все преграды на пути к счастливой и богатой жизни!
Луис Ламур
Киллоу
Биллу Тилгмену, шерифу на границе освоенных территорий, который показал мне, как надо обращаться с шестизарядником
Глава 1
В овраг, где я искал в густом кустарнике прячущихся от слепней коров, спустился отец.
— Поднимайся в дом, сынок. Приехал Тэп, он рассказывает о землях Запада.
Я свернул лассо, повесил его на луку седла и, сев на коня, поехал вслед за отцом через заросли деревьев у реки на просторное равнинное пастбище.
На широкой веранде собрались люди, некоторые стояли рядом с домом и слушали Тэпа Генри, переговариваясь между собой.
Для меня это было не ново, потому что споры и рассуждения длились уже несколько недель. Мы все понимали, что необходимо что-то предпринять, — ведь на Западе было много пустой земли.
Тэп Генри был рослым парнем лет двадцати восьми, мы вместе выросли, хотя он был лет на семь-восемь старше. Крутой, безжалостный и бесшабашный, любящий свободную жизнь в диких, непокоренных землях, Тэп в любой компании выделялся ловкостью и умением работать. К тому же он мастерски владел револьвером.
На Тэпа Генри невозможно было не обратить внимания. Ростом шесть футов, поджарый, весом фунтов сто девяносто. На нем была свежевыстиранная рубашка синего цвета с двумя рядами пуговиц, оружейный пояс и испанские сапоги с большими калифорнийскими шпорами. Он все еще носил тот самый револьвер с перламутровой рукояткой, который снял с убитого им человека, и был красив, как никогда.
Он был моим другом и в каком-то смысле братом.
Когда я подъехал, Тэп пристально посмотрел на меня, но его глаза оставались холодными и оценивающими. Я и раньше замечал этот взгляд — так он смотрел на возможных соперников. И вдруг он узнал.
— Дэнни! Дэн, дружище! — Он прошел мимо людей, собравшихся послушать рассказы о западных землях, и протянул руку. — Будь я проклят! Да ты ведь уже взрослый!
Спрыгнув с коня, я протянул ему руку, помня, как гордился Тэп своей силой. Не уступая ему, я ответил таким же сильным пожатием, но потом потихоньку ослабил кисть, потому что Тэп самолюбивый, а мне нечего ему доказывать — ведь он мой брат.
Я с удивлением заметил, что мы стали одного роста: он всегда казался мне очень высоким. Похоже, его это тоже удивило. Почти непроизвольно он кинул взгляд на мой пояс, однако я не носил револьвер. Винтовка лежала в седельном чехле, и со мной был только нож.
— Дэнни, мы едем на Запад! — Обнимая за плечи, он подошел к отцу, который стоял с Ароном Старком и Тимом Фоули. — Я разведал ту землю. Там полно пастбищ, их даже больше, чем нам нужно!
Отец с интересом посмотрел на нас: сначала на одного, потом на другого, а в тени веранды я заметил, что за нами с интересом наблюдает Зебони Ламберт. Его длинные, до плеч каштановые волосы, как всегда, аккуратно расчесаны, зеленые глаза спокойно смотрели из-под ровных полей мексиканской шляпы.
Зебони Ламберт был моим другом, однако, кроме меня, друзей у него почти не было, потому что Ламберт — одинокий, замкнутый и неразговорчивый человек. Он был среднего роста, но казался меньше из-за необычайно широких плеч, которые подчеркивала короткая испанская куртка и расклешенные кожаные брюки.
Тэп с Ламбертом не знали друг друга, и это меня немного обеспокоило, поскольку оба были людьми с характером, а Тэп к тому же отличался некоторым высокомерием.
— Так это правда? — спросил я отца. — Все решено?
— Да… Мы переезжаем на Запад, Дэн.
Тим Фоули, наш сосед, державший несколько коров и изредка помогавший нам, сказал:
— Давно пора. Здесь осталось мало свободных пастбищ, зато есть много врагов.
Это был крепко сбитый, коренастый человек с открытым, чистым лицом.
— Далеко отсюда?
— Миль шестьсот, может, меньше. Надо будет миновать Техас, добраться до Нью-Мексико. Если остановимся там, то меньше шестисот миль.
Отец взглянул на меня. Он все больше и больше полагался на мои решения. Однако хозяином был он — мы оба это понимали, — тем не менее он рассчитывал на меня и постепенно перекладывал дела на мои плечи.
— Сколько у нас скота, Дэн? Сколько голов мы можем собрать? — спросил отец, а я поймал удивленный взгляд Тэпа: он до сих пор видел во мне только ребенка.
— По меньшей мере тысячи полторы, может быть, чуть больше. Около трехсот голов ходит с клеймом Тима и почти столько же у Арона. Когда соберем всех коров, думаю, получится тысячи три.
— Это большое стадо, а у нас мало людей, — задумчиво произнес отец.
— А еще три фургона и табун, — добавил я.
— Фургоны? — возразил Тэп. — Я не рассчитывал на фургоны.
— У нас семьи, — сказал Тим, — нам надо захватить с собой вещи и инструменты.
Началось обсуждение. Все стали спорить, что надо брать, а что не надо, какие трудности нас ожидают, сколько людей не хватает, а я прислонился к жердям корраля и вполуха слушал. Любое дело начинается с разговоров, часто долгих и бесполезных, но я знал, что, когда все выговорятся, решать буду я и сделаю так, как найду нужным.
Давным-давно, когда только начались разговоры о переселении на Запад, я все продумал и составил собственный план. Ламберт, человек предусмотрительный, тоже внес несколько дельных предложений.
Мы едва ли наберем с дюжину людей, а это слишком мало для такого дела. Когда стадо привыкнет к перегону, с ним вполне управятся четверо или пятеро, но до этого времени надо еще дожить. Большая часть стада выросла здесь, на реке Каухаус. Старые, привыкшие к здешним пастбищам коровы никогда не подвергались перегонам. Надо основательно подготовиться ко всем трудностям пути. Мы хорошо знаем друг друга, но невозможно предположить, кто как поведет себя, когда мы покинем обжитые районы и нас будут преследовать команчи.
Дело было очень рискованным. Мы ставили на карту все, что имели.
Мы могли бы попробовать отстоять свои пастбища и выжить здесь, но отцу это было не по душе, хотя смелости у него хватит на двоих, и он в свое время повоевал и с мексиканцами, и с индейцами. Он вырос в местах, где хорошо знали, что такое междоусобицы. Это Тэп предложил перебраться на Запад, и отцу эта идея понравилась.
Ну, а кто я? Зовут меня Дэн Киллоу, родился я в хижине поселенца на реке Каухаус под грохот выстрелов, когда отец с дядей Фредом отбивали нападение индейцев. Я сделал первый вдох в комнате, наполненной пороховым дымом, и после того, как умерла мама, меня выкормила мексиканка, отец которой погиб в битве с техасцами при Аламо.
Когда мне исполнилось шесть лет, отец поехал в Форт-Уорт, где встретил мать Тэпа. Он женился на ней и привез вместе с Тэпом к нам на Запад.
Она была очень красивой, как я сейчас вспоминаю, всегда хорошо относилась ко мне и Тэпу, но жизнь на границе едва освоенных территорий была не для нее, и она сбежала с каким-то бродягой.
Тэп никогда не отлынивал от работы, делая то, что ему положено, и даже больше, поэтому быстро освоился с жизнью колониста, словно родился на Западе, и мы поладили. Ему было всего лет тринадцать, но работал он, как взрослый мужчина, и гордился этим. Я был младше и, естественно, во всем подчинялся ему, а когда мы вместе недолго ходили в школу. он защищал меня от старших ребят, которым нравилось бить маленьких.
Тэп в первый раз уехал из дома, когда ему исполнилось семнадцать, а мне было чуть больше десяти. Он отсутствовал год с лишним, работая ковбоем на каком-то ранчо.
Тэп приехал домой с револьвером на поясе, а позже поползли слухи, что он убил человека около озера Кэндо.
Вернувшись, он работал как проклятый, однако вскоре приобрел репутацию человека, которого лучше не трогать. Отец с ним много не разговаривал, хотя иногда делал замечания или давал совет, и Тэп его слушал или делал вид, что слушает. Но он все чаще уезжал из дома, а возвращаясь, становился все сильнее, жестче и самоувереннее.
Последний раз мы видели Тэпа» три года назад. На сей раз он появился вовремя.
Над Каухаусом сгустились тучи: наши новые соседи напирали со всех сторон, земли становилось все меньше. Близилось время трогаться в путь на Запад, на новые пастбища.
Каухаус мы покинем без сожаления. Когда отец переселился сюда, здесь невозможно было выжить в одиночку, поэтому люди искали друг у друга поддержки и защиты. Но время шло. Некоторые соседи умерли, некоторых убили, другие же переселились дальше на Запад или продали свои земли. На их место приходили новые люди, и сейчас над нашей округой нависла опасность междоусобной войны за пастбища.
Многие из новых колонистов не имели даже скота и время от времени угоняли наших коров. Отец никогда не стал бы возражать, если бы соседским детишкам грозил голод. Но все чаще новые переселенцы угоняли скот и продавали его. Напряжение росло.
Несколько раз я останавливал людей, перегонявших скот с нашим клеймом, и отбирал у них коров, и в меня уже стреляли два раза.
Первые поселенцы, которые работали до седьмого пота и дрались за свои дома, ушли, а вновь пришедшие, кажется, думали, что имеют право пользоваться плодами чужого труда и жить за счет других. Все шло к войне. Мы хотели одного: чтобы наша земля оставалась нашей, с четко очерченными границами, но теперь это стало невозможным.
Все чаще поговаривали о том, что пора перебираться на Запад, а Тэп приехал как раз оттуда.
— Путешествие будет трудным, — говорил Тэп, — и если переезжать, то только сейчас, когда в пути у нас не будет трудностей ни с водой, ни с кормом для скота.
— А там, куда мы собираемся? — спросил Фоули.
— Там будет лучшая трава в мире и вода тоже. Мы можем остановиться на реке Пекос в Нью-Мексико или двинуться дальше до Колорадо.
— А что бы ты предложил? — Фоули был хитрым мужиком, поэтому, расспрашивая Тэпа, он внимательно наблюдал за ним.
— Пекос. В районе Боске-Редондо.
Подошла Карен Фоули и встала рядом со мной. Она не сводила глаз с Тэпа.
— Чудесный человек. Я так рада, что он будет с нами.
Впервые в жизни я испытал ревность, но устыдился, потому что сам любил Тэпа Генри и восхищался им и понимал, что именно она имеет в виду.
Тэп изменился. Он одевался лучше, чем мы могли себе позволить, у него был великолепный конь под очень красивым, ручной работы седлом. Больше того, Тэп теперь держался с каким-то не присущим ему прежде достоинством.
Мы с Карен несколько раз гуляли, разговаривали и даже иногда вместе выезжали на пастбища. Между нами ничего не было и не могло быть, но я считал, что она самая красивая Девушка в наших краях, к тому же чувствовала себя на техасских равнинах как дома.
Карен явно понравился Тэп Генри, а единственное, что я мог сказать о нем точно — Тэп всегда интересовался женщинами. Он знал, как вести себя с ними, и женщины интуитивно это чувствовали.
Отец обернулся.
— Поди сюда, Дэн. Надо посоветоваться.
Когда я подошел, Тэп рассмеялся и хлопнул меня по плечу.
— Что случилось, Киллоу? Ты советуешься с детьми?
— Дэн знает о коровах больше, чем кто-либо другой, — спокойно ответил отец, — к тому же ему уже приходилось перегонять скот.
— Правда? — удивился Тэп.
— Да. В прошлом году перегонял стадо через Бакстер-Спрингс в Иллинойс, и там его продал.
— Через Бакстер-Спрингс? — хмыкнул Тэп. — Небось потерял полстада. Я знаю ребят, орудующих около Бакстер-Спрингс.
— Они не тронули стада, — сказал Фоули, — и не завернули его. Он прошел через Бакстер-Спрингс и продал коров за хорошие деньги.
— Отлично! — Тэп сжал мне плечо. — Мы с тобой сработаемся, мой мальчик. Господи, как хорошо дома!
Он поглядел в сторону корраля, где стояла Карен, и вдруг сказал:
— Ну, вы знаете, что надо делать. Когда будете готовы, я вас поведу.
1 2 3
 Гольбах Поль-Анри Дитрих - Здравый смысл, или Идеи естественные противопоставленные идеям сверхъестественным 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Поплавская Полина - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Яблоков Алексей Владимирович - Волшебный браслет - читать книгу онлайн