ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Никита Филатов: «Часы от президента»

Никита Филатов
Часы от президента




«Часы от президента»: Нева, Олма-Пресс; Санкт-Петербург; 2000

ISBN 5-7654-1158-4, 5-224-01808-0 Аннотация — Эта смерть на тебе, ты понял? — перевел Шамиль и показал на чемоданчик: — И на этих деньгах. Владимир Александрович промолчал. Мимо провели пленного офицера в накинутом на голову мешке. — Они будут убивать их по одному… Каждую неделю, по пятницам. Снимать на видео и отдавать в программы новостей, иностранцам. Пока у России не найдется денег, понял? — Шамиль переступил через лежащее на земле тело и от себя добавил: — Они это сделают, да… Никита ФилатовЧасы от президента «Я познание сделал своим ремеслом,Я знаком с высшей правдой и низменным злом.Все тугие узлы я распутал на свете,Кроме смерти, завязанной мертвым узлом.» Омар Хайям Было бы глупо сейчас подорваться на мине.— Вы что-то сказали?— Нет, это так… Не обращайте внимания.В принципе, район считался одним из самых спокойных на границе. По-серьезному здесь никто не воевал с прошлой осени, даже обстрелы и угоны скота можно пересчитать по пальцам.Судя по карте, которую Владимир Александрович видел в штабе, дорога проходила через заброшенные виноградники. Однако, за окнами машины все равно ни черта нельзя было разглядеть — даже неба над головой не видно, все вокруг утонуло в сырой, однообразной, тягучей пелене.— Да, погодка…— Туман, мать его! — На переднем сидении, рядом с водителем, тяжело пошевелился полковник лет пятидесяти.Обернувшись, он протянул Виноградову пачку «кэмела»:— Угощайтесь.— Спасибо, бросил, — улыбнулся Владимир Александрович.— Завидую. Давно?— Седьмой год уже…— А ты?— С удовольствием! — Здоровенный прапорщик с эмблемой внутренних войск на рукаве вытянул сигарету, поблагодарил и полез в карман за спичками.При этом откидной металлический приклад его автомата уперся Виноградову прямо под ребра:— Извиняюсь…— Ничего.Владимир Александрович чуть потеснился, прикинув, что с учетом могучей комплекции соседа на троих места сзади уже не хватило бы.Полковник тем временем скосил взгляд на спидометр:— Может быть, дальний включишь?Водитель помотал головой:— Нет, лучше не надо. Время есть…Он давно уже, сразу за блок-постом, переключился на ближний свет, поэтому желтые конусы от фар сливались в одно трясущееся пятно чуть ли не под самым носом «волги».— Ладно, тебе виднее.Дорога заворачивала вправо, и световые лучи выхватили из тумана опрокинутые на обочину останки грузовика.— Из «подствольника»… С той стороны пальнули. — Специально для Виноградова прокомментировал водитель.— Зачем?— Веселый народ. Дети гор!— Скоро приедем, — опять обернулся полковник.Но Владимир Александрович уже и сам сообразил, что граница где-то неподалеку. На дистанции точного выстрела из подствольного гранатомета…И действительно, контрольно-пропускной пункт возник из тумана даже раньше, чем ожидалось — водитель еле успел затормозить.Убрав ногу с педали тормоза, он опустил стекло:— Бойцы, есть тут кто живой?Темно. Ни звука… Только отражают свет автомобильных фар злые, рубиново-красные огоньки на шлагбауме.— Эй, братья-славяне!— Они что, так и сидят здесь? — Только для того, чтобы нарушить жутковатую тишину поинтересовался Виноградов.— И без воды к тому же, — подтвердил сосед. — Ни тебе помыться, ни вообще…Он снял автомат с предохранителя:— Схожу, проверю?— Давай, — кивнул полковник.Но рядом с машиной уже выросла фигура в камуфляже:— Доброй ночи. Документики попрошу…И почти сразу же по глазам прибывших ударил мощный пучек электрического света.— Слышь, фонарь убери! — Возмутился водитель.— Обязательно, — ни лица, ни погон человека в камуфляже было не разглядеть, но вел он себя вполне по-хозяйски:— Спасибо. А ваши?— Будто номера на машине не видно…— Ну, всякое бывает, товарищ полковник. Сами знаете. Прошу прощения, все в порядке!— Можно уже выходить?— Да, конечно.— Слава Богу… — Водитель заглушил двигатель и выключил фары.— Готовы? — Обернулся полковник.Владимир Александрович кивнул и подхватил пристроенный внизу, между ног портфель-дипломат:— Всегда готов!Пассажиры «волги», стараясь на всякий случай не хлопать дверцами и вообще не шуметь, выбрались наружу.— Сюда, за мной давайте! — Встречающий мигнул фонариком в сторону бетонных блоков контрольно-пропускного пункта.Глаза постепенно привыкали к темноте, но Виноградов все же старался не потерять из виду широкую спину идущего впереди прапорщика.Неожиданно, спина эта дернулась куда-то вбок и вниз:— Ох, ч-черт!Владимир Александрович тоже пригнулся, пытаясь свободной рукой нащупать на поясе несуществующую кобуру:— Что такое?— Осторожнее, за колючую проволоку не зацепитесь, — запоздало предупредил откуда-то из тумана человек в камуфляже.В ответ прапорщик не стесняясь в выражениях сообщил все, что думает по поводу него лично, собственных порванных штанов, а также внутренней и внешней политики российского государства.Сопровождающий извинился, но прибавил пару фраз в том духе, что здесь все-таки не Новый Арбат, даже не штаб федеральной группировки — и надо бы под ноги смотреть…— Что? Ты это кому, парень?— Тихо! Прекратите, — на правах старшего по званию осадил всех полковник.Дальше двигались молча.Впрочем, идти пришлось совсем недалеко. Сначала обогнули бронетранспортер, пахнущий порохом, пылью и все ещё не остывшим за ночь металлом. Затем прошли вдоль бетонных конструкций с торчащим из амбразуры стволом и оказались перед закрывающим вход куском брезента.— Прошу! Аккуратнее, не ударьтесь…На появление гостей личный состав КПП отреагировал довольно спокойно. Во всяком случае, никому из бойцов в голову не пришло подавать команды, вскакивать и вытягиваться по стойке смирно.Видимо, здесь спали не раздеваясь — во всяком случае те, кто лежал сейчас на двухярусных, сколоченных из неструганых досок нарах сняли с себя только обувь. Автоматы и каски были пристроены прямо под боком у спящих, либо висели на вбитых в стену железных крюках.Тяжелый дух давно не мытых тел и оружейной смазки мешался с запахом дыма — прямо посередине, на полу была установлена печка-»буржуйка» с уходящей куда-то вверх трубой.Перед печкой стоял на коленях чумазый боец в расстегнутом ватнике. В тот момент, когда появились гости, он как раз приоткрыл чугунную дверцу, и по потолку забегали огненные блики.— Ну, чего у тебя? Порядок?— Дрова сырые, товарищ старший лейтенант, — вместо приветствия доложил дневальный.Только сейчас, при неожиданно ярком свете пламени, Виноградов заметил звездочки на погонах человека в камуфляже.— Рассаживайтесь. Сейчас перекусим, чайку попьем…— Вы как? — Обернулся к Владимиру Александровичу полковник. — Время, вроде, позволяет.Виноградов посмотрел на часы: до встречи оставалось ещё почти сорок минут.— С удовольствием.Пока прибывшие, стараясь никого не разбудить, рассаживались прямо на нары, хозяин порезал хлеба. Затем на расстеленной газете появились консервы и несколько кружек:— Вы как насчет… по чуть-чуть?Возникла неловкая пауза, и Виноградов понял, что отвечать придется ему:— Нет. Спасибо, конечно, но… Мне нельзя, а вы сами смотрите, по настроению.— Хороший коньяк. Местный, — на всякий случай уточнил старший лейтенант. На этот раз он обращался уже непосредственно к Владимиру Александровичу.— Спасибо. В следующий раз… На обратном пути.Водителю было не положено, полковник по примеру Виноградова пить отказался, поэтому хозяин плеснул из фляги только себе и прапорщику:— Без обид?— Да нормально все… Поехали!Как раз подоспел и чай.Пристраивая поудобнее дипломат, Владимир Александрович перехватил заинтересованный взгляд дневального. Усмехнулся: да уж, действительно! Приехал, понимаешь, какой-то хрен с горы.Форма новая, чистенькая, без знаков различия. Шнурованые ботинки, портфельчик пижонский… И не то, что нормального «калаша» — даже кобуры с пистолетом на поясе нет.Полковник тем временем поддерживал беседу:— Сколько же вас тут всего?— Я — двенадцатый.— Тесновато…Молодой офицер пожал плечами:— Приходится спать по очереди. Но ведь так и так четверо службу тянут, пока остальные здесь.— С едой-то хоть нормально?— Сухпаек привозят.— Ну надо же, безобразие какое… — Искренне возмутился полковник из штаба. — Вернусь, доложу обязательно. Командующему группировкой, лично!— Да ладно! Обидно вот, что надбавку сняли… Мы же теперь, вроде как, не в зоне чрезвычайного положения находимся. Боевых действий тоже официально нет.— Это верно.— Так и получается, что ни льготной выслуги, ни денег… Хорошо, хоть командировочные пока платят.…Примерно через полчаса засобирались.— Все пойдем?— Да в общем-то… Водитель может остаться.— Товарищ полковник!— Сиди. Жди пока… Или машиной займись, чтобы в любую минуту была готова. Понял?— Понял, — опустился обратно за стол водитель.— Может, лучше до утра останетесь? — Откинув брезентовый полог поинтересовался у полковника начальник КПП.— Посмотрим. Как получится. Верно?— Верно, — кивнул Виноградов.Глупо загадывать. Неизвестно ведь, как все сложится. Люди с той стороны могут опоздать. А могут и совсем не приехать.Они вообще много чего могут. Например, прямо на месте перестреляют Владимира Александровича и его спутников. Или увезут их куда-подальше…Как этот паренек сказал? Веселый народ, дети гор!Туман вокруг показался не таким густым, как раньше. Но почти сразу же за бетонным порогом Виноградова заколотила мелкая дрожь — то ли от ночного холода, то ли от напряжения нервов.Хорошо хоть, никто не видит…— Вот и мост уже.— Мост?— Ну, это мы его так называем.— Понятно, — кивнул Владимир Александрович.Они снова вышли к трассе, только теперь уже перед контрольно-пропускным пунктом. В этом месте дорога пролегала по узкой грунтовой перемычке, соединяюшей края сухого рва — подобного тем, какими в древности наши предки-славяне отгораживались он грабительских набегов. Ров был глубокий, в полтора человеческих роста, и вытягивался по обе стороны, насколько хватало глаз.— Граница…— Которой не существует?— Административная, — уточнил полковник.Виноградов остановился перед сколоченным из бревен и опутанным «колючкой» сооружением, которое перегородило проезжую часть.— Дальше не стоит пока.— Да, конечно.От чужой территории подошедших отделяло теперь всего несколько метров.— А у них здесь свой блок-пост есть? Постоянный?— Нет, — помотал головой старший лейтенант. — Зачем?— Тоже верно.— Им-то кого опасаться? Нас, что ли?Полковник опять угостил всех курящих сигаретами:— Запаздывают…— Подождем.— А куда деваться?— Тихо! Секундочку… — Начальник КПП поднял вверх указательный палец, и все сразу же услышали мерный, нарастающий рокот двигателей:— Это случайно не те, кто вам нужен?Виноградов кивнул:— Легки на помине. Минут через десять будут здесь.— Так… Теперь моя задача? — старший лейтенант ни к кому персонально не обращался, но ясно было, от кого он ждет ответа.Владимир Александрович обернулся в сторону торчащего из амбразуры крупнокалиберного пулемета:— Знаете, возвращайтесь к себе. Прикроете нас, если что.— И вообще… Действуй по обстановке, — добавил полковник.Начальника КПП никто ни во что не посвящал. Просто предупредили, что ночью приедут люди из штаба, а зачем, почему… А теперь ситуация нравилась ему все меньше:— Людей из резерва поднимать?Виноградов помялся, посмотрел на спутников:— Да, пожалуй. Надеюсь, все будет тихо, но на всякий случай…Когда молодой офицер исчез за бетонным укрытием, полковник снова потянулся к сигаретам:— Жаль. Вот сейчас бы я полтинничек принял!— Коньяк был хороший, — поддержал его прапорщик внутренних войск, снимая с плеча автомат. — Зря вы отказались.— Еще не все потеряно… Наверстаем.— Во, видите?Сквозь туман пробились огоньки фар: два поменьше, а один, большой и яркий, чуть впереди.— Значит, все же приехали…В голосе Виноградова спутникам послышалась плохо скрываемая тревога — и в то же время явное облегчение от того, что судьба уже никому не оставила выбора.— Ну, ни пуха ни пера! — Первым протянул холодную ладонь полковник.— К черту… — со здоровяком-автоматчиком Владимир Александрович тоже обниматься не стал, ограничились рукопожатием:— Счастливо!— Вы там давайте того, поосторжнее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...