ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Агент национальной безопасности – 1

«Ямалеев Р.К." Агент национальной безопасности: Свет истины: Дело №1."»: АСТ, Олимп; 2001
ISBN 5-8195-0253-1, 5-17-002494-0
Аннотация
Роман создан на основе сериала «Агент национальной безопасности», снятого по заказу телекомпании «ТНТ-Телесеть»
Рамиль ЯМАЛЕЕВ
АГЕНТ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Свет истины
Часть 1
Глава 1
Не верь, не бойся, не проси…

1
Tяжело дыша, спотыкаясь об узловатые корни, Колян бежал по лесу. Бежал, продираясь сквозь густой кустарник, то и дело с испугом оглядываясь по сторонам. На его мокром от пота лице застыла маска страха. Ещё полчаса назад он и представить себе не мог, как обернётся их последняя «операция»… Полчаса назад он вместе со своим постоянным напарником, старым вокзальным вором Шестовым, сидел на пригорке и осматривал законную добычу — два чемодана и сумку в красно-белую клетку, какими обычно пользуются в своих поездках «челноки». Воры легко и безболезненно взяли этот куш. Взяли как обычно: улучили момент, когда только что севшие в поезд пассажиры пошли в тамбур покурить, и стянули вещи. А что? Жить ведь как-то надо.
На этот раз, правда, им попытался помешать грузный проводник — видно, смекнул неладное. Улучив благоприятный момент, Колян профессиональным ударом отключил толстяка. Подхватив чемоданы, они спрыгнули с набиравшего ход поезда и бросились к ближайшим кустам… Разделили всю добычу сразу же — так меньше риска, что обнаружат краденое.
Вскрыли чемодан, разложили «хабар»: вещи отдельно, деньги и выпивку отдельно (лохи везли две бутылки дрянной томской водки)… Грех было не воспользоваться законной добычей. Ну и вкинули, естественно, «по маленькой» — для снятия стресса, а то ведь адреналин в крови так и гуляет, так и гуляет, озверел совсем.
Выпили. закусили и расслабились.
Шестов, как обычно, быстро опьянев, принялся поучать «младшего»:
— Ты, Колян, всегда со мной ходи. И удача будет, и приключений на жопу хватит… — Да… С тобой, старый, приключений хватит, это уж точно, — усмехнулся напарник.
— Дурак! Зато будет, что на пенсии вспомнить.
— Ага! До пенсии ещё нужно дожить.
— Не боись, со мной доживёшь… Колян едва на поперхнулся от смеха.
— Ещё чего! С тобой будет чего на пенсии вспомнить. Ну-ну! трави больше… Напомнить, как ты на той неделе с опером прокололся?… Ну чего молчишь, старый?
Шестов нахмурился. Да, действительно промашка вышла — думали, что грабят, как обычно, «фраера ушастого», а фраер-то оказался ментом! Хорошо ещё, что легавый ехал в отпуск, был уже сильно навеселе и не сразу сообразил, с кем имеет дело. От греха подальше приятели незаметно вернули на место все, что уже стащили… — Бывает, — миролюбиво заметил старый вор.
— Бывает! А если бы он нас повязал, да в ментовку сдал?! Там ведь, знаешь, какой план гонят? Запросто могли почки отбить. А то ещё хуже — повесить пару-тройку дел, чтобы квартальный отчёт закрыть. Запросто! Чтобы другим неповадно было.
Хилый Шестов гневно потряс костлявыми кулачками.
— Трусы! Кодлой на одного — это они могут. А вот один на один, твари подколодные, боятся… — Это с тобой, что ли, один на один? — пьяно засмеялся Колян.
— Зачем со мной? Из меня уже песок сыплется… Вот ты у нас — и впрямь богатырь. Дал бы этим козлам разок!… — Шестов приложился к горлышку бутылки, долго не отрывался, одолев почти половину. — Ух, горяча, зар-р-раза!… — Он передёрнул плечами, крякнул от удовольствия. — Хорошо-то как, господи!
Старый вор по-хозяйски огляделся.
Тихо и спокойно было вокруг. С небольшого пригорка, где расположились приятели, виднелась городская окраина, заводские труды и чёткая линия горизонта…где-то далеко в деревне дружно орали петухи, пролаяла охрипшая собака и смолкла. По трассе, огибая озеро, пронеслась машина — мягко шелестели колёса, наматывая бесконечную ленту шоссе… За камышами вдруг поднялись утки, шумно хлопая сильными крыльями, скрылись за дальним лесом. И вновь — тишина, словно и не было ничего… — Да, классно… — кивнул и Колян. — На охоту бы сейчас.
Он любил природу и никогда не скрывал этого.
— Хороший ты человек, Колян! — захмелев, сказал Шестов. — Душа бродяжная, сознайся, что детдомовский… — А то нет… Ну сознаюсь.
— Уважаю! Ты за меня держись, я тебя в обиду не дам. У любого спроси — меня тут все знают. Погоди, вот рассчитаюсь с долгами, обязательно с тобой на Куйбышевскую дорогу махнём. Нет ничего слаще, чем фраеров потрошить на этой самой дороге! Я тебе давно про это хотел сказать… Но что именно хотел сказать старый вор Шестов, Колян так и не узнал. За спиной кто-то негромко свистнул, и когда удивлённые напарники обернулись, то увидели, что за ними наблюдают несколько подростков лет шестнадцати-семнадцати.
Они были явно обкурившиеся. И теперь своим воинственным видом напоминали стаю волчат. И намерение у них было одно — отнять законную добычу вокзальных воров… Колян затравленно оглянулся. Шестеро против двоих. Расклад явно не в их пользу. Что же делать?! Эти отморозки церемониться не будут.
— Нехорошо, мужики, нехорошо, — зловеще протянул крепкий паренёк с длинными льняными волосами по забытой моде 70-х годов. — Что ж это вы?… Делиться надо! Раз «работаете» на нашей территории, то извольте отстегнуть.
— Какая ещё ваша территория?
— А такая. Что за водокачкой — все наше, зацепинских. Так я говорю, парни?
— обернулся длинноволосый к своим.
Парни с готовностью кивнули. А один из них стал молча наматывать на руку велосипедную цепь — что тут долго рассуждать, и так ясно, что дракой кончится.
Эти просто так добычу не отдадут… Не говоря больше ни слова, Шестов и Колян вскочили (эх, черт, зря напились — шатало, как во время шторма!) и молча кинулись вперёд. Жестокая жизнь научила одному: когда видишь, что схватки не миновать — нападай первым. И бей, бей до последнего, никого не жалея!… Но силы были явно неравными. Колян только одного успел зацепить ногой, и все: двое прыгнули на спину, сшибли. Он покатился, инстинктивно прикрывая голову руками. Затем чудом умудрился вскочить… Где Шестов, где этот старый дурень?!… Но лучше бы он не видел этого! Трое парней в диком азарте, подбадривая друг друга воинственными криками, били по голове напарника тяжёлыми цепями. Во все стороны летели кровавые брызги, и достаточно было одного короткого взгляда, чтобы понять — старому вокзальному вору уже не помочь.
Озверевшие наркоманы не соображали, что творят… — Гады! — заорал Колян в бешенстве и бросился к шоссе.
За ним погнались, легко догнали (все водка проклятая!), снова сбили с ног… Но ангелы сейчас были на его стороне: ему опять удалось вырваться — он ужом проскользнул между противниками, побежал напролом через кусты, в кровь расцарапывая лицо и руки… Быстрее! Ещё быстрее!… За спиной тяжёлое дыхание, крики, ругательства… Неужели не оторваться?! Господи, если ты есть, — помоги ещё раз!.. Сердце бешено стучало, вот-вот готовое разорваться от напряжения.
БЫСТРЕЕ!
Коляна вынесло на шоссе, бежать стало легче. И вдруг за спиной раздался скрежет тормозов. Собьют? Нет, вроде пронесло… Легковая изящно объехала его — мелькнули чьи-то прищуренные глаза, по ушам ударило старомодное «Аргентинское танго». Машина неожиданно затормозила. За рулём сидел крепкий усатый мужчина с хищным прищуром волчьих глаз.
— Садись! — крикнул он Коляну.
Он не поверил. Не может быть!
— Быстрее, дурак! Догоняют же!
А ведь и впрямь: догонят — убьют. Как только что убили Шестова. Больше не раздумывая, он прыгнул в машину. Хлопнула дверца и машина рванула вперёд.
Кто-то из парней со злости кинул ей вслед камень, но промахнулся…
2
Некоторое время сидевший за рулём усатый на Коляна не смотрел — не замечал, словно того не существовало. Чтобы хоть как-то растопить лёд затянувшегося молчания, парень громко прокашлялся.
— Спасибо, — поблагодарил он усатого.
В ответ — равнодушное молчание.
Это немного покоробило парня, но он решил не обращать внимания. Главное — жив остался. Эти отморозки, не задумываясь, могли и его порешить. Точно так же, как Шестова. Вспомнив про убитого напарника, Колян невольно зябко повёл плечами, словно его обожгло холодом.
— Гады! — вырвалось у него.
— Кто? — вдруг оживился усатый.
— Кто, кто… Ясно кто. Люди!
— А ты что же, парень, людей не любишь?
Мужчина по-прежнему глядел прямо перед собой. На пассажира — ноль внимания.
— За что же их любить?! — вдруг взорвался Колян. — правильно говорил Шестов: вся Россия — беспредельщики, а самые лучшие люди — это кони!
— Допустим, это не он сказал… — А мне наплевать. Ты знаешь, мужик, что эти подонки только что человека завалили? Настоящего человека, а не фраера какого-нибудь!
— Ну и что… Если бы я тебя не подобрал, то ещё одним покойником было бы больше. Какая разница!
— Как это — какая разница? Ну ты даёшь, мужик!
Усатый вдруг резко ударил по тормозам. Посмотрел ему прямо в глаза. Колян поёжился. Глаза у мужчины были разноцветные — один зелёный, другой карий.
Взгляд прищуренный, недобрый. Нос крючком, густые усы и тяжёлый раздвоенный подбородок только усиливали неприятное ощущение, которое, казалось, излучал мужчина. Собранные в пучок волосы образовали небольшую аккуратную косицу.
Разноцветные глаза впились в парня. Колян хотел отвести взгляд, но вдруг с ужасом почувствовал, что не может этого сделать. Он попытался было пошевелить рукой — бесполезно. Тело застыло, превратилось в статую, и казалось, не было на свете такой силы, что могла в этот момент сдвинуть Коляна с места.
— Запомни! — медленно и внушительно заговорил мужчина. — Ты — никто. Ты должен был быть трупом ещё десять минут назад. Я тебя спас. Изменил твою судьбу. Спас твою копеечную жизнь. Если бы не я, то лежал бы ты сейчас там на дороге, и твои мозги клевали бы вороны… Понял? Повтори!
— Понял.
— И запомни хорошенько, что ты червь. Повтори!
— Я червь, — послушно повторил, с трудом шевеля помертвевшими губами, Колян.
Он не хотел ничего говорить, но властный голос усатого и его немигающий взгляд страшных глаз парализовал волю парня настолько, что Колян не мог сопротивляться. Его воля вообще не принадлежала ему. Он был не он. Он вообще никем не был. Червь.
Удостоверившись, что парень загипнотизирован, усатый усмехнулся с довольным видом. И вдруг неожиданно ударил ребром ладони по сонной артерии Коляна. Тот дёрнулся, взглянул недоуменно и мягко повалился на бок. Мужчина бережно перехватил его тело, уложил на сиденье. Прикрыв парня курткой, он обернулся и посмотрел по сторонам. На дороге никого не было. «Почти сто процентов, что никто не видел», — подумал усатый.
Он выжал сцепление, надавил на газ, и легковушка послушно тронулась с места…
3
Застонав, Колян пришёл в себя. С трудом разлепил глаза. Хотел провести рукой по голове, которая раскалывалась так, словно он перебрал дрянного самогона, но вдруг с удивлением обнаружил, что накрепко прикручен медной проволокой к столбу в каком-то полуразвалившемся сарае. Кругом валялся садовый инвентарь, обрывки верёвок, доски, кирпичи. На стене развешаны ржавые косы и серпы… Снаружи послышались чьи-то уверенные шаги.
— Дашь ему вот это! — сказал густой голос. — Только обязательно в вену вгони, не промахнись, как в тот раз.
«Разноглазый!» — вспомнил Колян.
— А может, шлёпнуть его? Чего с придурком возиться… — Цыц! Здесь я решаю. Или ты забыл, кому служишь? Смотри, я живо тебе напомню… — Ну что ты, Влас! Это у меня просто вырвалось.
— Будешь много болтать, я тебе язык-то укорочу. И не отворачивайся, не отворачивайся. Смотри в глаза! Я кому сказал — в глаза… Вот так! — послышалась глухая возня. — И запомни, лишний человек нам никогда не помешает… — Я понял! Сейчас же все сделаю… заскрипели несмазанные петли, неровная полоска света легла на земляной пол. В сарай вошёл высокий, наголо стриженный человек. Он нервно оглянулся через плечо, поёжился, как от холода. У него в руках был шприц. Стриженный молча подошёл к парню. Колян вдруг поразился тому, какие странные глаза были у стриженного. Они словно смотрели внутрь, в самого себя… — Мужик!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...