ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— я продолжал настаивать.
— Для этого вам надо поехать переодеться, — сказал охранник и улыбнулся; судя по всему, он прекрасно понимал, что одеться должным образом мы все равно не сможем.
— Дайте пройти! — из-за спины охранника послышался раздраженный женский голос. — Что вы встали посреди дороги?!
Странная женщина, лет тридцати — тридцати пяти, беременная и в деловом костюме, протиснулась сквозь нас — охранника, меня и Данилу. Подошла к большому зеленому джипу и села на водительское место. На секунду нас ослепил свет фар, машина развернулась и исчезла за поворотом.
— Анхель, чтобы этот субъект нас пустил, — сказал Данила, указывая на охранника, — нужно подъехать на такой машине и в деловом костюме.
— Беременным быть не обязательно! — плоско пошутил охранник.
Я был настолько обескуражен всей этой ситуацией, что даже не смог осадить зарвавшегося ресторанного служащего.
— Давай подождем здесь, — предложил Данила. — Если Кристина еще не ушла, то мы должны будем ее увидеть. Впрочем, — тут он задумался, — я же не знаю, как она выглядит. Я ведь вижу ее глазами, а в моих видениях она ни разу не посмотрелась в зеркало.
— Как же мы ее узнаем? — спросил я.
Только если мы увидим кого-то, с кем она разговаривает, и кого я знаю, — ответил Данила. — Например, Руслана или Петра.
Мы отошли чуть в сторону. Мне вдруг подумалось, что, может быть, мы совсем не то делаем. Откуда известно, что видения Данилы и реальные события совпадают по времени? А может быть, эти его видения имеют какой-то переносный, символический смысл?
— Данила, — начал я осторожно, — а не лучше ли нам будет поискать этого Руслана Ветрова?
Тут у меня за спиной раздался испуганный голос:
— Что вам от меня надо?!
— В каком смысле? — я обернулся и увидел неизвестного мне мужчину.
— Руслан… — протянул Данила.
— Что вам надо, я спрашиваю! — Руслан сорвался на фальцет. — Вы от Толика? Да?! Я ему все отдам, у меня еще время есть. Не надо за мной следить!
— Мы, собственно, по поводу Кристины… — перебил его Данила.
— Я достану деньги! Слышите вы меня! Я их достану! — Руслан орал так, словно бы его режут. — Не важно, как!
— Где Кристина, черт возьми! — рявкнул на него Данила.
Какая вам разница, как я достану деньги! Я их достану! — Руслан был в панике, на его лице была гримаса ужаса, казалось, еще мгновение, и он будет валяться у нас в ногах, только бы мы ничего с ним не сделали.
— Скажи нам, где Кристина, — процедил Данила сквозь зубы.
— Я не знаю, не знаю! Она уехала!
— Когда? Куда? Где ее искать?! — продолжал Данила.
Руслан ссутулился, стал закрывать голову руками, а потом вдруг рванул с места и помчался прочь.
Я уже было бросился за Русланом, но Данила меня остановил.
— Не будем его догонять. Жалкое зрелище. Он принял нас за каких-то бандитов. Если он и Кристину сдаст — это будет совсем отвратительно.
*******
Данила развернулся и, опустив голову, побрел в направлении Тверской улицы. Я последовал за ним.
—Анхель, а как ты думаешь, он ее любит? — спросил меня Данила спустя какое-то время.
— Руслан — Кристину? — признаться, я удивился. — Странный вопрос. Он ведь ею пользуется.
— В этом мире все смешалось, Анхель. Ничего не разобрать, — Данила говорил медленно, растягивая каждое слово. — Ему понадобились деньги, и он вспомнил о Кристине. Вспомнил о Кристине, и подумал о ее чувствах. Подумал о ее чувствах и растрогался. Растрогался и почувствовал, что любит… Ведь может такое быть?
— Ну, в принципе, может.
— Вот и я думаю: любит он ее или не любит? И можем ли мы судить о человеке, о его чувстве, оценивая лишь его первоначальные побуждения.
— В смысле? — я не совсем понял, что Данила имеет в виду.
— Ну, в смысле… Вот представь себе человека — не важно, мужчину или женщину.
Он или она завязывает отношения с кем-то из корыстных соображений — что-то ему или ей от него надо. А потом влюбляется.
И я спрашиваю себя, можно ли верить такому чувству? Не может ли быть, что человек просто убедил себя в том* что он любит. Убедил, чтобы не мучиться угрызениями совести? Мол, это я не из корыстных соображений, это я по любви в этих отношениях. Понимаешь?
— Да. На этот вопрос трудно ответить.
— И вот я рассуждаю дальше. А если человек влюбился только потому, что другой человек показался ему физически привлекательным, не то же ли это самое, что и с корыстью?
— Данила, ты хочешь сказать, что если кто— то влюбляется просто потому, что он физически увлечен другим человеком, то это такая же корысть, как и любая другая? — этот вывод, признаться, ошеломил меня. — Но как тогда понять? Ведь желание физической близости от любви отсоединить невозможно! Любящий нуждается в близости с любимым человеком!
— Именно, Анхель! Именно! Какая разница, что лежит в начале любви? Какая разница, на каком основании она произрастает? Что было в начале? В одном случае, человеком двигало желание обрести некий статус.
Например, женщина хотела выйти замуж, как и ее подруги, чтобы не казаться белой вороной. Потом она влюбилась в своего избранника, но не сразу. Можем ли мы сказать, что это ненастоящая любовь?
Или другой пример: мужчина пытался завоевать какую-то недоступную ему женщину. И не потому, что она ему нравится, а для того, чтобы выглядеть в глазах своих друзей и знакомых более значительным, эдаким «мачо». Позже он в нее влюбляется, но ведь эта любовь с червоточинкой — сначала он обманывал эту женщину.
В другом случае, это деньги. Женщина хочет, чтобы ее мужчина был состоятельным, мог обеспечить ее саму и ее детей. Конечно, такой мужчина будет вызывать в ней какие-то чувства. Корыстна ли она, если состоятельный мужчина кажется ей более привлекательным, чем босяк, который никак не преуспел в этой жизни?
Или вот еще пример. Мужчина надеется, что влиятельная женщина окажет ему какую-то протекцию, если у них возникнут близкие отношения. Он будет испытывать к этой женщине благодарность и… в конечном счете, любовь. Но любовь ли это? Многие скажут, что нет, а он скажет, что да. Кому верить?
Наконец, секс. Человек просто хочет с кем-то физической близости. Банальное желание, но он убеждает себя, что любит. Ну, не ради же секса он сочиняет все эти свои баллады и клянется в верности?! Нет, он любит, причем, в первую очередь!
Все смешалось, Анхель. Все смешалось. Я ничего не понимаю. Когда мне говорят об искренней любви, я и не знаю, что думать.
— Да, я вспоминаю сейчас «Русалочку». Она ведь тоже любила не просто так. Она надеялась, что любовь к Прекрасному Принцу обессмертит ее.
Данила шел дальше в прежней задумчивости. Мне казалось, что мы то приближаемся к разгадке тайны первой скрижали, то, напротив, оказываемся все дальше и дальше от нее. Что вообще такое эта скрижаль? В каком виде она досталась Кристине? И досталась ли?
*******
Надо где-нибудь добыть денег, — Данила прервал свое молчание. — Если мы не будем соответствовать Кристине, то в следующий раз нас опять куда-нибудь не пустят. Ни в ресторан, ни в офис. Одному богу известно, где нам предстоит эта встреча… От продажи комнаты у меня осталось совсем немного денег, на них прилично в Москве не оденешься.
— Можно попробовать продать мой браслет, — предложил я. — Мама дала мне его со словами: «Это не для защиты. Он в помощь». Защищаться нам, действительно, пока не от кого, а вот помощь необходима. Не знаю, правда, сколько за него могут дать.
Не раздумывая больше ни минуты, мы отправились в ближайший ювелирный магазин. Там на мой браслет посмотрели и сказали, что нам нужен профессиональный оценщик. Мы были у него уже следующим утром, и здесь нас ждала большая удача.
Оказалось, что это вовсе не простой браслет. Сначала, правда, старый оценщик, взявший браслет на экспертизу, решил, что мы где-то его украли. Но мой паспорт с фамилией Куатьэ произвел на него магическое действие.
Старик рассказал нам легенду, которая связана с этим браслетом. Один из Людовиков имел связь с фрейлиной королевы. От этой связи родилась девочка, которую выдали замуж за графа де Куатьэ.
Король подарил этот браслет своей незаконнорожденной дочери в день ее свадьбы. С тех пор он передается из поколения в поколение в семействе де Куатьэ. Так он и попал от моего отца моей матери.
Этот браслет был внесен в специальные каталоги, но несколько десятилетий назад пропал из поля зрения коллекционеров. За него нам могли предложить гигантскую сумму, и, разумеется, я не стал отказываться.
Оценщик дал нам серьезный залог и взял браслет на комиссию. В течение двух-трех недель он обещал выплатить нам всю предполагаемую сумму.
— Так ты у нас королевских кровей расхохотался Данила, когда мы получили первые залоговые деньги.
— Да уж! — рассмеялся я в ответ. — Надеюсь, что ты у нас не из революционеров!
У нас было прекрасное настроение. Теперь, казалось, у нас не будет никаких препятствий, мы сможем найти первую Скрижаль Завета, а там уж…
Предвкушая скорую встречу с Кристиной, мы направились в первый попавшийся нам на глаза бутик и оделись в нем с ног до головы. Мы выбрали два одинаковых костюма — один светлый, для Данилы, другой — темный, для меня. Сюртучного вида пиджаки с воротником-стойкой, скроенные по фигуре. Брюки, ботинки.
Весь магазин сбежался смотреть на то, что из нас получилось. Выглядели мы колоритно. Рост у нас почти одинаковый. Данила — русый и светлокожий, я, наоборот, черноволосый и смуглый. Костюмы подчеркнули эту разницу, но при этом сделали нас странным образом похожими друг на друга.
— Ну, прямо как два ангела — белый и черный! — воскликнула женщина средних лет, заведующая кассой.
— Спасибо на добром слове! — рассмеялся Данила.
Расплатившись, мы направились к дому.
Данила ждал третьего видения.
По опыту своих прежних приключений он знал, что в череде событий третье — всегда самое важное. «Тройка» — это кульминация и перерождение.
Последующая «четверка» — это не четверка, а новая единица. «Не случайно у сказочных героев всегда только три попытки. Они или воспользуются третьей, или пиши — пропало!» — сказал Данила.
Впрочем, любой индейский шаман подтвердил бы правильность его слов.
Итак, мы ждали и дождались.
«Анхель! — позвал Данила, и я уже знал продолжение его фразы. — Началось!»
*******
Женя, перестань! — Кристина смеялась, глядя на очаровательного мужчину двадцати семи — тридцати лет.
Женя относился к разряду тех мужчин, которые до седин остаются «молодыми красавчиками». В юности они — «сладкие мальчики», в тридцать — они просто «очаровательны» и «просто очаровательны». В пятьдесят они — мужчины «приятной наружности».
Большинство мужчин проживает две жизни — до и после свадьбы. До свадьбы — они стройные, быстрые, решительные; после свадьбы — они толстые, медлительные и пассивные. Тип мужчин, к которым относился Женя, иной. В его случае свадьба, брак, семья не имели ровным счетом никакого значения — ни для психического состояния, ни для физического облика.
Мужчины этого типа всегда следят за собой. Их желание нравиться и быть в форме с годами не становится меньше. Они не так озабочены доказательством собственной мужественности, как желанием быть просто востребованными. Им нравится нравиться — таково кредо.
Все это вместе взятое позволяет им не сваливаться в мужиковатость, но и мужественности в них, как оказывается, не много. Ведь мужественность — это способность нести ответственность. Мужчина — это тот, кто защищает. Мужчины, подобные Жене, столь очаровательны, что у сильных женщин невольно возникает желание заняться их защитой.
— Я тебя не смешу! — с наигранной серьезностью отвечал Женя, продолжая гримасничать.
— Зачем ты меня позвал? — Кристина продолжала смеяться.
Просто соскучился, — Женя, как и всегда, отвечал прямо и без затей. — Думаю, как там поживает моя Кристина? Вопрос есть, а ответа нет. Вот и позвал. Свое кафе хотел тебе показать. Ты ведь у меня не была ни разу.
— Нет, не была, — Кристина огляделась по сторонам. — Хорошее. У тебя всегда был удивительный вкус, Женька!
— Еще бы! — это прозвучало как комплимент Кристине.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14