ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Радуясь возможности вырваться из лагеря и на время избавиться от ответственности, которая легла на него как на командующего Четырьмя Армиями, Харуз накинул поверх зимних одежд белый плащ и выскользнул из палатки. Вскоре ограда лагеря осталась далеко позади, и он направился к узкому проходу между двумя горными хребтами. Там было удобнее наблюдать, оставаясь незамеченным.
Чевин был человеком верным и надежным, но он не мог сравниться с Гиннелом. Как это Горину удалось сделать своим заместителем изгнанного короля? А в штабе Горина есть еще такие великолепные командиры, как Себастьян и Латром, не говоря уже о Рохане. Он завидовал способности Горина привлекать к себе талантливых мужчин. И женщин. Ясенка…
Он решительно отогнал эту мысль, пообещав себе, что постарается тщательно изучить Нордорн и узнать этот секрет. Пока в Ренделе не появился Горин, именно Харуза считали самым мудрым и сильным среди аристократов, и все стремились к нему, как будто надеясь, что его лучшие качества каким-то образом перейдут и к ним. А теперь он только и слышит: Горин, Горин, Горин… У этого мужчины повадки боевого кота — ни одного лишнего движения, и он всегда твердо знает, что ему нужно, и не испытывает сомнений. В другом человеке такая уверенность выглядела бы заносчивостью. Рядом с ним Харуз чувствовал себя неуклюжим и нерешительным.
Эти мрачные мысли тоже следовало отбросить. Он почти физически, словно лежащий на груди камень, ощущал овладевшие им раздражение и досаду.
День был хмурый, обещая новые снегопады; тусклое зимнее солнце закрывали тучи. Казалось, что холодный воздух обжигает легкие.
Что-то — или кто-то — приближалось к нему, и только слабый хруст снега выдавал приближение этого существа. Харуз поспешно спрятался за камнями, выступавшими из снега. Он знал, что в неестественной тишине будет слышен любой звук.
— Харуз? — произнес женский голос.
От неожиданности он резко втянул в себя воздух.
— Я ведь тебя слышу, знаешь ли. Биение твоего сердца звучит так же ясно, как и моего собственного. Если я могу обнаружить твое сердцебиение, то почему ты думаешь, что я не могла услышать твоего вздоха?
Харуз решил, что совершенно бесполезно продолжать прятаться от этой женщины, кто бы она ни была. Если она знает, где он укрылся, — так тому и быть. Он вышел из-за камней.
Женщина стояла так, словно ждала его прихода. Когда она вскинула голову, отбросив капюшон легкого плаща, то открыла лицо настолько прекрасное, что он снова резко вздохнул. Ее руки зашевелились, и с ее пальцев сорвалось несколько сверкающих снежинок.
— Разве ты не узнаешь меня, Харуз? — сказала она. Ее голос был низким и звучным. — Разве ты меня не помнишь?
— Не… не знаю.
— В последний раз ты видел меня на Большом Турнире, когда этот настырный юнец, Рохан, вмешался в мои планы.
— Ты — колдунья…
— Чародейка. Я — Флавьель.
— Зачем ты здесь?
— Я пришла к тебе, Харуз. Только к тебе. Не отдавая себе отчета в том, что делает, он подошел к ней и обнял. Она приникла к нему — жаркая, страстная. В его ноздри проник аромат ее духов, сложный и в то же время удивительно простой.
— Не могу поверить! — изумленно прошептал он.
— Поверь, что я — твоя, — отозвалась она. Ее губы приоткрылись. Они были очень красными.
— Но почему?
— Как много вопросов! Давай скажем так: я почувствовала ярость, которую вызывают у тебя сейчас вдовствующая королева и твоя предательница-жена. Эта ярость привлекла меня сюда — так же, как она привела тебя в то место, где я тебя ждала.
Тогда он обхватил ладонями ее лицо и поцеловал — так жадно, что повредил кожу на этих необычайно красных губах. Она гортанно засмеялась и ответила на его поцелуй с такой же страстью. А потом чуть отодвинулась, чтобы заглянуть ему в глаза.
— А ты готов стать моим? Станешь ли ты тем, кого я так долго ждала? Придешь ли ко мне? Предложить ли тебе то, что предлагала прежде всего один раз — и была отвергнута? Ты обладаешь долей силы, хотя она не развита и не приручена. Это я в тебе почувствовала. Хочешь, чтобы я в сто раз усилила твои способности? Я могу это сделать. В ответ тебе достаточно только присоединиться ко мне.
— Присоединиться к тебе… — откликнулся он. Ему казалось, что он тонет в глубинах ее глаз.
Он продолжал удерживать ее голову, ощущая между своими ладонями изящный, хрупкий череп. Харуз был достаточно силен, чтобы раздавить его как яйцо. А Флавьель бесстрашно улыбалась ему.
— Показать тебе?
— Покажи.
Она повернула голову, мимолетно прикоснувшись губами к его ладони. А потом выскользнула из его объятий и, взяв за руку, повела туда, где в укрытии нескольких скал дожидался чудовищный зверь. У него была длинная шея, а спину украшали острые шипы. Монстр поднял голову и устремил на Харуза бездонные черные глаза. Харуз инстинктивно отпрянул и схватился за меч.
— Не тревожься! — рассмеялась колдунья. — Он не тронет тебя, пока я с тобой. Однако тебе надо выпить вот это, чтобы ты не замерз там, куда я тебя повезу.
Флавьель вытащила из-под плаща небольшой пузырек, открыла пробку и протянула его Харузу. Не сомневаясь и не колеблясь, он выпил содержимое. Оно оказалось почти безвкусным, но моментально согрело все его тело. Она показала ему, как оседлать дракона: всадники сидели прямо за огромной головой зверя. А потом Флавьель ловко запрыгнула ему за спину и обвила руками за пояс.
— Вверх! — приказала она.
Огромные крылья, незаметные до сей минуты, расправились.
— Это ледяной дракон, так ведь? — спросил Ха-руз.
— Да.
Она ударила пятками по шее дракона. Крылья оглушительно хлопнули — и всадники на громадном звере оказались в воздухе. За спиной у них взметнулись вихри снега. Харуз почувствовал, что дракон летит с неохотой, и спросил у Флавьель, в чем дело.
— Они не любят летать в теплом климате: движение их слишком сильно разогревает. Но здесь для них уже достаточно холодно. А чем выше мы будем подниматься, тем холоднее там будет.
Харуз не ощущал холода: волшебное тепло надежно окутывало его. Видимо, это было действием того зелья, которое дала ему чародейка. Даже его дыхание перестало клубиться белым облачком и оседать инеем. Он сбросил с головы капюшон из меха вальвина.
Они летели высоко над горами. Вершины оказались настолько острыми, что, казалось, могли порезать пальцы, если бы он до них дотронулся. Когда они прорвались сквозь слой облаков и оказались на ярком солнце, все стало блестящим и переливающимся: чешуя дракона, на котором они летели, одежда Харуза, покрытая изморозью, и развевающиеся волосы Флавьель.
— Мне хотелось показать тебе это, — сказала она.
Руки, обвивавшие его пояс, сжались крепче, и она положила голову ему на плечо.
— У меня нет слов! — отозвался Харуз.
Он уже немного освоился на спине у дракона. Езда на нем не очень сильно отличалась от езды на крупном коне. Чтобы сохранять равновесие, он ухватился за чешуйчатые выросты на голове, как если бы это были поводья.
Флавьель снова сжала пятками шею дракона, и тот повернул, величественно паря на широко раскрытых крыльях. А потом они начали снижаться. Стоило им снова пробиться сквозь облака, Харуз понял, что они находятся поблизости от того места, где начали подъем.
— Посмотри! — приказала Флавьель. — Туда, направо!
Он увидел блестящую нить льда на вершине горы, возвышавшейся над перевалом. Издали полоска казалась очень узкой.
— Что это? — спросил Харуз.
— Ледяная река. Обычно они ползут по земле, пока не доберутся до моря. Там они разбиваются на огромные куски льда, которые настолько опасны, что корабли стараются к ним не приближаться.
Харуз кивнул. Он слышал о подобных вещах.
— Но я не знал, что они берут свое начало высоко в горах.
— Это бывает нечасто. Здесь они будут ронять ледяные глыбы на все, чему не посчастливится оказаться под ними. — Она освободила одну руку и вытянула ее в сторону ледяного потока.
— Смотри. Убедись в моей силе.
Повинуясь ее жесту, полоска льда стала расширяться. Она дрожала над пропастью. Даже с той высоты, на которой они находились, Харуз услышал, как она скрипит и трещит. Эти звуки напомнили ему треск льда, на который вылили горячую воду. С края ледяного потока сорвалось несколько сверкающих осколков. А потом шум прекратился. Замерзшая река на какое-то время затихла и остановилась.
— Все готово! — радостно сказала Флавьель. — Теперь тебе надо привести ренделцев на перевал. В нужное время я позабочусь о том, чтобы река сбросила лавину огромных кусков льда на авангард, в котором будут находиться все командиры, кроме тебя. И война закончится. — Она заставила Харуза повернуться лицом к ней. — И ты будешь моим, а я буду твоей, целиком и полностью. Мне будет очень трудно дождаться этого дня!
— А надо ждать?
— Нет!
Харузу показалось, что он тонет в ее глазах. Он не замечал, что ледяной дракон вернулся на землю, пока они не слезли с него. Поблизости оказалось укрытие, сооруженное из веток деревьев. Ему в нос ударил терпкий аромат зеленых иголок. В шалаше ветки образовали мягкий ковер. В центре, в выложенном камнями углублении, горел небольшой костер, и почти невидимая струйка дыма уходила через свод в том месте, где соединялись наклонные стены шалаша. С одной стороны от огня на свободном пространстве были разложены меха, из которых устроена постель.
Харуз не знал, он ли заключил Флавьель в объятия или она притянула его к себе.
— Я люблю тебя! — сказал он много позже. Он ласково откинул у нее со лба пряди волос.
Они все еще сверкали, словно покрытые ледяными кристалликами, хотя внутри шалаша было довольно тепло.
— Ты об этом не пожалеешь, — пообещала она. — Я дам тебе такие силы, какими не владел ни один человек.
Харуз вспомнил про Ису и Зазар. Казалось, колдунья прочла его мысли — и засмеялась.
— Ни один человек, — повторила она. — Тем, которые остались в Ренделе, только кажется, будто они знают, что такое сила. Они едва пригубили ее. Со мной ты будешь пить ее, пить вволю.
И он снова почувствовал, что теряется в ней — чего не чувствовал прежде ни с одной женщиной. За стенами шалаша зубы ледяного дракона коротко лязгнули, словно он проглотил какое-то насекомое, и, услышав это, Флавьель рассмеялась.
Наконец он со вздохом разжал руки и потянулся за своей одеждой.
— Мне надо вернуться в лагерь. Иначе меня пойдут искать.
— Тогда я не стану тебя останавливать.
— Но как я могу уйти? Почему нам нельзя улететь на твоем ледяном драконе? А потом я поведу армии против своих новых врагов!
— Нет-нет, мой Харуз. Тебе еще какое-то время надо будет притворяться, будто ты верен Ренделу. Надо выбрать подходящий момент. И тогда, обещаю тебе, мы будем вместе, и Харуз-Покоритель с победой поведет нас в наши новые земли, и даже до самого королевского дворца Ренделшама.
Продолжая слышать ее обещания и ощущать на губах вкус ее поцелуев, он неохотно расстался с ней и отправился обратно в лагерь. Запоздало он удивлялся тому, с какой легкостью принял у Флавьель зелье. Когда-то — теперь ему казалось, что очень давно, — кто-то… его жена!., предложила ему прощальный кубок, возможно отравленный. Это должно было бы научить его осторожности. Конечно, та его давняя жена была мерзкой предательницей, и о ней не следовало бы упоминать одновременно с сияющей, блестящей Флавьель. И теперь Харуз отнюдь не ощущал действия яда: наоборот, он еще никогда не чувствовал тебя таким здоровым, таким сильным, таким уверенным в себе, как в эту минуту. Да, он готов доверить Флавьель больше, чем собственную жизнь.
Он был прав, считая, что его хватятся. Поднимаясь на холм, он увидел Чевина, который ехал во главе отряда из шести человек. Если бы они застали его в объятиях Флавьель, он не смог бы дать удовлетворительного объяснения.
Он помахал им рукой, показывая, что все в порядке.
— Мы уже начали о вас тревожиться, сударь, — сказал его заместитель, когда они съехались. — Я знаю, что вы внимательны и осторожны, но все же мы на вражеской территории.
— Как видишь, твоя тревога была беспочвенной, но я благодарю тебя за нее.
Чевин с любопытством посмотрел на него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...