ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Anita, вычитка Iris_sh
«Страстное влечение»: Панорама; Москва; 1996
ISBN 5-7024-0396-7
Аннотация
Роман Джефа и Глории длился всего два дня. Разрыв произошел внезапно из-за нелепой случайности, и Джеф уехал в Америку, где его ждала невеста. Глория выходит замуж.
И вот новая встреча через десять лет… Поймут и простят ли они теперь друг друга, будут ли вместе, или судьба вновь разведет их?..
Леона Бэррон
Страстное влечение
1
– Что-нибудь еще, миссис Коннел?
Глория обернулась на голос своего секретаря, отойдя от окна, где стояла, задумавшись вот уже несколько минут. Она так устала, что мечтала только об одном: сесть в кресло, положить длинные ноги на стол и не обращать ни на что внимания. Но такая вольность не способствовала бы поддержанию имиджа первоклассного бухгалтера компании, и, кроме того, она назначила встречу. Глория взглянула на часы – прошло не меньше десяти минут.
– Пожалуй, ничего больше не нужно. Спасибо, Эми.
– Но голос у вас все еще хриплый. Может быть, еще одну таблетку?
Глория сдвинула большие тональные очки на переносицу и улыбнулась заботливой помощнице, работавшей у нее с первого дня появления в «Кэстли и K°».
– Еще немного, и я буду в полном порядке. Да, как только придет мистер Маллоун, пошлите его прямо ко мне. Потом можете быть свободны. Эми покачала головой.
– Не хочу настаивать, но если быть откровенной, я тоже хотела бы посмотреть на «восходящую звезду». Интересно проверить, насколько его голос соответствует внешности.
Глория откашлялась – она еще не совсем оправилась от перенесенной на прошлой неделе болезни.
– Едва ли! Кстати, оставьте мне его бумаги, ладно, Эми? Спасибо.
Глория подождала, пока Эми уйдет, а затем взяла досье на Джефа Маллоуна. Странное впечатление произвел на Эми клиент, подумала Глория, но, изучив повнимательнее бумаги, вынуждена была с ней согласиться. В самом деле, кого в здравом уме не насторожила бы подобная характеристика?
Джеф Маллоун, возраст 34 года. Родился в Бостоне. Учился в Гарвардском университете. Диплом получил с отличием. Был включен в американскую лыжную команду, но не смог принять участие в соревнованиях, так как повредил кисть, когда с риском для жизни обезоружил на улице Нью-Йорка убийцу, сдав его потом полицейским.
Здесь Глория снова улыбнулась. Кто бы ни был тот человек, что собирал данные на Маллоуна, он прав, написав на полях, что в действительности таких парней просто не бывает. Нет, конечно. Глория быстро пробежала глазами оставшуюся часть данных: сплошные похвалы. Кажется, он еще и филантроп в таком относительно молодом возрасте. Вот и детский госпиталь в значительной степени построен на его деньги. Нет, она не может не согласиться с автором досье: здесь что-то не то. И Глория принялась фантазировать: каким, на самом деле предстанет тот герой. Вдруг он окажется невысоким, слабым? Или полным? А, может быть, и тем и другим. Она покачала головой. Лыжники обычно имеют гибкое и стройное тело. Придется ждать, пока он придет.
Глория взглянула на часы, поблескивавшие на запястье. Он должен был прийти десять минут назад. Раз не пришел, она, пожалуй, может принять душ.
Глория вошла в ванную. Слишком роскошная, думала она, посматривая на дорогое оборудование и вспоминая спор с боссом насчет такой привилегии. В глазах Алана Кэстли она заслуживала большего. Он энергично качнул головой и сказал:
– Глория, ванная теперь ваша! Не спорьте, такая женщина, как вы, заслуживает бассейн, а не ванную!
Ей показалось странным, что никто из сослуживцев не возражал. Глория сначала объясняла это тем, что она единственная женщина среди большого количества мужчин в бухгалтерии Алана, и они считают своей обязанностью заботиться о ней. Это было приятно.
Глория вздохнула. Потом-то она поняла, что и согласие всего мужского коллектива, и решение Алана, который не раз пытался превратить служебные отношения в более интимные, выражало тайные надежды, которые питали по отношению к ней многие коллеги. Она, конечно, не отталкивала их, но старалась держать на расстоянии. Несколько лет назад она решила, что ее жизнь, полная работы и забот о маленьком сыне, слишком сложна для того, чтобы добавлять в нее какие-либо увлечения, тем более что однажды ее жизнь уже была перевернута опрометчивым романом.
Глория пристально взглянула на свое отражение в зеркале. Обычно она старалась выглядеть скромной, деловой женщиной. Костюм из льна, стильный, в блеклых тонах, очень хорошо сшитый, прекрасно скрывал полноту груди, так как слишком много мужских взглядов задерживалось ниже ее шеи. Невозмутимый имидж тщательно продуман. Это была маска, за которой пряталась совсем другая Глория Коннел. Когда же беззащитная сирота стала такой независимой женщиной? Это произошло в течение одной ночи. Глория закусила губу. Нет, не ночи. Это произошло в тот уикенд.
Она услышала легкий звук, стук двери и голос Эми, что означало приход клиента. Глория быстро надела туфли на высоких каблуках, которые носила, чтобы произвести нужный эффект – и без того длинные ноги казались в них бесконечно длинными, – и вышла навстречу клиенту. Шаги ее замедлились, как только она увидела его и услышала бормотание Эми:
– К вам мистер Маллоун, миссис Коннел.
Глория едва разобрала слова Эми. С ней произошло что-то вроде ступора. Она не могла ни говорить, ни двигаться. Пульс участился. Что-то случилось и со зрением. Как будто бы она наблюдала все происходящее в телескоп. Это был он. Ее ночной кошмар и ее заветная мечта осуществилась. Или она сошла с ума? Не галлюцинация ли этот мужчина, о котором она грезила и из-за которого страдала в течение девяти лет?
Глория глубоко вздохнула, осознав, что это не галлюцинация. Он здесь. В ее офисе. Джеф. Отец ее сына.
Глория часто-часто заморгала. Она понимала, как странно, должно быть, выглядит, но не могла ничего с собой поделать. Она буквально лишилась дара речи.
Он вернулся ко мне, безрассудно думала Глория, и ее тело, казалось, само стремилось к нему, к его соблазняющему теплу, которое она помнила слишком хорошо. Но он пристально смотрел на нее, и красивое лицо не выражало ничего, кроме холодности и безразличия. Сердце Глории остановилось: она поняла, что случилось невероятное: он не узнал ее!
Глория продолжала стоять, в полной растерянности уставившись на него, не зная, что говорить или делать, забыв, что находится в собственном офисе, не замечая, что рядом секретарша, в недоумении смотрящая на нее.
– Что с ней? – обеспокоенно повернулся молодой человек к Эми. – У вас здесь есть врач на всякий случай?
Но прежде чем Эми собралась что-либо ответить, Глория уже взяла себя в руки. Он пришел не за тем, чтобы вернуться к ней, как ей показалось в припадке безумия. Мужчина, о котором она тосковала все эти годы, абсолютно не имеет представления о том, что перед ним та самая Глория… Но чего она ожидала? Почему решила, что значит для него больше, чем все те женщины, которых он заманивал в постель…
И эта горькая правда словно наполнила ее ядом, устранив все фантазии и заменив их гневом.
– Мистер Маллоун? – переспросила она холодно. – Очень приятно познакомиться.
Голос Глории звучал фальшиво, и она не предложила ему руку. Они стояли, глядя друг другу в лицо через стол, подобно двум боксерам перед началом схватки.
Глория заставила себя ясно мыслить; нужно быть более дипломатичной, чтобы осуществить задуманное. Она улыбнулась, стараясь голосом не выдать охватившего ее отчаяния.
– Не хотите ли присесть, мистер Маллоун?
Напряжение мускулов смуглой щеки выдавало сильное раздражение Джефа. Он слегка качнул головой, и Глория поняла, что настаивать бесполезно. Психологически он сейчас гораздо сильнее. Глория решила выйти на некоторое время, но элементарная вежливость требовала соблюдения внешних приличий.
– Не хотите ли кофе?
Она произнесла это так, будто ее душили. Джеф продолжал раздраженно смотреть на нее.
– Благодарю, – сказал он с сарказмом. – Не хочу.
– В таком случае, Эми, – она изобразила что-то похожее на улыбку, – я справлюсь со всем сама. Жду вас завтра утром.
– Хорошо, миссис Коннел.
Даже профессиональная вышколенность не помогла Эми скрыть сомнения в голосе. Но кто может винить ее, если она сама, Глория, ведет себя так, словно сошла с ума?.. Глория увидела темную, язвительно поднятую бровь, взгляд, направленный на Эми, и в душе поблагодарила своего секретаря за выдержку.
Как только Эми вышла и дверь офиса закрылась. Глория поймала на себе холодный пристальный взгляд.
– Простите, мне бы хотелось выйти на несколько минут, – поспешно произнесла она.
Джеф ничего не ответил, но выражение его лица говорило само за себя: странная женщина. Ей удалось дойти до ванной не спотыкаясь, и отвернуть кран на полную мощность, как будто она надеялась, что вода смоет все, оставив лишь те проблемы, которые можно решить очень просто.
Глория быстро нащупала пульс на запястье и подставила руки под холодную воду, чтобы затем их прикосновением снять два больших алых пятна на щеках, поразительно контрастирующих с бледностью лица. Она должна контролировать себя. Ее реакция оказалась абсолютно непредсказуемой. Ведь он забыл все, что случилось много лет назад… Глория закусила губу. Великолепная ночь, которую они провели вместе, ничего не значила для такого человека, как он. Она неверно истолковала то, что было для него просто развлечением, и не имела права обременять его последствиями того рокового уик-энда. Теперь он не более чем ожидающий клиент. Но Глория уже отлично знала, что нуждается в нем не как в клиенте. Она любит его и не может работать с ним, как будто ничего не было раньше. Глория подумала, что, если рассказать ему о Брайане, их чувства могут стать взаимными. И все то время, пока она готовилась вернуться в офис, внутренний голос говорил ей: расскажи ему! Расскажи о Брайане!
Джеф Маллоун все еще стоял, глядя в окно, когда дверь ванной закрылась за Глорией. Услышав шаги, Джеф повернулся.
Сказать ему? – подумала она, но эта мысль сразу исчезла, как только их глаза встретились. Он действительно не узнаёт меня, с тоской подумала Глория и тут же дала себе слово больше не поддаваться болезненным воспоминаниям.
– Не хотите ли присесть? – Она указала на стул перед ее столом.
Через секунду Джеф уже сидел напротив.
– Спасибо.
За вежливостью Джефа, по всей видимости, что-то скрывалось. Он наблюдал за ней, пока она садилась, так внимательно, что Глория в любую секунду ожидала услышать: «Ба!», но, конечно, этого не произошло.
– Вы всегда так враждебно настроены к клиентам, миссис Коннел? – холодно спросил он.
Ей удалось ответить так же невозмутимо:
– Я перенесла осложнение после гриппа и теперь страдаю повышенным давлением. Не всегда удается скрыть свое состояние. – Слова прозвучали как отговорка, и оба понимали это.
На самом деле Глория была оскорблена, поэтому не думала и не заботилась о последствиях. Она очень хотела, чтобы он ушел, и побыстрее. Потому что, сам не зная этого, он нарушил ее покой. Иначе, почему же ладони стали такими влажными, что пришлось тайно вытереть их о юбку, и почему сердце бьется так неистово? Он перевернул когда-то ее жизнь, и она сделала бы все, что в ее силах, чтобы быть уверенной, что Джеф не поступит так еще раз.
Его светло-зеленые глаза продолжали смотреть на нее в упор, и она ожидала новой реплики, но Джеф откинулся на спинку стула, как будто решив немного передохнуть.
– Что с вами, дорогая? – Он внимательно оглядел ее короткую мальчишескую стрижку. – У вас проблемы?
Щеки Глории снова залились краской.
– Хорошо, – не выдержав паузы, возобновил беседу мистер Маллоун. Его голос уже звучал не так надменно. – Позвольте мне начать, миссис Коннел. Я много слышал о вас и о ваших необычных талантах.
– Мистер Маллоун! – Она не могла больше терпеть. – Я думаю, будет лучше, если вы уйдете.
– Уйти? – Его тон снова стал насмешливым. – Но я только пришел.
– Мне очень жаль. – В действительности она так не думала. – Очевидно, нам все же не придется работать вместе. – Глория небрежно захлопнула потрепанную папку с бумагами в знак того, что разговор не состоялся, но, к ее разочарованию, он еще беспечнее развалился на стуле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Загрузка...

загрузка...