ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я принесла старому молока и блин. Он вежливо поклонился мне, быстро, так же как его внук, заглотнул блин, полизал сахар: зубов у него, как мне показалось, не было. Потом склонился над чашкой с молоком и стал тянуть его, с наслаждением закрыв глаза.
Остальные старички сидели рядышком на сухой хвое и смотрели. Потом они всё так же гуськом пошли за калитку, а Лёша отправился с нами.
– Приходите и завтра, – пригласила я старичков. – Милости просим.
Они вежливо поклонились мне, только один, самый толстогубый, вдруг смешно чмокнул губами, а второй, хихикнув, сказал:
– Только вы ни на что не рассчитывайте! Хи-хи!
– На что не рассчитывайте? – Я удивленно пожала плечами.
Но старички уже подтолкнули в затылок этого деда Хи-хи и отправились домой. Они были очень старые и шли медленно.
Мы вернулись домой, поужинали тем, что осталось, потом все вместе прогулялись до соседского дома. Я забежала туда сказать, что с завтрашнего дня будем брать молока на два литра больше.
6
Наконец-то приехал мой отец, Любашкин дедушка, теперь можно съездить в город за продуктами. Раньше мы с Тяпкиным обходились тем, что было, но такую ораву прокормить местными ресурсами мне, конечно, не под силу. Старички, несмотря на преклонный возраст, ели много и отнюдь не придерживались молочно-растительной диеты. Они ели все, что я им давала, исключая вещи несущественные – чай, кисель и компот. Мясные и рыбные консервы им нравились наравне с молоком, а брынза, пожалуй, больше всего.
Короче говоря, я попросила деда остаться на сутки с Тяпкиным, осторожно сказав, что человек завел себе подопечных ежиков и скармливает им вечером кастрюлю молока, – мешать ему в этом не следует.
– Ты не ходи с ней, – попросила я. – Спугнешь зверят, реву будет на весь лес.
Я опасалась, что дед поругается со старичками. Он был у нас характерный, неуживчивый и почему-то терпеть не мог своих ровесников. Дружбу он заводил с молодыми. Тем не менее я побаивалась, как он примет Лёшу. Но тут всё обошлось довольно просто.
– Это ещё что за чучело? – спросил дед, увидев Лёшу.
– Я не чучело, а Лёша, – сказал Лёша обиженно.
– Откуда ты взялся? – Деду, судя по всему, понравилось, что «чучело» разговаривает.
– Я в лесу живу, – объяснил Лёша и показал рукой в сторону песчаной горы. – А ты и спишь в очках?
– Нет, я их снимаю и кладу на стол.
– А они тебе зачем?
– Книжки читать.
– А Любка говорит, чтобы лучше сны видеть!.. – Лёша посмеялся, тараща глаза, потом попросил меня: – Мама, купите мне очки в городе, я тоже хочу книжки читать.
– Очки тебе ни к чему, – сказал дед. – Ты же видишь буквы?
Он открыл какую-то детскую книжку и показал Лёше.
– Вот буква «А», видишь?
– Вижу «А»! – обрадовался Лёша. – И вот вижу «А», и вот я вижу «А».
– Я тоже вижу «А»! – ревниво сказал Тяпкин. – И ещё я «М» знаю. «М» и «А»: «Ма-ма»! Вот.
Я пошла на станцию спокойная. Теперь деду хватит на сутки развлечения – обучать лешонка и Тяпкина грамоте. Дед выучил меня читать в четыре года, сестренка читала уже в три с половиной, ну, а Тяпкин может складывать слоги в, свои три года и два месяца. И это не потому, что очень уж способный – Тяпкин, пожалуй, самый ленивый из нас, – просто деду сейчас делать нечего.
– Дедуш, – сказал Тяпкин, – давай поразговариваем.
Тяпкин сел на крыльце, положив ладошки на колени, и посмотрел на деда снизу. Лёша сел рядом с Тяпкиным, вытянув ноги, и оперся руками позади себя. Так сидеть ему было удобней, чем когда он ноги свешивал. Лёша тоже посмотрел на деда снизу. Дед, в общем, чем-то походил на его старичков: нос большой, зубов нет, шея морщинистая, голова лысая, немножко белых волос у висков и на затылке, на носу очки.
«Ничего, – подумал Лёша. – Неплохой дедушка у Любки. Хороший парень».
– Сейчас чай вскипячу, потом посмотрим, – сказал дед, разжег керосинку и поставил на неё чайник. У него круглые сутки на керосинке кипел чайник, беда просто, сколько он керосину тратил, а ходить за ним было далеко.
– Будем чай пить? – дипломатично спросил Лёша.
– А ты чай любишь? – обрадовался дед, решив, что нашел себе сочашника. – Крепкий чай, брат, я тебе скажу, – незаменимое дело.
Лёша гмыкнул что-то неопределенное, но Тяпкин жестоко сказал:
– Никакой он не чай любит! Он и кисель тоже не любит и компот. Он твердое любит – конфеты!
– Я люблю и мягкие конфеты, – скромно возразил Лёша. – Такие шоколадные…
– Ну, хорошо. – Дед, как ребенок, которому дали новую игрушку, снова взял книжку и сел на крыльце рядом с Лёшей. – Чай закипит скоро, а пока посмотри сюда: это какая буква?

– «А», – без особого труда узнал Лёша. – И вот «А», а вот «О», а вот эта, как домик…
– Не домик, а «Д», – ревниво сказал Тяпкин и подвинулся так, чтобы Лёше не было видно книжку на коленях у деда.
– Дедуш, я тоже хочу смотреть.
– Подожди, – отмахнулся дед и, потеснив Тяпкина, вывернул книжку так, чтобы видел её только Лёша. – А где ещё «Д»? А вот рядом «О», а вот «М». Что вместе вышло?
– Дом! – торопливо выдохнул Тяпкин, ожидая, что дед его похвалит, но дед сердито сказал:
– Не мешай, Люба! Я же не тебя спрашиваю! Я знаю, что ты знаешь.
– А я не знаю, – проворчал Тяпкин. – Я всё давно позабыла про твои книжки. Ну и пожалуйста, я уйду.
Тяпкин сполз со ступенек, медленно хлопаясь задом на каждую, ожидая, что дед его поругает, чтобы он не рвал и не пачкал штанишки, но дед занялся своим Лёшенькой и на Тяпкина внимания не обращал.
Тогда Тяпкин пошел по дорожке вниз до калитки, потом постоял у калитки. Никто его не позвал. Тогда он побрел тропкой вдоль ручья по оврагу, увидел беленького козленочка и встал на четвереньки, чтобы его понюхать. У козленочка уже выросли маленькие рожки, ноги тоже стали подлиннее, вообще он был уже вовсе не такой мягонький и шерстяной, как прежде, когда его нюхал Лёша. Тяпкин всё же потянулся к козленку носом, тот тоже потянулся, потом вдруг встал на дыбки и нагнул голову.
«Ка-ак боднет! – подумал угрюмо Тяпкин и отполз в сторону, куда у козленка веревки уже не хватало. – А Лёшка там сидит, конфеты ест!» – подумал он дальше, поднялся и пошел домой.
И точно. Чай уже закипел, дедушка заварил маленький чайничек, налил себе в стакан черного чаю, сидел и пил, изредка приговаривая: «А-ах, а-ах!..» Лёшка сидел и грыз сразу две конфеты: одну – соевый батончик, вторую – мятную.
– Ну, где ты ходишь? – добродушно спросил дед и опять сказал: – А-ах! Давай я тебе чаю налью.
– Не хочу я твоего чаю! – сказал сердито Тяпкин и посмотрел с завистью на Лёшу.
– Ну тогда возьми себе конфетку на столе, – согласился дед и снова налил себе полный стакан чаю.
– Ты постуди, – посоветовал Лёша, – постуди, и он остынет.
– Зачем? – удивился дед. – Я люблю горячий чай.
– А тебе больно, когда ты пьешь?
– Нет. С чего ты взял?
– А ты плачешь.
– Это он не плачет, – объяснил Тяпкин. – Это ему вкусно…
– А я твоего козленка нюхал, – сказал он погодя. – Противный такой, бодаться хотел…
– Вырос уже, – равнодушно сказал Лёша. – Большие, они всегда бодаются. Дедуш, давай читать, – заторопил он деда.
Дед, отставив в сторону свой любимый чай, разложил снова перед Лёшей книжку и стал его спрашивать, где какая буква. А Лёшка отвечал всё правильно, и дед радовался. Потом Лёша прочитал одну подпись под картинкой, потом другую, и дед, очень довольный, сказал Тяпкину:
– Видишь, как мальчик старается? Если бы ты так старалась, давно бы научилась читать и матери не мешала.
– Я и не хочу стараться.
– Не можешь, потому и не хочешь. Книжки – это целый мир. Без книжек будешь дура дурой, на кухне с кастрюльками. – Как всегда, дед забывал, что его собеседнице три года и два с половиной месяца. Спорил он с ней на равных и на равных обижался на Тяпкина, а мне приходилось их мирить.
Чай сбежал на керосинку, дед пошел, снова заварил, долил остатки воды из ведра в чайник и сказал Тяпкину:
– Ладно, пойдем за водой.
По-моему, это было любимое занятие деда – ходить за водой. «Я сегодня восемь раз за водой ходил!» – говорил он мне, когда я спрашивала его, отчего он так устал. «Зачем же именно восемь раз?» – «Ты. знаешь, я без чаю не могу!» – «Но тебе с твоим сердцем вредно выпивать за день восемь ведер чаю», – ехидно говорила я, и дед, поняв, что он попал впросак, оправдывался: «Ну, посуду мыли… Ты знаешь, я не могу без воды».
Просто у него чайник за чайником выкипал на керосинке, и если я утром наливала керосинку полную, то вечером находила её совершенно пустой.
– Пошли, – обрадовался Тяпкин и взял свое маленькое ведерко.
Колодец был на той стороне оврага, за линией железной дороги, шли они до него довольно долго, гремели ведрами. Тяпкин тоже весело грохал своим ведерком, а Лёша прыгал впереди.
Наконец они дошли до колодца, а Лёша вдруг сказал:
– Дедуш, а я могу написать «Лёша».
И написал на песке своей широкой ладошкой: «Лёша». Дедушка похвалил его, назидательно взглянув на Тяпкина. Тяпкин засопел ревниво, а когда Лёша залез на сруб колодца и нагнулся, чтобы посмотреть в воду – он очень любил смотреть в воду и не боялся ее, не то что старички, которые опасались, что сгниют, – Тяпкин тихонько толкнул Лёшу в спину, и тот упал в колодец.

Тяпкин испугался и заревел. Дед тоже испугался и долго вычерпывал лешонка из колодца. Тот плавал сверху, но дед никак не мог его подцепить ведром, потом достал, посадил на солнышко греться: Лёша очень замерз.

Дед сказал Тяпкину:
– Дрянь ты все-таки девочка! – Это у него было самое сильное ругательство.
Тяпкин огорчился и пошел домой один, с пустым ведерком. Шел и ревел. И через линию переходил, не смотрел на поезд – пусть его нарочно задавит, но поезда тут ходили очень редко.
Хорошо, что я вернулась вечером, не стала ночевать в городе. Дед читал в комнате, Лёши не было, а Тяпкин сидел на крылечке в одном платье, весь замерзший и всё ещё ревел. Он весь распух от слез.
Не стала я разбираться, кто прав, кто виноват, сходила за молоком, напоила насильно Тяпкина и уложила спать, побежала покормить старичков, но старички либо не дождались, либо вовсе сегодня не приходили. Вот тебе и съездила за продуктами!.. Мисочку с молоком я, однако, оставила в лесу, утром она была сухой.
7
Дед ушел утром совсем рано, даже не попрощавшись с нами. По правде говоря, хотя мне было очень неприятно, что всё так получилось, но при чем тут я? И к тому же дед в таких ситуациях каждый раз забывал, что Тяпкин ещё совсем маленький. Часто и я забывала об этом, спрашивала с него, как со взрослого.
Тяпкин проснулся, но долго лежал, притворяясь, что ещё спит, потом я сказала ему:
– Вставай, вставай, я уже завтрак приготовила, всё равно не спишь!
Он мрачно встал, натянул пижаму, умылся и сел завтракать, положив подбородок на край стола, чтобы не видеть никого. Я думаю, он не знал, здесь дед ещё или уехал, и боялся, что тот опять начнет его ругать. Съел все, что я ему положила, выпил чашку молока и ушел в сад. Не остался на крыльце, как обычно, а пошел в уголок сада, примостился на пенечке, положив ладони на колени, и сидел так, смирный и подавленный. Мне было видно его из окна, когда я отрывала глаза от работы.
Я нарочно не говорила с ним про Лёшу, ждала, пока он сам заговорит. И потом, на свежую голову мне всегда казалось, что никакого Лёши нет и не было.
Посидев, Тяпкин начал расхаживать по саду, заложив руки за спину.
Варвара Георгиевна, поднимавшаяся по тропке с ведрами, спросила, почему он такой мрачный. Тяпкин сначала не отвечал, потом сказал:
– Потому что у меня плохое настроение. И никого об этом не спрашивают!
Я сделала вид, что не слышала разговора, не хотелось мне его ругать. Наконец где-то перед самым обедом он пришел ко мне, встал молча возле стола, заложив руки за спину, нагнув голову и выпятив живот, – в своей любимой позе.
Потом освободил одну руку и потер ладошкой стол возле моего локтя. Я подняла голову.
– Мам, – сказал Тяпкин.
– Да?
– Я не хотела утопить Лёшку.
– Ты нечаянно его толкнула?
Тяпкин помолчал, соображая, не лучше ли сказать «нечаянно», потом, однако, произнес:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...