ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тяпкин и Лёша встречали каждый пакет воплями восторга, а когда дед достал кулек с финиками, кулек с первыми в этом году мелкими яблоками «белый налив», мягкий батон с изюмом, два бублика и банку шпрот, то уж тут Тяпкин и Лёша просто всё время без умолку выли, точно волки в лесу: «У-у-у-у…» Дед довольно улыбался, хотя обычно он Тяпкину шуметь не велел: от шума у деда болела голова.
Им теперь было хорошо и весело: дед пил свой черный чай, закрывая от удовольствия глаза и постанывая, а ребята быстро съели конфеты и принялись за финики, показывая друг другу и дедушке обглоданные косточки, чтобы не проглотить, а то подавишься. После этого они съели яблоки и по полбублика, выковыряли из батона изюм и подождали, не даст ли им дед чего-нибудь ещё. Но шпроты дедушка открывать не стал, сказал, что оставит их к обеду. Тогда ребята взяли куски батона с выковыренным изюмом и отнесли их в мисочку старичкам. Старички любили белый батон и без изюма.
Когда они вернулись, дедушка уже кончил пить чай и предложил пойти на речку, если Лёша достаточно хорошо себя чувствует.
– Достаточно, достаточно! – закричал Лёша и спросил: – А на какую речку?
– На настоящую! – важно объяснил Тяпкин. – Не на твой паршивый ручей. На настоящую, глубокую, там все купаются и плавают, там – с ручками!

Дедушка снял рубаху – он любил за городом загорать и не боялся солнца, – надел белую фуражку, но не от солнечного удара, а просто потому, что стеснялся ходить при незнакомых людях с лысой головой, взял полотенце, велел ребятам надеть панамки, и они все отправились на речку.
Сначала Лёша немножко отставал, потому что после болезни забыл, как надо прыгать, но скоро вспомнил, развеселился и запрыгал высоко и весело, то обгоняя дедушку и Тяпкина, то задерживаясь возле какой-нибудь интересной ему вещи. Им встретился их старый знакомый козленок, он был уже совсем большой, и, когда Тяпкин захотел погладить его по спинке, козленок встал на дыбки и нагнул беленькие, довольно острые рожки.
– Глупый, не соображает ничего! – снисходительно сказал Лёша. – Большой уже, а глупый. Не трогай его, не надо. Он просто боится.
Лёша отыскивал в траве возле тропки перезрелую землянику и честно делил одну себе, одну дедушке, одну Тяпкину. Потом им навстречу попалась собака.
Тяпкин сначала обрадовался, а потом испугался, как бы она не загрызла Лёшу, и закричал. Но Лёша спрятался в траву, собака пробежала мимо, по своим делам, а дедушка сказал:
– Умная собака никогда не тронет маленького, у меня уж были собаки, я знаю.
Тяпкин промолчал, потому что хотя он очень любил собак и просил, чтобы ему купили щенка, но во дворе одна собака чуть не загрызла совсем маленького котеночка.
– Она меня не унюхает никогда! – успокоил его Лёша. – Просто я же не пахну. Я ей – как шишка какая-нибудь. Что она дура, что ли, шишки есть?
Так, разговаривая о разных интересных вещах, они дошли до обрыва над речкой. Лёша раньше всех допрыгал до обрыва, остановился и, взявшись ладошками за голову, ахнул:
– О-ой, сколько воды!.. Ой, Любка, я этого никогда не видел!
– Это вот речка, – нравоучительно объяснил Тяпкин. – А то просто ручей. Понял ты теперь?
Собственно, и эту речку почти в любом месте можно было перейти вброд, но кое-где всё же было по шейку, и, спустившись вниз, дедушка разделся и стал плавать, потом вылез, взял Тяпкина за руку и разрешил ему войти в воду по грудки, поплескаться. После этого искупали Лёшу и легли на песочке загорать.
Дедушка загорал, а Тяпкин и Лёша строили домики и заборы из песка. Лёша сказал:
– Гляди, как я могу! – завертелся на одном месте и пропал в песке.
Тяпкин подождал минуту, подождал две, потом испугался и громко заревел:
– Дедуш, Лёшка в песок засыпался!
Дед вскочил, стал расспрашивать, в чем дело, а Лёша откуда-то, совсем с другого конца пляжа, закричал:
– Ты что? Вот он я! Я тебе просто показать хотел!
Так они поиграли ещё часок и пошли вместе с дедом домой.
После обеда, за которым они опять ели разные вкусные вещи, Тяпкин и Лёша легли спать в гамак и заснули сразу, потому что хорошо нагулялись и устали. Спали они довольно долго, потом попили молочка и вышли с дедушкой на тропку встречать со станции маму: Но мама не приехала. Стало уже прохладно, и пришлось возвратиться домой. Оделись потеплей, сходили за молоком, и дедушка разрешил отнести молочка для ежиков. Когда Тяпкин и Лёша спустились к оврагу и вылили молоко в мисочку, из кустов неожиданно появились старички. Лёша очень обрадовался, а Тяпкин закричал:
– Ура! Старички пришли!
Лёша бросился всех целовать, потому что после выздоровления никого из своих старичков не видел.
– Как ты загорел, прямо сосновая шишка! – сказал, улыбнувшись, старенький дедушка и вытер слезы ладошкой. – Как я рад, Лёшенька!.. Я думал, уж и в живых тебя не увижу.
– Говорил же я, моя мама его вылечит! – сказал Тяпкин покровительственно и сел на пенек, положив ладошки на колени. – А вы мне ещё не верили, глупые дедушки!
Старички переглянулись, хотели, наверное, сказать, что это Тяпкин довел Лёшу до такой тяжелой болезни, потом снова переглянулись и сразу все засмеялись. Очень это у них прекрасно получилось в один голос:
– Хе-хе-хе-хе!..
– Вы чего? – обиделся Тяпкин. – Думаете, легко его было вылечить? Очень трудно. Мама целую ночь до утра не спала, всё время к нему вставала, давала пить молочка горячего.
– Передай ей спасибо, – сказал старенький дедушка. – Она добрая, хорошая женщина, я же говорил. Передай ей ото всех нас большое спасибо. Она дома?
– Уехала… – сказал Тяпкин, и вдруг ему сделалось очень грустно, одиноко и захотелось зареветь. – Обещала скоро приехать, а всё не едет… – Сдержался, не стал реветь, сказал басом: – Ешьте идите молоко, а то вон ежики прутся.
В траве и правда показывались и пропадали серые спинки ежиков. Старички заспешили к миске. Лёша тоже побежал впереди них всех и занял место для старенького дедушки, чтобы тот мог поесть. Вряд ли Любин дедушка разрешит взять молочка ещё, просто подумает, что они баловались и разлили. Но оказалось, что старички сегодня не так жадничали, потом, в миске лежало много кусочков булки, они доставали их прямо руками и ели над миской. Видно было, что им очень вкусно: такие у всех старичков стали довольные лица.
Наелись, даже немного молока осталось ежикам.
Тяпкин и Лёша ещё посидели на пенечке, поразговаривали со старичками, но дедушка на крыльце закричал:
– Люба! Лёша! Домой!
Пришлось попрощаться и идти домой.
Ещё немножко они посидели на крылечке с дедушкой, поглядели, какое красное небо там, где село солнце. Дедушка сказал, что завтра будет ветер, раз небо такое красное. Тяпкин промолчал, но не поверил, потому что одно дело – небо, а другое – ветер. Небо – вон оно где, высоко, а ветер на земле.
Но спорить с дедушкой Тяпкин не стал, потому что заметил, что, когда со взрослыми не споришь, как-то всё лучше получается, без всяких неприятностей. Можно делать как хочешь, но спорить не надо.
Попили ещё молочка и стали ложиться спать.
– Деда, – попросил Тяпкин, когда они с Лёшей улеглись рядом на подушке, – а ты нам песню споешь?
– Спи, ладно, потом, – сказал дедушка, зажег керосиновую лампу, загородил её газетой, выключил верхний свет и сел читать книжку.
Стало совсем темно, и не ясно, что же случилось с мамой, почему она не едет. Тяпкин думал об этом, вертелся, вздыхал и не давал спать Лёше.
– Ты что не спишь, крутишься? – оторвался наконец дед от книжки. – И Лёше спать не даешь, он тоже глазами хлопает. Давно пора спать.
– Не могу я спать, – сказал Тяпкин. – Всё время про маму думаю.
– Никуда твоя мама не делась, нечего про неё думать. Завтра проснемся, позавтракаем и сразу пойдем её встречать, она приедет. Спи.
Дед сел близко к кровати и. стал петь колыбельную. Колыбельная эта была очень старая, и знал её дед давно, её пела его мама, когда он был маленьким, потом дед пел её мне, потому что я рано осталась без матери и, кроме него, петь колыбельную для меня было некому, после уже дед пел колыбельную моему ребенку. Голос у деда был плохой, слух тоже, но и мне и Тяпкину казалось, что поет он очень хорошо.
…Улетел орел домой;
Солнце скрылось за горой;
Ветер после трех ночей
Мчится к матери своей.
Ветра спрашивает мать:
«Где изволил пропадать?
Или звезды воевал?
Или волны ты гонял?»
«Не гонял я волн морских,
Звезд не трогал золотых;
Я дитя оберегал,
Колыбелечку качал…»
Пока дед пел, Тяпкин повернулся на бочок, подложил ручку под щечку и заснул. Очень он бывал милый и хороший во сне – нос уткнулся в подушку и расплющился, он почмокивал губами и немного сопел. Все маленькие, когда спят, очень хорошие – и щенки, и ежата, и поросята, и дети.

Дед вздохнул, поцеловал его тихонечко, сказал: «Спи, спи!» – и укрыл получше простыней. И тут увидел, что Лёша не спит, смотрит широко открытыми глазами.

– А ты, чучелко, что не спишь? – удивился дед. – днём выспался? Хотел я вас раньше разбудить, да жалко было.
– Нет… – прошептал Лёша. – Дедуш, а ты что пел?
– Песню.
– Мне понравилась… А ты ещё знаешь?
Тогда дед запел ещё песню, которая тоже сначала мне, а потом Тяпкину служила колыбельной, хотя совсем на колыбельную не походила.
Просто дед всю жизнь был очень занят: сначала воевал на германской войне, потом на гражданской, потом боролся за революцию, потом строил социализм – учить колыбельные ему было некогда.
Дед пел:
По синим волнам океана,
Лишь звезды блеснут в небесах,
Корабль одинокий несется,
Несется на всех парусах.
Лёша слушал, повернувшись на бочок и подложив ручку под щечку, – это я так учила его ложиться, чтобы скорее заснуть, – но глаза у него были внимательные и совсем не спящие.
…Есть остров на том океане –
Пустынный и мрачный гранит;
На острове том есть могила,
А в ней император зарыт.
Зарыт он без почестей бранных
Врагами в сыпучий песок
Лежит на нем камень тяжелый,
Чтоб встать он из гроба не мог.
Лёша не знал, кто такой «император» и что такое «почести бранные», как в свое время не знала я и не знал до сих пор Тяпкин, – он слышал сквозь сон эту песню и жалостливо дергал бровями.
«Усачи гренадеры» казались ему таинственными «усачигри надерами», но Лёша слушал, напряженно сощурив глаза, улыбался и вздыхал от горького наслаждения, которое дарила ему песня.
Непонятное, щемящее нежно сердце было где-то вроде бы не в самих словах, а за словами, прикасалось тихонько, как котенок лапкой, к нежному в душе. Лёша слушал и чувствовал, как ему всё сжимает и сжимает сердце, тогда он быстро сказал:
– Спасибо, дедушка, я уже захотел спать.
Повернулся лицом к стене, закрылся с головой простыней и тихо заплакал. Он плакал настоящими слезами первый раз в жизни, не понимал, что это с ним, и не мог остановиться. Было ему и больно и очень сладко. А дед допел шепотом последние строфы:
Но в цвете надежды и силы
Угас его царственный сын,
И долго, его поджидая,
Стоит император один –
Стоит он и тяжко вздыхает,
Пока озарится восток,
И капают горькие слезы
Из глаз на холодный песок…[Смотри стихотворение М.Ю. Лермонтова «Воздушный корабль».]
Потом снова сел за стол и стал читать свою книгу. Лёша наконец заснул, но спал чутко, всё время помнил про песню и, открывая иногда глаза, видел, что дед всё ещё сидит за столом, пьет крепкий чай и читает. Лёша думал во сне, что Любка правильно говорила про своего дедушку: тот точно никогда не спит и всё время, хитренький, ночью читает книжки, потому что днём ему остается мало времени. Лёша завидовал и хотел тоже всегда и ночью читать книжки.
Утром Тяпкин и Лёша проснулись веселые, позавтракали всякими вкусными вещами и пошли на тропку к станции встречать маму. Ветер сильно шумел вверху деревьями, Тяпкин вспомнил, как вчера дедушка говорил про ветер, и удивился: значит, всё получилось правильно, такое бывает. И снова подумал: хорошо, что он не стал с дедушкой спорить, а то дедушка сегодня начал бы ему напоминать про это, а Лёшка бы дразнился.
10
Я выехала из дому довольно рано:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...