ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И эти страшные существа начали пикировать на сражавшихся людей.Но вот небо пересекла темно-коричневая полоска и с яростным криком врезалась в стаю горгулий. Она хватала тварей своим клювом и рвала их когтями. Нарлх! Ни на секунду не сомневаясь, дракогриф бросился на тех, кто так долго истязал его. Но их было много, слишком много, и они брали над ним верх, налетая на зверя со всех сторон. Дракогриф не сдавался, а яростно хватал и кусал налетавших тварей. Мэт начал готовить заклинание, чтобы помочь своему другу, но именно в этот момент два стражника набросились на него со своими пиками. Мэту пришлось отпрыгнуть назад и заняться нападавшими. Когда он наконец разделался со своими противниками и снова посмотрел на небо, оно до краев было налито чернотой. Мэту стало страшно, ведь неизвестно, какие бури мог вызвать король-колдун. Но неожиданно его внимание привлекло какое-то свечение. Оно быстро росло, а следом за ним вырастали более темные, огромные силуэты. «Призрак!» — облегченно закричал Мэт, в это же мгновение ему пришлось отразить саблю алебардой и сбить с ног охранника. Когда он снова бросил взгляд на небо, то увидел, как призрак устремился к крыше башни, а в схватку с горгульями уже вступили драконы. Они раскидывали страшных тварей покрытыми металлическими чешуями плечами, раздирали их сверкавшими когтями, изрыгали на них пламя. Горгульи в ярости рвали и клевали драконов, и в воздухе витала красноватая дымка, пропитанная кровью раненых зверей.Обескровленные горгульи падали на землю, как пушечные снаряды. Вверх пронесся крик, а люди приплясывали, глядя, как небо очищается от врагов. А драконы продолжали с ревом крушить врага. Нарлх кричал от восторга — теперь наконец он выступал как равный на стороне драконов. Кровь раненых горгулий проливалась на землю, и люди с криком разбегались, обожженные едкой жидкостью. Теперь уже не стало ни нападавших, ни защищавшихся, все с криками бросились искать укрытия.— Давай сюда! — Сэр Ги потянул Мэта в сторону двери замка. — Тебе следует драться не руками! Крестьяне и остальные не смогут долго сражаться со злым колдовством. Ты должен вырезать порочное сердце этого трупа!Они развернулись, чтобы бежать к укрытию, но едва смогли пробиться сквозь образовавшуюся толпу. Как только пошел этот ядовитый дождь, люди начали, толкая друг друга, пробираться внутрь замка. Толпа кричала и толкалась, а стражники короля пытались прорубить себе дорогу с таким криком, что он перекрывал даже шум боя наверху. Но вот неожиданно все звуки заглушил дикий рев — и люди с криками и воплями отпрянули в стороны, увертываясь от языков пламени, вырвавшихся им навстречу. Мэт споткнулся, посмотрел на двери башни и увидел там огромного дракона. «Стегоман!» — едва успел прокричать Мэт с облегчением, и тут поток друзей Робин Гуда увлек его вперед. Они вливались, обходя с двух сторон высившегося в дверях дракона, в большой зал. Оказавшись в арсенале, люди разбились на небольшие группы, и тут началась схватка между лесными братьями и солдатами Гордогроссо.Мэт отскочил в сторону, ему ни в коем случае нельзя было отклоняться от своего пути, и начал, обходя группы сражавшихся людей, пробираться к главной лестнице, подталкиваемый какой-то странной силой. Нельзя терять время! Он должен был торопиться. Мэт побежал вперед и вверх, чтобы отыскать колдуна и сразиться с ним. На пути возникли стражники, но Робин, Мариан и сэр Ги расправились с ними несколькими ударами, найдя слабые места в их богато украшенных латах. Фадекорт поднимал вверх этих великанов и с силой бросал их о стены, а следовавшая за ним Иверна с окаменевшим лицом и сверкающими глазами наносила смертельный удар в зазор между воротником и латами на груди и бежала дальше.Совершенно неожиданно для себя они выскочили с лестничного пролета в тронный зал. Мэт резко остановился, пораженный огромными размерами помещения и мраком, клубившимся наверху и скрывавшим темный потолок. На какое-то мгновение страх закрался в душу при виде огромной фигуры в латах. Четырехметровый великан с четырьмя руками и таким безобразным лицом, какое только можно было себе представить, засмеялся и крикнул:— Глупцы! И вы могли подумать, что сумеете выступить против Гордогроссо и остаться в живых! Теперь умрите!В воздухе закружились огненные шары и с шипением толстели в сторону друзей, Мэт закричал: Осторожнее нельзя ли? Елки-кирпичи! Эти фокусы изъяли Даже циркачи! С ними не пускают в ясли, Не ломайте дров! Ну-ка, шарики — погасли! — Нетути шаров! И шары вдруг действительно потускнели и исчезли, так и не достигнув цели.Колдун зарычал и начал делать пассы. Он читал заклинание на незнакомом языке, и создавалось впечатление, что все слова в нем состоят только из согласных, слышалось лишь шипение и потрескивание. И вот лес стрел появился из пола, и они полетели в мага и его друзей.Но Мэт уже был готов к этому. Теперь зазвучало другое четверостишие: Нам эти стрелы не опасны, Ведь мы со сказкою на «ты», Есть тридцать витязей прекрасных, И нас прикроют их щиты! Неожиданно возникшая стена из щитов прикрыла друзей от колдуна, а стрелы, ударившись о сталь, с треском отлетели обратно. Потом Мэт выкрикнул: Спасибочки, лягайте скоро! Привет до дядьки Черномора! Щиты исчезли, но король уже произносил следующее заклинание, его пальцы вычерчивали в воздухе извилистые линии. Стрелы превратились в змей, которые извиваясь заструились в сторону друзей, нацелив на них свои ядовитые зубы.Все, у кого были сабли, начали рубить ядовитого врага, а Фадекорт пригоршнями хватал гадов и бросал их обратно в зал. Но Мэт закричал: Знаем и не дуем в ус — С детства Киплинга на вкус, Он пришлет своих мангуст, И Рики-Тики-Тави Всех змеюг задавит! Пол неожиданно заполнился маленькими пушистыми зверьками с красными глазами. Зверьки, приплясывая и кружась, направились к змеям. Змеи развернулись и, шипя, начали следить за этими опасными врагами. Теперь ведь им предстояло встретиться лицом к лицу с мангустами.Гордогроссо покраснел и прорычал еще одно заклинание. Воздух задрожал и замерцал, в нем стали проступать какие-то очертания. Мэт с опаской выжидал, что же будет на этот раз. Он никак не мог понять, почему такой огромный великан не сойдется с ними в настоящей схватке, а лишь творит заклинания.А может, его на самом деле и не существовало?Мерцание сконцентрировалось в тысячи алмазных игл.Мэт понял, что их ждет, и закричал: Кто тут мусорит? — Не вы ли? Что алмазы — тот же вздор! Топочите, домовые, В пол забейте этот сор! Не успели алмазные иглы выстрелить в Мэта и его друзей, как перед ними выскочила толпа человечков, и, выхватывая из воздуха алмазные иглы, они начали забивать их кувалдами в пол.Гордогроссо дал команду, и человечки пропали, но вместе с ними исчезли и алмазные иглы.И Мэт успел произнести свое заклинание прежде, чем Гордогроссо прорычал свое: Настал конец запретам, Иллюзии — как дым, Не на твои портреты — В лицо мы поглядим, Какой на самом деле Ты был у нас король... Вот маски и слетели — Представиться изволь! О! Кривенькие ножки, А рыльце все в пуху... В Ибирии понемножку Узнают, ху из ху! Король-колдун закричал, и его огромная фигура начала терять свои контуры и сжиматься. Еще мгновение — и великан исчез. На его месте стоял маленький, скрюченный, древний старик с огромным носом и клочками волос над верхней губой. Подбородок на его лице был настолько сильно срезан, что, казалось, его никогда там и не было. Но его глаза сверкали злобой.— Ой, что это? Как это? — выдохнула Иверна.— Все это был мираж. Не было ужасного великана. Вот он какой на самом деле, — бросил Мэт.— Но такой старый...— Да, — мрачно подтвердил Мэт. — Они все были миражами: и Гордогроссо Второй, и Третий, и Четвертый. Всегда был один Гордогроссо, все это время, все эти двести лет, даже чуть больше. Это настоящий узурпатор, и он перед вашими глазами.— Несколько веков страшного надувательства!— Подлые твари! — закричала эта живая мумия. — Вонючие предатели! — Из-под складок великолепно украшенного одеяния появилась скрюченная, напоминавшая птичью лапу рука. Гордогроссо начал стягивать с пальца мерцающее кольцо: — Гореть вам в Аду!Он метнул кольцо, как диск. И оно помчалось на друзей, становясь все больше и больше. Потом раздался взрыв, и забушевали языки пламени.Это испепеляющее пламя ударило по друзьям, как взрыв раскаленной печи. Платья и волосы женщин начали дымиться, и раздались крики, смешавшиеся со стонами сэра Ги, чьи латы уже успели сильно накалиться. Фадекорт решил предпринять отчаянную попытку: он подпрыгнул высоко вверх, стараясь перемахнуть через языки пламени, но раздался еще один взрыв — и вот Фадекорт катается от боли по полу, пытаясь сбить огонь.— Они все умрут! — мстительно кудахтал старый король. — Это адский огонь!Неожиданно охватившее Мэта вдохновение вылилось а стихи: Милосердия не просят — Оно падает с небес... Но шумит одним вопросом Наших душ засохший лес: «Тот блажен, кто понимает? Тот блажен, кто подает?» Милосердие смывает, Словно дождь, с души налет. Милосердие нетленно, Как любовь, дано двоим, Оба вы благословенны — Как под ангелом одним! Влага заполнила весь огромный зал и, собираясь в капельки, полилась мягким, но непрерывным дождем вниз.Огонь огрызался змейками пламени, но ослабевал под струйками дождя и потом погас окончательно. А там, где милосердие каплями упало на обожженные тела, ожоги прошли. Женщины облегченно вздохнули, а Фадекорт вскочил на ноги и засмеялся.Король закричал от ярости и начал снова жестикулировать.Неожиданно воздух заполнился куриными потрохами. Терпение Мэта иссякло. Он вытащил свой жезл из-за пояса и начал вращать его вокруг головы, выкрикивая охраняющее заклинание. И весь мусор, который несся на них, вдруг резко наткнулся на невидимую стену, воздвигнутую жезлом, и рикошетом отскочил от нее.— Макс! — закричал Мэт. — Сделай так, чтобы королю понадобились новые одежды. Развяжи все завязки!— Как пожелаешь, Маг! — Демон метнулся к королю, который кричал от отчаяния и отмахивался от налетающей искорки, но все попытки были напрасны — его великолепные одежды распались на куски. Король оказался голым! У него было морщинистое, ссохшееся длинное тело на коротких кривых ногах, его руки были слишком коротки для такого длинного тела и заканчивались кистями, напоминавшими птичьи лапы. Сэр Ги и Робин Гуд разразились смехом при виде такой наготы.Король бросил на них убийственный взгляд и прокричал заклинание, протянув руки в сторону смеявшихся, чтобы усилить его мощь. Вокруг друзей заплясало множество искорок, а вся энергия, выпущенная королем, ударилась о защиту, созданную жезлом, и рассыпалась миллионами маленьких искр. По мере того как король, подобно жужжащей пиле, дребезжал что-то, переходя на все более высокие тона и срываясь на визг, искры начали затухать. Мэт стиснул челюсти и начал более плавно размахивать жезлом, стараясь вложить и каждый взмах всю до последней капли энергию, чтобы поддержать силу защитного круга. Мэт чувствовал страшное напряжение и понимал, что он не сможет делать это до бесконечности, к тому же ему было известно, что те, кто защищается, никогда не выигрывают сражений. Но хуже всего было то, что король, видимо, приготовил еще более сильное заклинание, потому что неожиданно Мэт услышал грохот приближающихся шагов, было похоже, что к ним спешил какой-то страшный монстр.Стена прогнулась.Куски камней полетели на середину комнаты, ударяясь о противоположные стены и засыпая пол. Король закричал, закружился в ожидании новой опасности, а облако искр исчезло.Огромный кулак пробился через внешнюю стену, потом исчез, и на его месте в дыре появилось лицо:— Маг! Я пришел!— Кольмейн! — закричал Мэт. Радость переполняла его при виде безобразного лица этого гиганта, который должен был охранять королевский дом Меровенса. — А королева?— Она идет. — Огромное лицо исчезло, снова появилась рука, но теперь ладонь была широко открыта. По ней, как по пандусу, в брешь проскочил прекрасный конь, неся на себе одетую в латы золотоволосую фигурку со сверкающей саблей в руках.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

загрузка...