ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Маг Рифмы – 7

Библиотека Луки Бомануара
«Кристофер Сташеф. Маг крестоносец»: АСТ; М.; 2002
ISBN 5-17-015007-5
Оригинал: Christopher Stasheff, “The Crusading Wizard”
Перевод: Надежда А. Сосновская
Аннотация
С отдаленных диких гор катится на более цивилизованные земли орда кровожадных до неприличия варваров. Королевство за королевством падают под напором нового могущественного врага, и следующая цель, похоже, несчастный Меровенс. Как остановить темную силу захватчиков? Да проще всего — НЕ ДОПУСКАТЬ их до Меровенса! Отважный Мэт Мэнтрел, маг и супруг прекрасной королевы Алисанды, намерен дать недругам бой на территории королевства Иерусалимского. Притом в союзниках у него — как бы это выразиться... короче,принцесса джиннов, гигантская разумная (порой даже СЛИШКОМ разумная) птичка да маленькая волшебница-оборотень. Самый невероятный «отряд крестоносцев» начинает — и... Что — «и»? Прочитайте — и узнайте сами!
Кристофер Сташеф
Маг-крестоносец
Глава 1
Королевское семейство наслаждалось одним из тех редких часов, когда оно ощущало себя семейством. Королева Алисанда и ее супруг, лорд-маг, сидели в саду и любовались своими детьми — сыном и дочерью. Детишки резвились на траве под деревьями, озаренные золотистыми лучами закатного солнца.
— Как славно, что они играют на воздухе, — довольно вздохнула Алисанда, — и что они с нами. Признаться, порой я жалею о том, что я — королева. Тогда я могла бы проводить с детьми часы за часами, стоило бы мне только этого захотеть.
— Если бы ты не была королевой, — заметил Мэт, — у тебя и выбора бы не было. Тогда бы ты непременно проводила с детьми часы за часами, хотела бы ты этого или нет.
— О... но если бы я была, скажем, графиней или...
— Ну тогда — да, — рассеянно кивнул Мэт. — Но на самом деле этой стране грозила бы большая беда, если бы ты не была королевой.
— Ну а я не сомневаюсь, что кто-то другой так же, как я, сумел бы править страной, — поскромничала Алисанда, однако улыбнулась — похвала пришлась ей по сердцу. Однако она тут же нахмурилась. — И все же бедняжкам, наверное, порой бывает скучновато от того, что они играют только друг с дружкой.
— Зверушка, — решительно объявил Мэт. — Им нужен какой-то домашний зверек.
— Зверек? — изумилась Алисанда. — Чтобы принц и принцесса возились с каким-то животным?
— Неплохо было бы завести собаку. Это научит их ответственности и состраданию.
— Как же, интересно, собака может научить состраданию?
— Когда имеешь дело с собакой, приходится учитывать ее чувства, — объяснил Мэт. — Если слишком сильно потянешь за хвост, она даст тебе понять, что это ей не нравится, а если будешь делать это слишком часто, со временем она просто перестанет с тобой играть. Собаке-то, понимаешь, все равно, кто ее хозяин — принц или нищий.
— Но ведь собака может укусить ребенка, — опасливо проговорила Алисанда.
— Она должна быть хорошо выдрессирована, — ответил Мэт. — А дрессируя собаку, дети сами выдрессируются.
— Дрессированная принцесса?! — Алисанда поежилась и перевела взгляд на детей. — Неслыханно!
— Между прочим, я замечал, что ты неплохо ладишь с лошадьми, — заметил Мэт. — Да и с гончими отлично управляешься.
— Да, но... это на охоте! — воскликнула Алисанда. — Несомненно, всякий принц и принцесса должны быть обучены верховой езде. Но ухаживают за лошадьми конюшие, а за собаками — псари. Мы не держим гончих во дворце, и уж тем более — лошадей!
— Это верно, — согласился Мэт. — Я имел в виду животное поменьше — какую-нибудь симпатичную, дружелюбную, неуклюжую собачку, пожалуй. Пуделя, ретривера — кого-нибудь в этом роде.
Алисанда явно была недовольна и, пожалуй, даже оскорблена, но постаралась проявить здравый смысл.
— Но как животное может научить ребенка ответственности?
— За счет заботы о нем, — ответил Мэт. — Надо объяснить детям, что никто не станет за них кормить животное или выводить на прогулку, потому что оно принадлежит им. Да и само по себе обладание собственным животным способно сотворить чудеса с чувством собственного достоинства. Кроме того, когда ребенку одиноко, принадлежащий ему питомец становится для него прекрасной компанией.
— Детям из королевских семейств часто бывает одиноко, — задумчиво проговорила Алисанда, запрокинула голову и вспомнила собственное детство. — Товарищей по играм у наших детей нет, кроме детей наших родственников, но они приезжают нечасто. — Она брезгливо поежилась. — Но все-таки... кормить и поить животное... Нет, это вряд ли годится для особ королевской крови.
— Годится, если больше никому не будет позволено прикасаться к королевскому любимцу, — возразил Мэт.
Алисанду это, похоже, не слишком убедило. Она проговорила:
— Собака — животное слишком грязное и неуклюжее, чтобы держать ее во дворце. Вот кошка... кошка — другое дело.
— Уж лучше кошка, чем ничего, — согласился Мэт. — Но кошек не надо выгуливать, и ответственности с ними в общем-то никакой. Кошка не составит тебе компанию, если только сама того не пожелает. Есть у них такое противное свойство.
— Но они маленькие и такие грациозные, — заметила Алисанда. — Собака скорее разобьет вазу или кувшин, а кошка лучше годится для того, чтобы поселить ее в доме.
— Я думал о маленькой собаке, — уточнил Мэт. — О спаниеле или скотч-терьере. Какой-нибудь такой, чтобы ее можно было взять на колени и погладить.
— Как кошку? — улыбнулась Алисанда. — Но тогда почему не завести именно кошку?
— Собака может сама вспрыгнуть тебе на колени, принести брошенный мячик, — возразил Мэт. — С собакой можно играть.
— Ну да, — фыркнула Алисанда. — Собака принесет мячик, весь его оближет, а потом ребенок возьмет этот мячик в руки? С кошками тоже можно играть — они гоняются за веревочками. И они не такие противные.
— Ну, в общем, я бы предпочел собаку, — заявил Мэт, — но и против кошки ничего не имею. Ну, где мы ее отыщем?
— Погоди! — возмутилась Алисанда. — Я еще не сказала, что мы заведем животное! Я только сказала, что если заведем, то это будет кошка!
— Хорошо, давай несколько дней подумаем на эту тему, — примирительно проговорил Мэт. — Идея очень недурна. Между прочим, я слыхал о короле, который держал на коленях кошку, сидя на троне.
Он не стал упоминать о том, что Людовик XIV правил в мире, который существовал на триста лет старше королевства Алисанды.
— Можно было бы стать законодателями мод в этом смысле, — рассудительно произнесла Алисанда, не спуская глаз с детей. — Я подумаю.
Каприн ни с того ни с сего вдруг толкнул сестренку. Она упала, с визгом покатилась по траве, но тут же вскочила и, схватив с травы кубик, швырнула в братца со всей силой и точностью, на которую способна трехлетняя девочка. Кубик угодил Каприну по носу. Мальчик согнулся, вскрикнул, зажал нос руками и, сверкая глазами, бросился на сестру.
— Дети! — воскликнула Алисанда и вскочила.
Ее опередила нянька. Она разняла детей и укорила обоих:
— Стыд какой, Алиса! Поругаться — это я еще понимаю, но кубиками бросаться! А вы-то, Каприн, хороши: вам должно быть отлично известно, что джентльмен никогда не ударит леди!
— А я еще не джентльмен никакой, — проворчал шестилетний принц.
— Это вас не оправдывает.
— Пожалуй, все-таки стоит завести животное, — признала Алисанда.
— Только не откладывай это решение надолго, — посоветовал ей Мэт.
Они очень скоро должны были получить ответ на возникший вопрос, и ответу этому уже исполнилось шестнадцать лет. Все началось далеко на востоке, в северной долине, со всех сторон окруженной горами, на самом краю пустыни Гоби. Все началось посреди хаоса, но в течение нескольких минут обстановка была вполне мирная...
Восточный сад при свете луны выглядел волшебно. Воздух был напоен ароматами экзотических цветов. В ветвях цветущих деревьев шуршал легкий ветерок. Терпеливые садовники много лет старательно придавали деревьям нужную форму. Мелодично позванивали легкие колокольчики. Роскошная лужайка под луной казалась темно-зеленой. На травинках серебрились капельки росы. Причудливой формы колючие кусты обрамляли вырезанную из слоновой кости беседку.
Такой прекрасный сад должен был бы хранить тишину и покой — тишину, которую нарушали только шелест листвы да журчание ручейка, пробегавшего по лужайке и вертевшего колеса игрушечных водяных мельниц и покачивавшего миниатюрные лодочки, на ночь привязанные к крошечным причалам.
Тишине в саду суждено было царить еще несколько минут, создавая иллюзию мира и безопасности. Но потом за благоухающими деревьями вспыхнет пламя — запылают казармы воинов-конников, ветер донесет до сада ржание обезумевших от страха лошадей и людей, шум битвы, бряцание стали.
По лужайке опрометью пробежала женщина. Шлейф ее белого шелкового платья метался по росистой траве, почти до земли свисали длинные рукава. В руках она сжимала небольшую коробку. Подбежав к ручью, женщина упала на колени и опустила коробку на воду.
Подняв крышку, которой была закрыта коробка, женщина в последний раз устремила взгляд на личико младенца, завернутого в парчовое одеяльце. Младенец крепко спал, напоенный молоком, в которое мать добавила капельку маковой настойки.
Глаза женщины наполнились слезами.
— Лежи здесь, мое сокровище, — прошептала она, — и не просыпайся, пока волны не донесут тебя до безопасного места.
Все ближе звучал звон мечей. Женщина ахнула, обернулась, торопливо накрыла коробку крышкой и подтолкнула.
— О духи Ручья и Реки! — воскликнула она. — Молю вас, защитите мою девочку! Отнесите ее подальше от этих злобных варваров! Даруйте ей какое-нибудь обличье, дабы оно защитило ее от людской жестокости!
Маленькая коробка закачалась на волнах. Женщина провожала ее взглядом, заливаясь слезами.
Но тут женщину заставили обернуться дикие крики. Она в ужасе ахнула. Трое варваров скакали к ней по лужайке на маленьких, но крепких пони и что-то вопили на своем непонятном наречии. Сверкали в свете луны их сабли.
— Нет! — вскричала женщина и бросилась к беседке, но один из всадников отделился от остальных и загородил ей дорогу к ненадежному убежищу. Женщина в неуверенности остановилась, потом бросилась в другую сторону, но всадник резво подскакал к ней и схватил за руку. Женщина закричала. Подоспел второй всадник, схватил ее за другую руку. Она хотела было укусить злодея за пальцы, но он опередил ее, с силой ударил ее по затылку рукоятью сабли, и женщина потеряла сознание и обмякла.
Втащив ее на пони и уложив поперек седла, всадник осклабился и взглянул на своих спутников.
— Еще одна для жертвоприношения, — пробасил он. — Ангра Майнью будет доволен!
— Вот уж не возьму в толк, с чего это иноземный колдун дал такое ненашенское имечко повелителю демонов, — оскалился в ответ другой всадник. — Да только как мы его ни называли, нынче ночью он утолит свою жажду.
* * *
Двое духов воды, услыхавших мольбы обезумевшей от отчаяния матери, выплыли из прибрежных тростников. Скорее, они сделали это не из доброты, а из любопытства. Казалось, духи сотворены из речных трав и кувшинок, но при том они были наделены руками, а лица их были совсем как у юных девушек.
— А я думала, что эти смертные женщины никогда не расстаются со своими детишками, — сказала одна нимфа, ухватив зелеными холодными пальцами плывущую по ручью коробку.
— Значит, она была очень сильно напугана, если поступила так, сестрица Шаннаи, — сказала вторая нимфа. Она взглянула в сторону берега, заметила варваров, скакавших прочь с похищенной матерью младенца, и наморщила нос. — Ох уж эти варвары, которые каждый день загрязняют наши реки! Можно понять, почему она так напугалась.
— Ну так давай же лишим их хотя бы этой добычи, — сказала первая нимфа, Шаннаи. Она сняла крышку с коробки и взглянула на малышку. Ласково улыбнувшись, она коснулась зеленой ладонью лба ребенка. — Погляди, Арлассер! Как сладко она спит!
— И вправду, как сладко. — Арлассер коснулась рукой груди младенца. — Ах! Какой она вырастет храброй! Я чувствую это! Но давай позаботимся о том, чтобы она не проснулась, пока мы не доставим ее к берегу подальше отсюда, где бы ее не нашли эти варвары.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68