ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Букет» этих качеств идеально раздражает окружающих. В секретной службе им обладал начальник финансового отдела, капитан первого ранга в отставке Троп, обязанности которого, по его собственным словам, заключались в наведении «морского порядка».Не было сомнений в том, что все эти качества Тропа неизбежно приведут его к столкновению с большинством сотрудников секретной службы. Особенно неудачным оказалось назначение Тропа председателем именно этой комиссии, призванной изучить причины очередного шпионского скандала и разработать рекомендации, осуществление которых не допустит его повторения.На первом же заседании Бонд высказал свою точку зрения на кадровую политику английских спецслужб. По его мнению, в атомный век сотрудниками разведки и контрразведки неминуемо должны быть и представители интеллигенции. Отставные офицеры, утверждал Бонд, не могут понять логику мышления ученых.— Вот как, — с ледяным спокойствием отозвался Троп. — Значит, вы предлагаете, чтобы в составе секретной службы находились длинноволосые извращенцы. Очень оригинальная мысль... Мне казалось, мы уже пришли к той точке зрения, что гомосексуалисты представляют особую опасность для нашей службы.— Интеллигенция не состоит из одних гомосексуалистов. Я всего лишь предлагаю, чтобы... — и такие споры шли на протяжении трех последних дней, причем остальные члены комиссии более или менее соглашались с точкой зрения Тропа. Сегодня предстояло утвердить окончательные рекомендации, и Бонду не улыбалась перспектива оказаться единственным представителем меньшинства.«Почему я так яростно отстаиваю свое мнение? — думал Бонд, спускаясь по ступенькам крыльца к своей машине. — Может, просто из упрямства? Или скука охватила меня до такой степени, что я решил досадить своей собственной организации?» Бонд не мог найти ответа на этот вопрос. К тому же его почему-то не оставляло чувство какого-то смутного беспокойства.Когда он сел за руль машины, повернул ключ в замке зажигания и из-под капота раздалось успокоительное ворчание двенадцати цилиндров «бентли», в его памяти промелькнула забытая цитата: «Когда боги хотят уничтожить кого-нибудь, они лишают его разума». 12. Простое задание Получилось так, что Бонду не пришлось принимать участие в составлении рекомендаций.Он лестно отозвался по поводу нового летнего платья своей секретарши и успел просмотреть половину донесений, поступивших за ночь, когда зазвонил красный телефон, соединявший его с начальником штаба.Бонд снял трубку:— Ноль-ноль-семь.— Ты не мог бы подняться к нам?— А что, М.?— Приготовься к продолжительной беседе. Я уже сообщил Тропу, что ты не сможешь принять участие в заседании комиссии.— Ты не знаешь, в чем дело?— Строго между нами — знаю, — в трубке раздался смех, — но пусть уж лучше тебе расскажет сам М. У тебя уши повиснут от удивления. Такого у нас еще не бывало!Когда Бонд надел пиджак и вышел в коридор, ему почему-то показалось, что прозвучал выстрел стартера — и скучные дни остались позади. Поднимаясь в лифте и направляясь по коридору к двери кабинета М., Бонд чувствовал, как в нем нарастает возбуждение, радостное чувство предвкушения опасности. Он вспомнил, как раньше, после таких вызовов по красному телефону, он всегда мчался на другой конец света, подобно снаряду, выпущенному из орудия, — по направлению к отдаленной цели, выбранной М. И по глазам секретарши главы английской секретной службы, мисс Манипенни, было видно, что она уже знала причину вызова Бонда. Она загадочно улыбнулась ему и нажала на кнопку переговорного устройства.— Прибыл 007, сэр.— Пусть войдет, — прозвучал из динамика металлический голос, и над дверью загорелся красный свет, означающий, что М. занят и его запрещено беспокоить.Бонд вошел в кабинет и тихо закрыл дверь. В комнате было прохладно, хотя, может быть, такое впечатление создавалось из-за жалюзи, закрывающих окна. Они отбрасывали на темно-зеленый ковер перемежающиеся полосы света и тени. Солнечный свет достигал только большого письменного стола. Неподвижная фигура в кресле была в полумраке. На потолке, над столом, медленно кружился большой тропический вентилятор, перемешивающий августовский воздух, который даже высоко над Риджент-Парком оставался душным и тяжелым после недели жаркой погоды.М. жестом указал на кресло напротив. Бонд сел и взглянул в спокойное, морщинистое лицо старого моряка, которого он уважал и которому с готовностью повиновался.— Вы позволите мне сначала задать вам вопрос личного характера, Джеймс? — М. никогда не задавал своим подчиненным личные вопросы, и Бонд не мог понять, о чем пойдет речь.— Конечно, сэр.М. взял трубку из большой медной пепельницы и начал набивать ее табаком, задумчиво глядя на свои пальцы.— Я не требую от вас ответа. Можете не отвечать, если не хотите, — произнес он угрюмо, — но это касается вашей, э-э, знакомой, мисс Кейс. Как вы знаете, я не интересуюсь такими вещами, но мне стало известно, что после этого дела с алмазами вы встречались с ней довольно часто. Шел даже разговор, что у вас намечена свадьбы. — М. сунул в рот трубку и поднес к ней горящую спичку. — Вы не хотели бы посвятить меня в подробности?«А это зачем? — подумал Бонд. — Черт бы побрал всех этих сплетников!»— Действительно, у нас были близкие отношения, сэр, — пробормотал Бонд, — и мы собирались пожениться. Но потом она встретила сотрудника аппарата военного атташе в американском посольстве, майора морской пехоты. Насколько я понял, она выходит за него замуж. Они уже уехали обратно в Штаты. Может быть, это и к лучшему. Смешанные браки часто распадаются. Мне рассказывали, что этот майор — отличный человек. Да и ей было бы трудно жить в Лондоне. Она прекрасная девушка, правда, чересчур нервная. У нас постоянно были ссоры. Скорее всего, это моя вина. Как бы то ни было, мы с ней расстались.М. улыбнулся. Это была одна из тех редких улыбок, когда улыбаются не только губы, но и глаза и лицо человека хорошеет, как освещенное солнцем.— Я искренне вам сочувствую, — сказал он, но Бонд не заметил в его тоне никакого сочувствия. Конечно, М. не нравилось, что Бонд «путался с бабами», как это он называл, но в то же время М. понимал, что это был предрассудок его пуританского воспитания. Да и зачем ему, разведчику Англии, быть привязанным к женской юбке.— Пожалуй, так действительно будет лучше. Женщина мешает четко видеть цель — надеюсь, вы понимаете меня, Джеймс. Извините за вторжение в личную жизнь. Но это было необходимо. Вы поймете почему, когда узнаете подробности. Было бы трудно поручить это дело человеку, который готовится к свадьбе.Бонд молча смотрел на своего начальника.— Ну что ж, отлично, — произнес М. Он откинулся спинку кожаного кресла и сделал несколько затяжек. — Значит, произошло следующее. Вчера поступила длинная шифровка из Стамбула. Из нее следует, что во вторник начальник станции Т. получил анонимную записку, отпечатанную на машинке. В ней ему предлагалось совершить путешествие туда и обратно на пароме, отправляющемся от Галата Бридж до входа в Босфор в восемь вечера. Больше ничего в записке не было. Начальник станции Т. — человек, любящий острые ощущения, — принял предложение. Он стоял на носу, держась руками за поручни, и ждал. Через четверть часа после отплытия к нему подошла очень красивая девушка, русская. Они поговорили о панораме Стамбула, о том, о сем, затем девушка изменила тему разговора и рассказала ему невероятную историю.М. замолчал и поднес спичку к погасшей трубке. Бонд воспользовался паузой, чтобы задать вопрос.— Кто стоит во главе станции Т., сэр? Мне не приходилось работать в Турции.— Его зовут Керим, Дарко Керим. Отец — турок, мать — англичанка. Поразительный человек. Занимает этот пост с начала войны. Один из лучших агентов за рубежом. Ему нравится эта работа. К тому же он знает Ближний Восток и Балканы, как свои пять пальцев, — М. махнул рукой, указывая на то, что они отвлеклись от темы. — Девушка сказала ему, что она — сержант МГБ. Недавно ее перевели в Стамбул шифровальщицей. Она сама изъявила желание поехать в Стамбул, потому что хочет покинуть Россию и просить политического убежища на Западе.— Очень хорошо, — согласился Бонд. — Неплохо побеседовать с одной из шифровальщиц. Но почему ей захотелось перебраться на Запад?М. посмотрел на Бонда проницательным взглядом.— Она влюблена, — пояснил он, помолчал и добавил немного саркастически: — Она утверждает, что влюблена в вас.— В меня?— Вот именно. По крайней мере, так она говорит. Ее зовут Татьяна Романова. Вам не приходилось слышать это имя?— Боже мой, конечно нет! Извините, сэр, я хотел сказать — нет, не приходилось.М. невольно улыбнулся, глядя на Бонда.— Но почему? Разве она встречалась со мной? Откуда она знает о моем существовании?— Ну что ж, — кивнул М. — Это действительно кажется невероятным. Но вся эта история, рассказанная девушкой, настолько безумна, что вполне может оказаться правдой. Ей двадцать четыре года. Она работала в отделе документации сотрудницей английского сектора несколько лет. Ей часто приходилось заниматься вашим досье.— Мне очень хотелось бы посмотреть на него, — заметил Бонд.— По ее словам, ей понравилось ваше лицо на фотографиях. Ее восхитила ваша внешность и тому подобное. — Лицо М. сморщилось, будто он проглотил лимон. — Она прочитала информацию о ваших приключениях. Пришла к выводу, что вы — настоящий мужчина, привлекательный и бесстрашный.Бонд смущенно посмотрел вниз. Физиономия М. была непроницаемой.— Девушка объяснила, что вы напомнили ей героя книги, написанной писателем Лермонтовым. По-видимому, это ее любимый герой. Он любил играть в карты, то и дело подвергался опасности, и всякий раз ему удавалось спастись. Короче говоря, она решила, что вы очень похожи на него. Сказала, что не могла думать ни о ком другом, и тут ей пришла мысль просить о переводе в один из зарубежных центров в надежде, что ей удастся связаться с вами, вы приедете и спасете ее.— Прямо как в сказке! Надеюсь, начальник станции Т. не поверил ей?— Одну минуту, — раздраженно заметил М. — Не спешите делать заключение, исходя из того, что раньше вам никогда не приходилось встречаться с чем-нибудь подобным. Предположим, вы были бы не нашим агентом, а кинозвездой. Масса девушек посылала бы вам письма с заверениями, что не могут жить без вас, влюблены и прочее. А здесь молодая глупая девушка, работающая в Москве кем-то вроде секретаря. Может быть, у них весь отдел документации укомплектован женщинами, как и у нас. Ни одного мужчины. И вот она открывает ваше досье, видит мужественное, э-э, лицо и влюбляется. Такое сплошь и рядом случается в жизни, когда девушки влюбляются в привлекательных мужчин, фотографии которых печатаются в журналах. — М. ткнул в грудь Бонда мундштуком трубки. — Видит бог, я плохо разбираюсь в таких делах, но, согласитесь, такое случается.Бонд улыбнулся.— Действительно, сэр, подобное могло случиться. Почему бы русской девушке не быть такой же глупой, как и английской. Но чтобы поступить так, как поступила она, требуется незаурядная смелость. Разве начальник станции Т. не объяснил ей, какому риску она подвергается?— Из его сообщения следует, что она дрожала от страха. Все время оглядывалась по сторонам, будто опасаясь, что за ней следят. Но вокруг были обычные пассажиры, к тому же на этом последнем рейсе их было немного. Но это еще не все. — М. глубоко затянулся и выпустил облако сизого дыма, поплывшего вверх, к медленно вращающемуся вентилятору на потолке. — Она сказала Кериму, что охватившее ее чувство настолько сильно, что она возненавидела русских мужчин. Постепенно эта ненависть перешла на весь советский режим, причем особую неприязнь она стала испытывать к своей работе, которую она исполняла для государства и, следовательно, во вред человеку, ставшему для нее любимым. Она попросила о переводе в один из зарубежных центров, и, поскольку она отлично владеет двумя языками — английским и французским, — ей предложили работу в Стамбуле, если она согласится стать шифровальщицей. Работа не так хорошо оплачивается, но девушка сразу дала согласие, закончила шестимесячные курсы и три недели назад приехала в Стамбул. Там она быстро узнала, что представителем нашей секретной службы является Дарко Керим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...