ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Хорошо, что вам удалось заметить его. Судя по всему, нам предстоит нелегкая ночь. Думаю, вам лучше всего сопровождать нас повсюду.— И у меня такое же мнение, старина.В ресторане за столом царило молчание. Нэш сидел рядом с девушкой, уткнувшись в тарелку. Свой нож он держал, как авторучку, и часто вытирал его об вилку. Его движения были неуклюжи. Доставая солонку, Нэш опрокинул бокал кьянти, стоящий возле прибора Татьяны, начал извиняться, подозвал официанта, потребовал новый бокал и сам наполнил его.Принесли кофе. На этот раз Татьяна неверным движением опрокинула свою чашку. Она вдруг тяжело и часто задышала, и ее лицо побледнело. Бонд встал, но его опередил капитан Нэш.— Даме нехорошо, — коротко произнес он. — Разрешите.Он обнял девушку за талию и помог ей подняться со стула.— Я провожу ее в купе, а вы присмотрите за сумкой. И заплатите за ужин.— Все в порядке, — запротестовала Татьяна, едва выговаривая слова. — Не беспокойся, Джеймс. Я немного полежу.Ее голова упала на плечо Нэша, который легко, без усилий, повел девушку к выходу из вагона-ресторана.Бонд нетерпеливо щелкнул пальцами, подзывая официанта. Бедняжка! Конечно, она невероятно устала. Почему он не подумал об этом раньше? А вот Нэш молодец: несмотря на всю свою неотесанность, умело справился с происшедшим.Оплатив счет, Бонд взял из-под стола тяжелую сумку и быстро, насколько это позволял переполненный поезд, направился в спальный вагон.У двери купе он остановился и тихонько постучал. Нэш открыл дверь и прижал палец к губам.— Как только мы вошли сюда, она потеряла сознание, — прошептал он, запирая дверь. — Но сейчас все в порядке. Я уложил ее на верхней полке. Наверно, старина, она слишком переволновалась.Бонд молча кивнул и посмотрел на верхнюю полку. Рука Татьяны свисала из-под собольего манто, укрывавшего ее. Бонд встал на нижнюю полку, поднял руку и бережно уложил ее на полку. Рука показалась ему очень холодной.«Пусть спит. Это лучшее лекарство». Он повернулся и вышел в коридор вместе с Нэшем.Нэш посмотрел на него пустыми невыразительными глазами.— Ну что ж, давайте готовиться к ночи. Я приготовил книгу, — он поднял толстый том, который казался маленьким в его огромной ладони. — «Война и мир». Пытаюсь справиться с ней вот уже несколько месяцев. Ложитесь спать, старина. Я подежурю. Вы тоже выглядите усталым. Когда у меня начнут закрываться глаза, я разбужу вас.Нэш показал в сторону купе номер 9.— Еще не выходил. Между прочим, старина, у вас есть оружие?— Да. А вы что, безоружны?Нэш виновато посмотрел на Бонда.— К сожалению. У меня «Люгер». Пришлось оставить дома. Для такой работы он слишком тяжел.— Ладно, — неохотно кивнул Бонд. — Я дам вам свой пистолет.Они вернулись в купе. Бонд запер дверь, затем достал «Беретту» и протянул пистолет Нэшу: «Восемь патронов. Сейчас на предохранителе».Нэш взял пистолет, окинул его взглядом профессионала и подбросил на ладони.Бонд не любил передавать кому-нибудь свое оружие. Без него он чувствовал себя голым и беззащитным.— У него малая убойная сила, — заметил он. — Поэтому нужно тщательно выбирать цель.Нэш кивнул и сел за столик у окна.— Здесь — лучшее место, — прошептал он. — Все видно, и открытое поле для огня.Он положил книгу на колени и повернулся спиной к стенке.Бонд снял пиджак, развязал галстук и положил их рядом с собой на полку. Затем он откинулся на подушку, уперся ногами в сумку со «Спектром», которую он поставил на пол рядом с атташе-кейсом, взял своего Эмблера и попытался читать. Он быстро понял, что слишком устал и не может сконцентрировать внимание на чтении. Что-то беспокоило его. Принял ли он все необходимые меры предосторожности?Ах да, клинышки! Бонд встал с дивана, наклонился и подсунул их под обе двери. Затем снова улегся и выключил лампочку над головой.Единственным освещением в купе остался фиолетовый глаз ночника.— Спасибо, старина, — услышал Бонд тихий голос Нэша.Раздался паровозный гудок, и поезд нырнул в туннель. 26. В руках палача Легкое прикосновение к лодыжке разбудило Бонда. Он мгновенно проснулся, но не двинулся с места. Все его органы чувств ожили и напряглись, как у дикого зверя.В купе все было по-прежнему. Поезд, оставляя позади километры пути, все так же мчался через ночь с железным стуком колес, потрескиванием деревянной обшивки купе, звоном стаканов над умывальником.Что разбудило его? Призрачный свет ночника едва освещал купе. С верхней полки не доносилось ни единого звука. У окна сидел капитан Нэш с толстой книгой на коленях.Его глаза смотрели прямо в лицо Бонда «Почему он так пристально глядит на меня?» — подумал Бонд. Черные губы Нэша шевельнулись, в темноте отчетливо сверкнули зубы.— Извините, что разбудил вас, старина, но мне захотелось поговорить.В его голосе звучали какие-то новые интонации, от чего у Бонда побежали по спине мурашки. Бонд медленно опустил ноги на пол. Его в который раз за эти дни охватило чувство смертельной опасности. Словно в купе кроме них присутствовал кто-то еще, невидимый, но грозный. Нет, никого... Но чувство не уходило и все более властно охватывало Бонда, вытесняя остатки сна и усталости...— Ну что ж, говорите, — ответил небрежно Бонд. Почему все же от слов Нэша по спине Бонда пробежали мурашки? Бонд вдруг подумал: может, Нэш сошел с ума и купе наполняет не ощущение опасности, а безумие? Неужели его предчувствие относительно этого человека оправдалось? Тогда надо как можно быстрее избавиться от него, к примеру заставить Нэша сойти на следующей станции. Где они сейчас? Когда будет граница?Бонд поднял левую руку, решив взглянуть на часы. Фиолетовый свет ночника был слишком слаб, чтобы разглядеть цифры. Бонд наклонил циферблат в сторону окна, откуда шел яркий поток лунного света. И тотчас со стороны окна, оттуда, где сидел Нэш, донесся резкий щелчок. Бонд почувствовал сильный удар по кисти. Осколки стекла, закрывавшего циферблат, разлетелись в разные стороны слегка поранив ему лицо. Руку отбросило от удара. «Неужели пробита кость?» — подумал Бонд и пошевелил пальцами. Нет, рука просто онемела.Открытая книга по-прежнему лежала у Нэша на коленях, из отверстия в переплете поднималась тонкая струйка дыма, и в купе пахло порохом.Значит, это все-таки ловушка. Капитан Нэш послан Москвой, а не М. И нет никакого агента МГБ в купе номер 9, человека с американским паспортом. И Бонд сам вручил Нэшу свой пистолет. Он даже сунул клинья под обе двери, чтобы Нэш чувствовал себя в безопасности.Бонда передернуло от презрения к себе.Нэш снова заговорил. Его голос больше не был тихим и неуверенным, напротив, он звучал громко и насмешливо.— Мне сразу хотелось избавить вас от иллюзий, старина. Это маленькая демонстрация. Я научился здорово обращаться с этой хитрой штукой. В ней десять патронов калибра 6,35 мм с разрывными пулями и электрическим спусковым механизмом. Полагаю, вы согласитесь, что русские просто волшебники, когда нужно придумать что-то вроде этого. Жаль, что ваша книга годится только для чтения, старина.— Ради бога, перестаньте называть меня «старина»!«Глупо», — подумал Бонд: над ним нависла смертельная опасность, нужно искать выход из отчаянного положения, а ему пришло в голову требовать, чтобы Нэш перестал произносить это дурацкое слово. Впрочем, типичная первоначальная реакция на неожиданную катастрофу: люди всегда выносят из горящего дома самые ненужные вещи.— Извините, старина. Вошло в привычку. Меня научили этому, чтобы я мог сыграть роль джентльмена, как научили носить и эту одежду. Они сказали, что я справлюсь с этой ролью. И ведь действительно справился, верно, старина? Но ближе к делу. Наверно, вам хочется узнать подробности. Я с радостью посвящу вас в них. До вашей смерти еще полчаса, и я не откажу себе в удовольствии объяснить знаменитому мистеру Бонду из секретной службы, что он всего лишь неуклюжий дурак и не более. Видите ли, старина, вы совсем не такой уж ловкий и умный, как думаете о себе. Вы всего лишь чучело, набитое опилками, и мне поручили выпотрошить вас. — Голос звучал холодно, предложения заканчивались на одной и той же бесстрастной ноте. Казалось, будто Нэшу надоело говорить.— Да, — сказал Бонд, — мне хотелось бы услышать подробности. Могу уделить вам полчаса.В голове у него лихорадочно метались мысли — как нарушить спокойствие этого человека? Как заставить его нервничать?— Не пытайтесь обмануть себя, старина, — в голосе Нэша, словно прочитавшего мысли Бонда, не было совершенно никакого интереса к противнику. В этой предельно ясной ситуации Нэш был хозяином положения, а Бонд — всего лишь его безоружной жертвой. — Через полчаса вы умрете, так что не надо строить иллюзий. Я не допускаю ошибок. Иначе меня не назначили бы на эту должность.— И какая же это должность?— Я — главный палач СМЕРШа. — Впервые в его голосе прозвучало что-то живое, нотка гордости. В следующее мгновение голос Нэша снова стал бесстрастным и равнодушным, как у робота. — Полагаю, это название вам знакомо, старина....Вот где таится разгадка! Значит, СМЕРШ. И перед ним — главный убийца. Теперь Бонд понял: вот в чем разгадка того красного пламени, иногда вспыхивающего в глазах Нэша — убийцы-психопата, страдающего, скорее всего, маниакально-депрессивным психозом. Смерть для него — источник наслаждения. Идеальный человек для СМЕРШа! Бонд неожиданно вспомнил предсказание Вавры и спросил с наигранной небрежностью: «Какое влияние оказывает на вас Луна, Нэш?»Черные губы исказились в злобной гримасе.— Вы ищете выход, думаете, что вам удастся спастись, мистер Бонд из секретной службы? Рассчитываете, что я чокнутый? Ошибаетесь. Если бы я был чокнутым, мне не поручили бы такое задание.Нескрываемая злоба в голосе показала, что Бонд попал в цель. Но чего ему удалось добиться этим? Необходимо тянуть время. Может быть, спросить про Татьяну...— А какую роль в этом деле играет девушка?— Одна из приманок, — голос снова стал равнодушным. — Не беспокойтесь, она не помешает нашей беседе. Наливая новый бокал вина, я подсыпал ей хлоргидрата. Теперь она до утра не проснется, если проснется вообще. Она составит вам компанию.— Вот как? — Бонд медленно поднял онемевшую руку, положил ее на колено и медленно пошевелил пальцами. — Ну что ж, продолжайте рассказ.— Осторожно, старина, без фокусов. Если хотя бы одно ваше движение покажется мне подозрительным, я тут же пущу вам пулю в сердце. Только одну. В конце концов, этого вполне достаточно. Именно это ждет вас — пуля в сердце. Если будете дергаться, получите ее быстрее. Я не промахиваюсь никогда. Доказательство — ваши ручные часы...— Молодец, — небрежно заметил Бонд. — Только не пугайтесь. Вам нечего бояться — ведь мой пистолет у вас. Продолжайте.— Хорошо, старина. Только не вздумайте чесать ухо, пока я говорю, — иначе у вас будет одним ухом меньше. Так вот, СМЕРШ решил убрать вас и как можно быстрее. Это решение было принято на высшем уровне. По-видимому, настало время прищемить хвост вашей секретной службе.— Но почему для этого выбрали меня?— Не знаю, старина. Я слышал, что у вас там отличная репутация. Секретная служба не скоро оправится от вашей смерти. СМЕРШ разрабатывал этот план целых три месяца, и там обдумали каждую деталь. Откровенно говоря, в течение последнего времени СМЕРШу не слишком везло. Взять хотя бы дело Хохлова. Помните, взрывное устройство в портсигаре и все такое? А все потому, что поручили работу ненадежному человеку. Дали бы ее мне. Уж я-то не перебежал бы к янки. Ладно, ближе к делу. Видите ли, старина, у нас в СМЕРШе есть просто гений по планированию таких конспираций. Кронстейн, чемпион по шахматам. Он сказал, что вас привлечет в этом заговоре жадность, тщеславие и любовь к эксцентричности. По его мнению, эксцентричность — одно из главных качеств англичан, и вы поддадитесь на такую уловку. Так и произошло, верно, старина?Неужели это так? Бонд вспомнил, как заинтересовали их странные аспекты всей этой истории. Тщеславие? Да, следует признаться: когда ему сообщили, что в него влюбилась русская девушка, он заинтересовался этим. Но именно «Спектр» был, пожалуй, решающим фактором — обыкновенная жадность.— Это действительно возбудило наш интерес, — произнес он небрежно.— И вот настало время осуществить операцию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...