ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мысленно Бонд тщательно проанализировал положение своего тела: сейчас надо было высчитать каждое движение, которое ему предстоит сделать. Раскинутые ноги. Наполовину согнутое колено, которым он оттолкнется от пола, когда понадобится вскочить на ноги. Правая рука, закрывающая пробитое пулей сердце — она в нескольких дюймах от края атташе-кейса, под косым швом которого — два острых, как бритва, метательных ножа. Стоило ли так издеваться над начальником технического отдела, когда тот демонстрировал, как и где нужно нажимать на шов? Левая рука безвольно отброшена в сторону — нет, она сильна, готова к тому, чтобы...В купе, прямо над его головой, послышался глубокий длинный зевок. Сейчас Нэш должен встать ногами на нижнюю полку... Он раздвинет густые волосы девушки и приложит дуло пистолета к ее затылку. Грохот поезда, мчащегося в туннеле, заглушит выстрел.Теперь Бонд старался вспомнить анатомию человеческого тела. Где расположены самые незащищенные места в его нижней части? Где проходит главная артерия? Бедренная артерия — по внутренней стороне бедра. А подвздошная артерия, переходящая в бедренную? Через середину паха. Если его удар пройдет мимо цели, ему конец. Бонд не сомневался, что в рукопашной схватке с Нэшем у него нет никаких шансов победить. Первый удар будет решающим. Носки ботинок повернулись в сторону дивана. Что делает сейчас Нэш? Грохот поезда, мчащегося через Симплонский туннель под массивами Васенхорна и Монте-Леоне, заглушал все звуки. Впереди и сзади в других купе спального вагона спали, дремали или просто лежали сотни людей, думали о своей жизни, строили планы, может быть, радовались предстоящей встрече с близкими на перроне Лионского вокзала в Париже. И не знали, что совсем рядом с ними, по тем же самым стальным рельсам кто-то мчался навстречу своей смерти...Коричневый ботинок отделился от пола. Чтобы встать на нижнюю полку, Нэшу придется одной ногой перешагнуть через тело, и тогда над головой Бонда, между двумя широко расставленными ногами, откроется ничем не защищенный пах.Мышцы Бонда напряглись, как у змеи, приготовившейся к броску. Правая рука скользнула к углу кейса, нажала на косой шов, и узкая рукоятка ножа оказалась в ладони.Вверх поднялся второй ботинок. Вот единственно нужное положение! Бонд подтянул левую руку, оперся ею в пол, переместив вес тела на другую сторону, и крепко сжал рукоятку ножа, чтобы он не вырвался из руки, если лезвие заденет кость. Медлить уже нельзя: забыв про боль. Бонд вскочил на ноги. Его рука, с зажатым в ней смертельным стальным жалом, молниеносно устремилась вверх, и нож до самой рукоятки вошел в чужое тело. Бонд старался утопить его в теле противника как можно глубже.Сверху со стуком упала на пол «Беретта». Затем мужчина резко повернулся, и глубоко вошедший в плоть нож вырвался из руки Бонда. Огромное тело обрушилось вниз.Бонд рванулся к окну, но рука падающего Нэша задела его по плечу, и удар опрокинул Бонда на диван. С пола медленно поднималось и приближалось к Бонду страшное оскаленное лицо с пылающими фиолетовыми глазами. Огромные руки, подобно клешням, протянулись к Бонду.Полулежа на спине, Бонд ударил его ногой. Он почувствовал, что удар попал в цель, но тут же могучие руки сжали его колено и потянули вниз. Бонд попробовал схватиться за что-нибудь и удержаться на диване, но руки обхватили его колено железными тисками и упорно тянули вниз. Скоро ему в бедро вопьются и зубы. Бонд бесполезно пытался ударить Нэша свободной ногой. Внезапно его пальцы, цепляющиеся за обшивку дивана, натолкнулись на что-то твердое. Книга! Но в какую сторону она выстрелит, если нажать на корешок? В Нэша или в него, Бонда? В отчаянии он направил книгу в огромное потное лицо и нажал...Раздался резкий щелчок, корешок засветился с противоположной от него стороны книги, и Бонд стал беспрерывно нажимать на корешок. Щелчки следовали теперь один за другим. Обложка книги стала теплой. Тиски, сжимающие колено Бонда, ослабли. Потное оскаленное лицо медленно поползло вниз. Из горла умирающего вырвался жуткий булькающий звук. Затем тело опрокинулось на пол...Бонд лежал на диване, стиснув зубы, и тяжело дышал. Над дверью купе неровно, словно вздрагивая, горел ночник: волосок накала внутри лампы то ярко вспыхивал, то снова затухал.«Наверное, — подумал Бонд, — неисправно динамо под вагоном». Он закрыл глаза, потом снова открыл их, пытаясь сосредоточиться. По его лицу стекали струйки пота.Грохот поезда начал затихать. «Восточный экспресс» вырвался из туннеля, сбавил скорость и наконец остановился.Бонд встал с дивана и отодвинул край шторки. Он увидел пакгаузы и запасные пути. Станцию освещали мощные прожектора на мачтах. Швейцария!В наступившей тишине он расслышал какой-то звук, доносившийся снизу. Бонд наклонился к распростертому на полу телу, проклиная себя за то, что чуть было не повторил ошибку Нэша — не убедился в смерти противника. Книгу с огнестрельным отверстием в корешке он направил на Нэша, но тело было неподвижно. Бонд приложил ладонь к шейной вене. Пульс отсутствовал. Мертв! Это просто оседало вниз безжизненное тело.Бонд снова сел и стал с нетерпением ждать, когда экспресс снова отправится в путь. Предстоит сделать так много! Разбудить Татьяну... Нет, прежде привести в порядок купе...Рывок, и длинный поезд тронулся. Скоро он помчится по извилистому пути в предгорьях Альп. Бонду казалось, что в звуке спешащих колес уже слышалось что-то новое — какое-то нетерпеливое ожидание.Он встал, переступил через тело, распростертое на полу, и включил свет. Купе походило на бойню. Какое страшное зрелище! Повсюду виднелись следы крови. Сколько крови в теле человека? Бонд вспомнил: десять пинт. Скоро вся эта кровь вытечет на пол. Только бы она не просочилась в коридор! Бонд сорвал с нижней полки постельное белье и принялся за работу.Наконец уборка подошла к концу — стены купе протерты, мертвое тело завернуто в простыни и одеяло. Бонд поспешно уложил чемоданы, — в Дижоне они должны сойти.Бонд слегка потряс Татьяну за плечо, покрытое собольим манто.Девушка не шевельнулась. Неужели Нэш солгал и она мертва?В панике Бонд раздвинул пышные волосы и коснулся шеи. Кожа была теплой. Он сжал пальцами мочку уха девушки и ущипнул. Татьяна зашевелилась. Раздался едва слышный стон. Бонд снова ущипнул ее за мочку уха. Наконец донесся глухой голос: «Не надо, больно».Бонд улыбнулся и с новой силой принялся трясти ее за плечо. Татьяна медленно повернулась на спину. Сонные глаза открылись, посмотрели вокруг отсутствующим взглядом и снова закрылись. «Что случилось?» — на этот раз голос звучал уже сердито.В течение нескольких минут Бонд уговаривал девушку. Ругался и угрожал. Снова начинал трясти ее, все сильнее и сильнее. Наконец ему удалось стащить ее с верхней полки и усадить на диван.Вид у нее был ужасный: вялые губы, сонные, упорно не открывающиеся глаза, спутанные мокрые волосы. Бонд достал полотенце, гребень и взялся за дело.Проехали Лозанну, через час миновали французскую границу. Бонд запер Татьяну в купе и на всякий случай вышел в коридор. Французские пограничники и таможенники прошли мимо, не обратив на него никакого внимания, и скрылись в служебном купе. Через пять минут они вышли и отправились в другие вагоны.Бонд вернулся в купе. Татьяна спала. Бонд взглянул на серебряные часы, которые он снял с запястья мертвого Нэша. 4:30. Еще час до Дижона. Он вздохнул и вновь принялся будить Татьяну.Наконец глаза девушки открылись, и она посмотрела на Бонда осмысленным взглядом.— Хватит, Джеймс, — сказала она.Бонд вытер потное лицо, вынес чемоданы к выходу из вагона, затем подошел к проводнику и предупредил, что его жене нехорошо и они решили сойти с поезда в Дижоне.— Не провожайте нас, — Бонд вручил проводнику пачку долларов. — Я уже вынес багаж, чтобы не беспокоить мадам Сомерсет. Мой приятель, мужчина со светлыми волосами, всю ночь присматривал за ней. Он врач. Я уложил его спать. Он очень устал. Не будите его, пожалуйста, пусть спит до самого Парижа.— Ну конечно, мсье. — Проводник не видал таких щедрых чаевых с тех пор, когда кончилась добрая старая эпоха путешествующих миллионеров. Он вручил Бонду его паспорт и билеты. Поезд начал тормозить, приближаясь к станции.Бонд поднял Татьяну на ноги, вывел в коридор и запер дверь, оставив в купе укутанный в белое кокон смерти.Наконец они спустились по ступенькам и после многих часов пребывания в раскачивающемся поезде встали на благословенную твердь перрона. Носильщик, одетый в синюю форму, нес за ними багаж.Рассветало, но было еще очень рано, и почти все пассажиры спали. Только небольшая группа путешественников, которые провели ночь, сидя на жестких скамейках вагона третьего класса, видела, как высокий молодой мужчина вел по перрону девушку, поддерживая за талию. 28. Вязальщица Такси остановилось на улице Гамбон, у входа в отель «Ритц». Бонд посмотрел на свой трофей — часы Нэша, красовавшиеся на его запястье. 11:45. Необходимо быть совершенно точным. Он знал, что, если русский разведчик приходил на встречу на несколько минут раньше или опаздывал, даже чуть-чуть, встреча автоматически отменялась. Бонд расплатился с таксистом и вошел в дверь, ведущую в бар отеля.Он подошел к стойке, заказал двойное мартини с водкой вместо джина и выпил половину. Настроение у него было великолепное. Как будто в его жизни не было последних четырех дней, не было и этой ночи с ее ужасами. Теперь он снова действовал один, ни за кого больше не отвечая: девушка спала в английском посольстве; «Спектром» со всеми его взрывными зарядами внутри уже занимались специалисты «Дьюксим Бюро» — Второго отдела французской контрразведки. С утра Бонд переговорил со своим старым другом Рене Матисом, который стоял теперь во главе Второго отдела. Тот позвонил в отель «Ритц» и распорядился, чтобы портье дал Бонду ключ от номера 204, не задавая никаких вопросов.Рене был счастлив узнать, что Бонду нужна его помощь в каком-то таинственном деле. «Положись на меня, Джеймс, — сказал он. — Когда у тебя будет время, расскажешь мне подробности своих темных махинаций. Итак, рабочие прачечной — два моих переодетых и вооруженных агента — должны войти в дверь комнаты 204 ровно в 12:15 с большой плетеной корзиной для грязного белья. Я буду сопровождать их в качестве шофера машины. Забираем грязное белье и везем в аэропорт Орли. Там ждем прибытия самолета ВВС из Лондона, который должен прилететь в 14:00, и грузим корзину на самолет. В результате грязное белье из Франции попадает в Англию. Так?»Начальник станции Ф. уже говорил с М. по закрытой линии связи. Он передал главе секретной службы содержание краткого письменного доклада Бонда и попросил, чтобы «Канберра» английских ВВС прибыла в Париж. Нет, объяснил начальник станции Ф., ему неизвестно, зачем потребовался самолет. Бонд появился в посольстве с девушкой и «Спектром», позавтракал и тут же ушел, сказав, что вернется после обеда.Бонд снова взглянул на часы, допил коктейль, расплатился и вышел из бара. Он поднялся по ступенькам, ведущим в вестибюль гостиницы, и подошел к стойке портье.Тот посмотрел на Бонда пристальным взглядом и дал ему ключ. Бонд кивнул, повернулся и направился к лифту. Поднявшись на второй этаж, он пошел вдоль коридора, отыскивая нужный ему номер — 204.Бонд сунул правую руку под пиджак и коснулся рукоятки «Беретты», заткнутой за пояс брюк. Длинный цилиндр глушителя больно врезался ему в живот. Бонд постучал в дверь.— Войдите, — донесся изнутри дрожащий старческий голос.Бонд повернул ручку двери. Она была не заперта. Бонд положил ключ в карман, толкнул дверь, вошел и быстро закрыл ее за собой.Перед ним была типичная гостиная «Ритца», элегантно обставленная. Белые стены, занавески и чехлы на стульях из белого ситца с маленькими красными розами. Огромный ковер темно-красного цвета, покрывающий пол от стены до стены.В светлой, залитой солнцем комнате, в низком кресле рядом с письменным столом сидела и вязала маленькая старая женщина.Не переставая вязать, она посмотрела на Бонда с вежливым любопытством.— Да, мсье? — Ее голос был низким и хриплым. Напудренное одутловатое лицо под шапкой седых волос не выражало ничего, кроме учтивого интереса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...