ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– То, в чем я тебе сейчас признаюсь, было моей тайной. Помнишь тот вечер, когда ты обо всем рассказал отцу? Отец вызвал меня к себе и пригрозил лишить наследства, если я выйду замуж за полковника?– Конечно, помню! Ты на меня тогда сильно разозлилась!– Так вот, в тот вечер я потихоньку ушла из дому и встретилась с полковником Тейлором.– Не может быть!– Я предложила Тейлору бежать со мной. Представляешь, он отказался. Ты был прав: этот человек действительно низок и подл. И нужна была ему не я, а мое приданое. Но я была слишком наивной и глупой, чтобы это понять.Джордан не стал корить сестру за опрометчивость, а ласково погладил по руке.– Ты никогда не была глупой, малышка. Просто очень юной и неопытной. В восемнадцать лет голос сердца заглушает голос разума. Не зря говорят, что любовь слепа. Ты просто сразу не распознала характер этого человека в отличие от всех остальных в нашей семье.– Но я должна была распознать! Ведь и ты, и папа, и даже мама сразу заметили в нем червоточину!– Значит, ты поэтому больше не желаешь ни с кем знакомиться? Боишься снова оказаться в ловушке?Сара нервно теребила ленточку на голубом левантиновом утреннем платье. Сейчас она принялась наматывать ее на затянутый перчаткой указательный палец.– Не совсем так. Пока мама болела, мне было не до женихов. А теперь я просто боюсь ошибиться.– Поверь, ни одного из моих друзей невозможно заподозрить в корысти. Взять хоть Сен-Клера. Он, разумеется, небогат, но деньги для него не главное в жизни. Сен-Клер не перестает восхищаться твоей красотой.– Сен-Клер никогда не смирится с моей работой. Ему нужна рачительная хозяйка, готовая взять на свои плечи ответственность за дом и усадьбу. Жена-реформатор ему не нужна. – Сара помолчала и добавила насмешливым тоном: – А самое главное, он обожает семгу. А я терпеть не могу мужчин, которые любят семгу.– Отнесись к делу посерьезнее, Сара. На самом деле в Лондоне немало достойных джентльменов, которые вполне тебе подойдут.Сестра снова принялась терзать ленточку.– Не так уж много, как может показаться с первого взгляда. Тех, кто ниже по положению, наверняка привлекает состояние, а те, кто выше, просто не захотят вешать себе на шею жену, которая будет терзать друзей утомительными, нудными разговорами о реформе.– Значит, необходимо найти золотую середину.– Такой мужчина еще не родился на свет. Не забывай, что я дочь простых родителей, пусть и официально принятая в семью графа. О родословной говорить не приходится. Так, ни рыба ни мясо. К миру аристократов не принадлежала и не принадлежу. Единственное общество, в котором я чувствую себя свободно и уверенно, – Дамский комитет. Но, увы, среди его членов очень трудно найти жениха. Согласен?Несказанным осталось главное: до сих пор мисс Уиллис просто не встретила человека, с которым хотела бы соединить свою судьбу. Друзья брата казались очень милыми, а порой и интересными, но воспринимали будущее как занимательную игру, веселую прогулку. О серьезной, приносящей пользу работе никто не задумывался. Ни один из светских джентльменов не смог бы ее понять.– Черт возьми, сестричка, знай я, что брак способен удержать тебя от поездки, немедленно женился бы на тебе сам. Ведь между нами нет кровного родства!Сара рассмеялась.– Что-то я не слышу в твоем голосе энтузиазма.Мысли лорда по поводу брака были хорошо известны сестре. Удивительно, что он вообще заговорил на эту тему! Она постаралась представить супружескую жизнь с Джорданом. Картина получилась не самая радужная.– Что за нелепая идея! Ты же знаешь, что это невозможно! Пусть мы не родственники по крови, но мы родные, близкие во всех иных отношениях люди. А потому даже консуммировать брак нам ни за что не удастся.– Согласен. – Граф не слишком пытался скрыть явное облегчение: необдуманное предложение испугало его самого. – А главное, наш брак все равно не удержал бы тебя в Лондоне, разве не так?– Разумеется. Но поверь, тюремный корабль не настолько страшен, как может показаться. Почти все женщины осуждены за мелкие преступления, не связанные с насилием. На борту будет жена доктора. Да и миссионеры всегда берут с собой жен. Так что никакого риска, ни малейшей опасности.– А что, если на всякий случай взять служанку?В глазах сестры вспыхнула надежда. Неумолимый как скала, глава семьи стал сдаваться!– Дело в том, что взять служанку нельзя. Моя принадлежность к графскому роду должна сохраниться в тайне. Будет известно, что я учительница и, увы, старая дева. Моя задача – основать школу для осужденных и их детишек, как это прежде делали миссионеры.– Дети тоже там будут?Мысль о тяжкой участи детей на тюремных кораблях ужасала.– Да, каждая осужденная может взять с собой сына в возрасте до шести лет и дочь до десяти. Чем волноваться обо мне, лучше подумай об этих нечастных, – мрачно произнесла Сара.Помолчав, граф спросил:– Почему ты едешь инкогнито, скрывая свою принадлежность к графскому роду?– Необходимо вести постоянные записи, отмечать все нарушения, регистрировать замеченные факты насилия и злоупотреблений. Узнав, что я твоя сестра, капитан и члены команды постараются скрыть свои противозаконные действия.– Но это вовсе не означает, что я не могу послать с тобой служанку.– Пойми наконец: учительница Сара Уиллис не отправится в дальний путь в сопровождении служанки. Она мне и не нужна. Или ты считаешь меня настолько беспомощной и не приспособленной к жизни?– Беспомощность здесь вовсе ни при чем. – Граф помолчал. – Итак, ты собираешься отправиться на корабле под названием «Добродетель», что означает «целомудрие», «девственность», «непорочность». Трудно себе представить более неподходящее название для подобного судна.Во взгляде сестры мелькнуло раздражение, и Джордан благоразумно предпочел сделать вид, будто внимательно смотрит в окно.Экипаж уже ехал по Парк-лейн, и впереди показался фасад роскошного фамильного особняка. Архитектор создал для семьи графа Блэкмора огромный дом в духе античных вилл – очевидно, для того, чтобы каждый из смертных, кого судьба занесет в величественные залы, сразу и в полной мере ощутил собственное ничтожество.Сара до сих пор не забыла детское впечатление от самого первого визита, прекрасно помнила тот священный трепет, в который привели ее стройные колонны и нескончаемые ряды сияющих окон. Однако будущий отчим не позволил девочке испугаться, а просто взял за руку и повел в кухню – смотреть только что родившихся щенков. Наверное, в ту самую минуту и возникло чувство, которое принято называть дочерней любовью.Сейчас Сара порой тосковала по отчиму не меньше, чем по родной матери. Настоящего отца она не знала, а граф сумел так быстро и прочно занять пустующее в душе место, что падчерица не могла думать о нем иначе, как о родном, самом близком человеке. Он искренне и нежно любил жену и умер через год после ее кончины. И сын и падчерица тяжело переживали смерть отца, однако неожиданностью для них она не стала.Наконец экипаж остановился. Джордан первым спустился на замерзшую дорожку и подал руку сестре. Сара вышла из кареты.– Что я должен сказать, какие аргументы найти, чтобы отговорить тебя от безумной поездки? – заглянув ей в глаза, спросил брат.– Даже не пытайся. Я должна, обязана это сделать. Право, Джордан, тебе не стоит волноваться. Все будет прекрасно.– Не забывай, малышка, что, кроме тебя, у меня никого нет. Ты – моя семья. Еще одной утраты я не вынесу.Судорожно сглотнув, Сара крепко сжала руку брата.– Не беспокойся. Меня ты не потеряешь. Просто на некоторое время отпустишь на свободу. Не успеешь оглянуться, как вернусь. Год быстро пролетит.Джордан знал, что этот год покажется ему вечностью, и с трудом сдерживал нахлынувшие на него чувства, поскольку знал, что удержать Сару невозможно. И сейчас вел леди Блэкмор к парадному крыльцу фамильного особняка.Дворецкий встретил господ и помог Саре снять накидку. Она смерила предателя уничтожающим взглядом.Бедняга Харгрейвз покраснел до корней волос.– Мне очень жачь, мисс. Право, искренне жаль.Стоило слуге покаяться, как Сара тут же оттаяла, дружески похлопала Харгрейвза по руке и успокоила:– Все в порядке. Вы просто выполнили свой долг.С этими словами девушка стала подниматься по устланной толстым ковром лестнице. Брат молча глядел ей вслед. До чего же она добра и щедра! Разве с такой нежной и отзывчивой душой удастся выжить на тюремном корабле? Конечно, активная работа в Дамском комитете позволила Саре ощутить человеческие страдания. Поднявшись на борт, Сара погрузится в атмосферу несчастья и лишений на целый год, если не больше. Останется в полном одиночестве и без надежной защиты близкого человека.Граф проводил взглядом стройную фигурку, заметил выбившиеся из прически каштановые локоны, невольно восхитился врожденной грацией сестры и тяжело вздохнул. Что и говорить, Сара совершенно не сознавала собственной привлекательности. Возможно, в светских салонах она чувствовала себя не слишком свободно, но эта внутренняя скованность вовсе не мешала мужчинам с готовностью попадать в сети обаяния прелестной и приветливой молодой леди. Мотыльки летели на огонь такой плотной стаей, что в первый светский сезон сестры графу не раз приходилось вмешиваться и умерять пыл чересчур ретивых поклонников.Мисс Уиллис не поражала красотой, но была очень хорошенькой. Мужчин привлекала ее благородная, учтивая манера общения и искренняя доброта ко всем независимо от ранга и положения в обществе. Угрюмая, насупленная, неприветливая, засидевшаяся в невестах учительница могла не опасаться излишнего внимания со стороны матросов «Добродетели». Но ведь Сара не такая. Разве можно отпустить девочку в опасный путь одну, без опеки, защиты и помощи?Нет, пойти на такое безрассудство Джордан просто не имел права. А поскольку запретить поездку невозможно, придется изобрести какой-нибудь хитроумный способ обеспечения безопасности сестры.Как только Сара скрылась из виду, граф обратился к дворецкому:– У вас есть знакомые среди моряков?– Да, милорд. – Пожилой слуга невозмутимо взял из рук господина пальто и бобровую шляпу. – Мой младший брат Питер – матрос.В голове Джордана мгновенно созрел план.– А он может защитить себя и еще кого-нибудь?Харгрейвз ответил понимающим взглядом.– Прежде чем завербоваться на торговое судно, парень шесть лет служил на военном флоте. Думаю, он сохранил боевую выправку. Видимся мы с ним нечасто, ведь он почти все время в море.– А сейчас тоже?– Так совпало, милорд, что две недели назад он сошел на берег.– Отлично. Как вам кажется, у него может возникнуть желание через несколько дней снова выйти в море? Наградой послужит кругленькая сумма.Дворецкий с готовностью кивнул:– Уверен, милорд, Питер с удовольствием прервет отпуск. Ни жены, ни детей у него нет, так что беспокоиться ему не о ком. К тому же я не раз оказывал брату разного рода услуги, за парнем должок, и немалый.– Попросите его прийти сюда завтра в десять. Но только так, чтобы Сара его не увидела. Понимаете?– Понимаю, – подтвердил Харгрейвз с видом заговорщика. – Не сомневайтесь, милорд, Питер исполнит возложенную на него обязанность наилучшим образом.Джордан улыбнулся. Наконец-то он нашел выход. Глава 2 Непозволительно испытывать собственную добродетель настоятельной необходимостью. Истинная сила добродетели, как и сила обстоятельств, проявляется лишь в критический момент, а потому одна из важнейших обязанностей каждого человека заключается в том, чтобы избегать искушения. Леди Мэри Уортли Монтегю, активная участница общественной жизни Англии. Письмо от 22 июня 1752 г. Через неделю после жаркого спора со сводным братом Сара Уиллис стояла на палубе парусника «Добродетель». Ранним утром океан выглядел словно переливающийся в косых солнечных лучах ковер. Чудесная картина впервые открылась взору лишь два дня назад, когда тюремный корабль покинул устье Темзы и вышел на просторы бесконечного океана. Зыбкая изменчивость волновала.В первый день океан напоминал недавно проснувшегося, полного сил дракона, который забавлялся тем, что качал на мощной спине крошечные игрушечные кораблики. Дыхание чудовища погружало палубу в туман мельчайших брызг, цепкие лапы нещадно сжимали корпус. Мощный трехмачтовый фрегат покорно подскакивал на каждой новой волне, а потом безвольно скатывался в пучину.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...