ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Глава 3 Тропическое солнце осторожно касалось пыльных пальм бледнеющими косыми лучами. Капитан парусника «Сатир» Гидеон Хорн и корабельный повар Сайлас Драммонд с трудом пробирались по переполненной рыночной площади крошечного городка у подножия гор на острове Сантьяго. Сантьяго оказался последним и самым крупным из островов Зеленого Мыса, которые посетил капитан со своей командой. Сначала моряки высаживались на небольшие острова, надеясь найти там то, что искали, однако надежды их не сбылись. И Гидеон уже всерьез опасался, что даже Сантьяго не принесет удачи.Капитан решил закупить на рынке провизию, чтобы вернуться на Атлантис. Если в городке нет того, что они ищут, то задерживаться здесь нет никакого смысла. Он внимательно оглядел ближайший прилавок, за которым живописная особа в смятой соломенной шляпе торговала рулонами крашеной хлопковой материи, без устали зазывая покупателей на своеобразном наречии, напоминавшем португальский язык.– Сколько стоит? – поинтересовался капитан по-английски в ожидании, пока Сайлас, который немного говорил по-португальски, переведет вопрос.Торговка смерила покупателя оценивающим взглядом. Улыбка моментально исчезла. Стерев со лба пот темными от въевшейся краски руками, темпераментная южанка обрушила на Гидеона бурный поток слов, сопровождая речь не в меру активной жестикуляцией.Бородатый переводчик усмехнулся:– Она говорит, что если американский пират хочет купить товар для своей леди, ему придется дорого заплатить.Гидеон нахмурился:– Скажи, что у меня нет никакой леди. И в ближайшем будущем не предвидится.Не успел Сайлас открыть рот, как спутник перебил его вопросом:– Кстати, как она узнала, кто я такой?Несколько минут переводчик эмоционально беседовал с торговкой. Присутствие Гидеона ее явно беспокоило.Когда Сайлас наконец-то повернулся к капитану, на лице его появилось задумчивое выражение. Он рассеянно пощипывал кудрявую каштановую бороду.– На островах новости летают быстрее птиц, капитан. Похоже, здесь уже все знают о прибытии знаменитого лорда-пирата с командой. Почтенной матроне хватило одного лишь взгляда на твою саблю, чтобы понять, кто ты такой. – Повар секунду помолчал. – Может быть, именно поэтому нам и не удается найти у этих чертовых островитян то, что нужно. Узнав нас, они тотчас попрятали всех молодых женщин.– Возможно. – Гидеон одарил торговку чарующей улыбкой, которая, впрочем, ничуть не смягчила ее воинственной решимости, – к черту эту бабу! Скажи ей, что эти тряпки мне вовсе ни к чему. Какой от них толк, если мы все равно не можем найти женщин?Сайлас кивнул, а Гидеон резко повернулся на каблуках и стремительно пошел прочь по узкой улочке, круто спускавшейся к морю, в доки. Повар что-то пробормотал и последовал за капитаном. Деревянная нога не помешала великану развить завидную скорость.– Что же нам делать, капитан?– Понятия не имею. Попробуем поговорить с матросами. Возможно, кому-то из них сегодня повезло больше, чем нам.– Как знать, – промямлил Сайлас с кислой миной.Моряки молча шагали по узкой каменистой улочке. Гидеон погрузился в собственные мысли, едва сознавая присутствие недовольного хмурого повара. С самого начала было ясно, что план обречен на провал. Он просто не мог оказаться успешным.Не успел капитан додумать мысль до какого-нибудь логического завершения, как вдруг увидел Барнаби Кента. Первый помощник почти бежал навстречу по крутой горной тропинке.– Ни за что не угадаете, что за судно вошло в порт! – не в силах сдержать радость, возбужденно закричал он.Барнаби был единственным англичанином, которого Гидеон пустил на борт своего корабля и ни разу не пожалел об этом. Парень оказался прирожденным морским волком, хоть и одевался как лондонский денди.– И что же это за судно вошло в порт? – спокойно переспросил Гидеон, едва Кент остановился, чтобы перевести дух. Джентльмен не привык бегать; предпочитал передвигаться неторопливо, с достоинством.Пытаясь отдышаться, первый помощник согнулся и уперся ладонями в колени.– В порт... вошел корабль... как раз такой, как нам требуется...Гидеон даже застонал от раздражения.– Но мы уже покончили с этим, Барнаби. И так набрали столько драгоценностей, золота и серебра, что хватит, чтобы загрузить целый военный фрегат. Теперь нам нужны женщины, а вовсе не добыча.– Конечно, сэр. – Барнаби выпрямился, вынул из кармана носовой платок и вытер вспотевшее лицо. – Корабль и везет женщин. Целую толпу. Как раз то, что нам надо.Гидеон и Сайлас переглянулись.– О чем ты? – недоверчиво переспросил капитан.– Тюремный корабль из Англии, под названием «Добродетель». Везет в Австралию осужденных. На борту пятьдесят женщин, а может быть, и больше. Вполне возможно, они мечтают о спасении, если вы понимаете, что я имею в виду.Взглянув вниз, в переполненную судами гавань, Гидеон задумчиво потер подбородок:– Значит, осужденные женщины? К тому же еще англичанки?– Понимаю, о чем ты думаешь, капитан, – подал голос Сайлас. – Не важно, что они англичанки. Англичанки подойдут точно так же, как и все остальные. Парни не питают к Англии такой ненависти, как ты. – Хватило одного лишь взгляда, чтобы повар торопливо добавил: – Понятно, за что ты ненавидишь и страну, и ее жителей. Очень даже понятно. Но ведь эти женщины... они вовсе не похожи на тех англичан, которых ты не любишь. Они из простых, как и большинство наших ребят. Вдобавок беднягам отчаянно не повезло. Так что они прекрасно нам подойдут – куда лучше, чем высокомерные островитянки. Те, видите ли, считают себя слишком благородными для грубых и неотесанных пиратов.– У нас мало времени, – подал голос Барнаби, предпочитая держаться в стороне от обсуждения столь скользкого вопроса, как Англия и англичанки. – Утром «Добродетель» отчалит. Корабль вошел в порт лишь на одну ночь, чтобы пополнить продовольственные запасы.Пропустив мимо ушей слова Барнаби, Гидеон снова повернулся к вечно угрюмому повару. Сайлас недолюбливал женщин и поклялся не иметь дела ни с одной из коварных дочерей Евы.– Ты тоже считаешь, что это выход из положения?– Еще какой! – воскликнул Сайлас.Барнаби с важным видом поправил галстук.– Меня такой вариант вполне устраивает.Гидеон колебался. Выбора действительно не было. За несколько последних месяцев впервые представилась подобная возможность. К тому же захватить корабль с осужденными не представляло никакого труда: такие суда не вооружены по-настоящему.– Что ж, решено.На лицах друзей отразилось явное облегчение, и капитан перешел к делу:– Барнаби, выясни о корабле все, что удастся: какое на нем оружие, что за команда... – одним словом, запоминай любую мелочь, в атаке все пригодится. Только действуй осторожно. К счастью, мы стоим в другой гавани, однако не спеши сообщать матросам «Добродетели», что в порту их дожидается пиратский корабле постарайся, чтобы ребята не успели протрезветь, даже если для этого тебе придется поить их за свой счет. Не хотелось бы вспугнуть пташек.Барнаби торопливо зашагал к докам, а капитан повернулся к Сайласу:– Собери команду. Скажи ребятам, что на рассвете уходим, а к ночи все должны быть на борту.Сайлас молча кивнул и похромал по каменистой тропинке.– Объясни, в чем дело и с какой стати спешка, не то парни разозлятся: глядишь, тебе же и достанется!Оставшись в одиночестве, Гидеон устремил взгляд в гавань, туда, где бросил якорь корабль со скромно задрапированной женской фигурой на носу. «Добродетель». Женщин на палубе разглядеть не удалось. Видимо, во время стоянки их заперли в трюме.Зато корабельная команда старалась вовсю, явно пытаясь как можно быстрее свернуть паруса, чтобы отправиться на берег – пить, играть в карты, веселиться с девочками. Отлично. Если повезет, то они попадут прямиком в лапы хитрого Барнаби Кента.Гидеон постарался хорошенько рассмотреть корабль, насколько это возможно с такого расстояния. Прямое парусное вооружение, три мачты... посадка очень низкая. Пушек издалека не видно, матросов человек двадцать с небольшим. Против его шестидесяти трех жалкая горстка. О более легкой добыче трудно даже мечтать.О да! Губы капитана тронула мечтательная улыбка. Такое прекрасное судно, а груз просто бесценен. Словно сладкий, истекающий соком перезревший виноград, мечтающий о том, чтобы его поскорее сняли с ветки.Скорее бы настало утро!
Питер ловко, словно обезьяна, забрался на королевскую рею и начал четко отработанными движениями сворачивать главный парус. Однако действовал он машинально: мысли были полностью заняты решением загадки таинственной мисс Уиллис.Со времени первого разговора с учительницей прошло уже две недели, а она все еще настаивала, чтобы он каждую ночь караулил заключенных. Больше того, ей даже удалось убедить капитана регулярно назначать Питера на дежурство в трюм. Он-то надеялся, что скоро можно будет расслабиться, однако мисс Уиллис, видимо, никому не доверяла и упорно требовала, чтобы из ночи в ночь вахта была одна и та же.Тыльной стороной ладони Питер вытер со лба капли пота, перевел дух, перекинул канат через блок и начал осторожно продвигаться по королевской рее. По правде говоря, его сиятельство упредил, что мисс может доставить немалые неприятности, так что Питер имел возможность подготовиться и настроиться. Хорошо еще, что леди строго соблюдает условия договора и стычек между ней и матросами больше не происходило. Слава Богу, пока жизнь идет мирно. Душевное спокойствие почти компенсировало бессонные ночи, которые приходилось проводить на нижней палубе, сторожа заключенных.На самом деле особых трудностей с дежурством не возникало – во всяком случае, начиная со второй ночи. В первую ночь женщины немного нервничали: присутствие постороннего мужчины их раздражало. Дети с любопытством таращили глазенки, пытаясь сквозь решетку рассмотреть странного матроса, который невозмутимо привязывал к железным прутьям гамак. Ночь выдалась не слишком спокойной. Люк то и дело открывался, и один за другим в тесноту и полумрак трюма заглядывали матросы. Любопытных не смог остановить даже приказ капитана не покидать верхнюю палубу без крайней необходимости. Однако едва ребята поняли, что Питер намерен строго следить за выполнением распоряжений начальства, как крышка люка перестала пользоваться повышенным вниманием.Начиная со второй ночи заключенные молча терпели присутствие надзирателя. Больше того, некоторые пытались благодарить за заботу, а одна милая маленькая девушка даже предложила разделить с ней ужин. Питер решил, что женщины умеют лучше распоряжаться продуктами, чем корабельный повар, и не стал отказываться.Разумеется, матросов возмущало бесцеремонное вмешательство в их личную жизнь, однако Питеру не было никакого дела до недовольства товарищей. Ведь хозяин, граф Блэкмор, заплатил за службу в три раза больше матросского жалованья. За такие деньги можно не только подежурить, но при необходимости даже проявить боевую сноровку.К счастью, схватиться пришлось лишь с одним из любителей ночных приключений, да и тот оказался в сильном подпитии. Разумеется, матросы мстили как могли и изо всех сил пытались навредить предателю. Но они плохо себе представляли, что именно может оказаться для него тяжким наказанием. Первый помошник капитана то и дело посылал Питера на королевскую рею, считая задание трудным и опасным. С одной стороны, если принять во внимание маленький рост и обезьянью ловкость матроса Харгрейвза, выбор можно было бы считать вполне оправданным. Но в то же время сворачивать главный парус – задача сложная, коварная, опасная.К сожалению, первый помощник понятия не имел, как нравилось Питеру карабкаться по корабельной оснастке, – чем выше, тем приятнее! Где еще можно с такой полнотой ощутить соленый морской воздух, почувствовать на лице свежесть сияющих всеми цветами радуги брызг, увидеть бескрайние океанские просторы, бездонную чистую воду, в которой отражается и голубое небо, и белые облака, и ослепительные солнечные лучи? К счастью, фрегат «Добродетель» уже покинул холодные, угрюмо-серые волны Британии и вошел в тропические воды, так что на недостаток тепла и света жаловаться не приходилось. К тому же лучше выполнять опасную, но красивую работу, чем нудную и грязную – например покрывать дегтем канаты.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...