ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она выскочила из машины и стала звать Салли. Старая дама последовала за ней.
Тем временем миссис Уэйкфилд включила фары и осветила дорогу. Но все поиски вокруг дома были безуспешны. Элизабет уже забыла о том, что надо тянуть время. Теперь она желала лишь поскорее отыскать Салли и положить конец страданиям ее хозяйки.
Но, увы, поиски ничего не дали. Тогда миссис Брэмбл собралась с духом и объявила:
– Все впустую, мои дорогие. Салли, моя Салли пропала, и наши походы в темноте ни к чему не приведут. Помогите мне, пожалуйста, достать сумку.
За весь вечер ее голос не звучал так устало. По щекам текли слезы. Она направилась к машине. Расстроенные мама и дочка Уэйкфилд достали вещи миссис Брэмбл, та отперла дверь, включила свет, они прошли в дом – и не поверили своим глазам. Посреди гостиной, с довольным выражением на лохматой мордашке, сидела Салли!
– О-о! – Миссис Брэмбл упала на колени перед своим сокровищем. – О-о, Салли, Салли!
Больше она ничего не успела сказать – собачка осыпала хозяйку мокрыми поцелуями. Миссис Брэмбл прижала к себе любимицу и качала ее на руках. Волна облегчения и счастья захлестнула Элизабет. Она взглянула на маму, и они в восторге обнялись.
– Слава Богу! – выдохнула миссис Уэйкфилд.
Даже если бы Салли была ее собственной любимицей, Элизабет не смогла бы радоваться больше. Однако ее мучило любопытство.
– Миссис Брэмбл, я понимаю: Салли, конечно, очень сообразительная, но как же она попала в дом?
– Да просто моя лапочка прошла в свою отдельную дверь, – миссис Брэмбл поднялась и поспешила на кухню. – Видите, я сделала здесь дверцу у входа. Так что она всегда может выбежать во двор, когда захочет. Доживете до моих лет – поймете: выходить на улицу с такой собакой в любой момент очень нелегко!
Миссис Уэйкфилд и Элизабет последовали за хозяйкой. Действительно, в стене, выходящей на задний двор, была устроена квадратная дверца на магните так, что Салли могла входить и выходить, когда ей вздумается.
Тайна была раскрыта, но ни Лиз, ни ее маме не хотелось покидать этот счастливый гостеприимный дом. Девочка упросила миссис Брэмбл разрешить ей покормить Салли, и вскоре все трое с умилением наблюдали, как та уплетает свою любимую похлебку.
К старушке вернулось благодушное и бодрое настроение. Она поставила чайник и достала три тарелки.
– Давайте-ка теперь отдохнем и выпьем чайку, – предложила она.
За доброй беседой в ярко освещенной кухне впервые за этот вечер они отогрелись и расслабились. И Элизабет честно призналась себе, что ничего вкуснее овсяного печенья миссис Брэмбл она в жизни не ела. Получился настоящий праздник!
Наконец-то можно было поговорить и о поездке миссис Брэмбл, и о том, как жилось Салли у Уэйкфилдов. Под мирную болтовню усталая собачка посапывала под стулом хозяйки. Все чувствовали себя старыми добрыми друзьями, время шло быстро, им было весело, легко и приятно. Но вдруг миссис Уэйкфилд вспомнила о Джессике.
– Я так рада, что у нас все так хорошо закончилось, – обратилась она к старой даме, – но, боюсь, осталось поймать еще один кончик в этой истории. Если вы позволите, я привезу Джессику сюда прямо сегодня, и пусть она извинится за свою безответственность.
– Да что вы! – запротестовала та. – Я не хочу никаких извинений. Моя девочка в целости и сохранности, а больше мне ничего не нужно.
– Я понимаю, – улыбнулась миссис Уэйкфилд. – Но считаю, что моей дочери необходимо получить серьезный урок. И прошу вас в этом помочь.
– Хорошо, – кивнула миссис Брэмбл. – Извинения принимаются сразу по прибытии сюда вашей дочери. Она такая славная девчурка! Но я поговорю с ней построже, обещаю.
Миссис Уэйкфилд остановила машину возле дома Фаулеров. Элизабет мечтала только об одном: чтобы ей разрешили самой зайти и забрать Джессику. Уж лучше пусть та узнает все дурные известия от нее, прежде чем предстанет перед мамой. Не успела Элизабет и шага шагнуть из машины, как мама напомнила ей:
– Не забудь сказать Джессике, чтобы она вернула миссис Брэмбл ее деньги. Пусть отдаст все до пенни. Я настаиваю на этом.
– Но, мам…
– Никаких „но"! Ни одной из вас я не позволю получать плату за несделанную работу. Если у нее нет денег с собой, мы поедем за ними домой. Так или иначе, я хочу, чтобы деньги были возвращены сегодня же.
Дело становилось все хуже и хуже. Расплата оказалась гораздо суровее, чем можно было ожидать.
„Откуда же, – гадала Элизабет, – моя сестра достанет двадцать пять долларов? Ведь она уже истратила свои деньги на билет".
Все глупые ухищрения Элизабет задержать маму пропали впустую. Даже если Джессика благополучно вернулась с шоу, как она объяснит, где деньги? В такую минуту Лиз ни за что бы не поменялась с сестрицей местами!
Девочка позвонила в дверь, горя желанием выручить сестру из беды. Но когда дверь открылась, тут же ей захотелось как следует отругать Джессику, а не помогать ей. Сестра стояла посередине изысканного мраморного холла в том самом новом платье, которое Элизабет купила себе для бала! Элизабет так обиделась и рассердилась, что даже не заметила в ухе Джессики большое золотое кольцо.
– Как ты посмела? – она указала на светло-бежевое платье и туфли из мягкой кожи. – Я купила все это на свои собственные деньги! Я копила на это так же, как на мамины серьги.
Джессика порывисто вскинула руки, пытаясь прикрыть ими уши. В ту же секунду на лице у нее появилось выражение ужаса и как в зеркале отразилось на лице ее сестры. Обе одновременно поняли: у Джессики лишь одна из серег. Другая пропала!
– Она должна быть где-то наверху. Я, видимо, потеряла ее, когда мы уже вернулись. Скорей, Лиззи! Пожалуйста, помоги мне искать!
Даже не спросив Элизабет, почему она здесь, Джессика развернулась и бросилась вверх по широкой круговой лестнице. Сестра помчалась за ней. Через минуту обе ползали на четвереньках, исследуя сантиметр за сантиметром ковер в спальне Лилы. Лила тоже искала с ними. Наконец Элизабет спохватилась, что нельзя заставлять маму так долго ждать, и заключила:
– Бесполезно. Никакой серьги здесь нет. Ты наверняка потеряла ее на концерте. – Она встала с колен: – И если ты воображаешь, что вся беда в этом, то посмотри, что тебя ждет там!
Пока Джессика запихивала вещи в дорожную сумку, Элизабет быстро изложила ей суть происшедшего.
– Ты везучая, Джес. Все было бы куда хуже, если бы мы не нашли Салли. Но мама все еще сердится и хочет, чтобы ты извинилась перед миссис Брэмбл сегодня же.
– Лиз… – Джессика робко взглянула на сестру. – Ты ведь ничего не сказала ей, правда? То есть, ты не говорила о концерте? – а про себя подумала: Хоть бы я никогда в жизни не знала про этого Джонни Бакса!"
– Ну конечно, нет. Джессика Уэйкфилд, ты самая противная и несносная сестра на свете. И все же я знаю: ты бы не выдала меня, если бы я отколола такой номер. – Лиз прижала коленом раздувшуюся сумку и помогла Джессике застегнуть молнию. – К тому же, зачем расстраивать маму еще больше?
– А ты самая лучшая сестра на свете, Лиз. И не беспокойся, я тебя не подведу. Обещаю. – Сейчас Джессика говорила как будто всерьез.
Близнецы по ходу помахали Лиле и побежали вниз. У двери Элизабет вдруг остановилась: она забыла передать самое страшное.
– Возможно, ты меня и не подведешь, – сказала она сестре, – но мама хочет, чтобы ты не подводила и миссис Брэмбл!
– О чем ты?
– О том. Мама хочет, чтобы ты вернула миссис Брэмбл деньги. Прямо сейчас. Сегодня.
– Но я не могу! – взвыла Джессика.
– Знаю, Джес. И ты знаешь. Но тебе придется несладко. Попробуй-ка объяснить все маме. – Элизабет открыла дверь, и они вышли навстречу ярким фарам.
– Лиз, – прошептала Джессика, подходя к машине, – а ты не можешь дать мне взаймы? Хоть немножко?
– Ты же знаешь, что нет, – ответила Элизабет тоже шепотом. – Мои последние деньги – это серьга у тебя в левом ухе!
Джессика с несчастным видом скользнула в машину и села рядом с мамой, приготовившись к самому худшему.
– Мамочка, – начала она. – Элизабет все рассказала мне про Салли. Мне так неловко, правда. Я не хотела причинить боль миссис Брэмбл.
– Но ты заставила ее страдать, уйдя к Лиле. Ты меня очень огорчаешь. Я от тебя этого не ожидала.
Выговор от мамы, пусть самый строгий, это еще не наказание, думала между тем Джессика. Наказание – чувствовать, как она подвела маму. В глазах у девочки блеснули слезы.
Миссис Уэйкфилд выехала из проезда и направила машину к дому миссис Брэмбл. Помолчав, она снова обратилась к дочери:
– Детка, я так гордилась тобой, когда ты взялась за это дело. Это значило, что ты решилась идти навстречу тому, чего до сей поры боялась и избегала – навстречу ответственности. Но, увы, вместо того, чтобы пойти навстречу, ты спасовала. Я знаю, что за Салли в основном ухаживали Стивен и Элизабет.
Джессике было так стыдно, что она не смела возражать. Они остановились у дома миссис Брэмбл. Но Джессика не спешила вылезать из машины. Она ума не могла приложить, что сказать пожилой хозяйке. Лучше бы остаться здесь и выслушать еще одну мамину нотацию – лишь бы не представать перед человеком, которого она так жестоко подвела.
– Не представляю, что ты ей скажешь, юная леди, – прочитала ее мысли мама. – Но, главное, ты должна честно извиниться за то, что поставила на первое место свои развлечения, а не работу. У миссис Брэмбл не так много друзей, как у тебя. У нее нет семьи. У нее есть только собака, которой ты ее чуть не лишила навсегда.
– Понимаю, мам.
У Джессики опять задрожал голос. Да, есть сотни сувенирных кепок, а Салли – единственная.
– Джессика. – Мама ласково тронула дочку за плечо. – Ты это сделала не нарочно. Я понимаю. И уверена, что миссис Брэмбл тоже поймет.
Медленно вылезла Джессика из машины и побрела к дому. На фоне освещенного окна кухни она увидела тень женщины. Вот если бы Элизабет пошла с ней! Сестра всегда находит подходящие слова. Но на этот раз надо за все отвечать самой. Она вынула из уха единственную серьгу и спрятала в карман платья. Потом набралась духу, нажала кнопку и стала слушать звонок. Дверь открылась. Джессика сделала глубокий вдох и отправилась объясняться с миссис Брэмбл.
11
И вот Джессика снова в уютной гостиной, где впервые увидела Салли. Но сейчас она чувствует себя здесь далеко не так уютно, как тогда. Миссис Брэмбл выглядит устало, на добродушном лице нет обычной приветливой улыбки, она сурово хмурится. Лишь одно осталось как прежде: под голубым диваном, на своем любимом месте, в полном умиротворении посапывает старая лохматая собака. Как же Джессика рада снова увидеть эту глупышку!
– Я так счастлива, что вы нашли Салли, миссис Брэмбл, – начала Джессика. – И я не знаю, как просить прощения за то, что я натворила. – В зелено-голубых глазах сверкнули слезинки.
– Я вижу, что ты искренне раскаиваешься, дорогая, – заговорила миссис Брэмбл. – И надеюсь, что в следующий раз, когда ты будешь присматривать за кем-нибудь меньше и слабее тебя, ты вспомнишь сегодняшний урок.
Джессика тяжело опустилась на пухлую диванную подушку. Ей хотелось провалиться сквозь землю. У миссис Брэмбл точно такая же манера отчитывать, как у мамы. До чего же страшно, что эта милая женщина уже никогда не будет ей доверять!
– Понимаешь, Джессика, – продолжала миссис Брэмбл, – Салли была мне верным другом в ту пору моей жизни, когда мне так нужны были преданность и поддержка. – Худенькая женщина любовно посмотрела на две пушистые лапки, выглядывавшие из-под дивана. – Она постарела, и теперь моя очередь за ней ухаживать.
– А я… я никогда не думала, что Салли старая. – Девочке вспомнилась головокружительная погоня за кошкой миссис Блэйни. – Я, видимо, ни о ком не думала, кроме самой себя.
– К счастью, твой поступок не стоил Салли жизни, а мне – моего самого дорогого и верного старого друга. Но, надеюсь, ты понимаешь, что такое могло случиться.
– Да, я понимаю, миссис Брэмбл. – Джессика чувствовала себя ужасно. В горле стоял комок, голос дрожал. – Мама хочет, чтобы я вернула вам деньги, которые вы мне заплатили. И она права. Я и вправду их не заработала. Я бы с удовольствием вам их отдала, но не могу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...