ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

в ее гардеробе нет ни единой вещи, соответствующей такому исключительному событию. Она яростно потрошила шкаф и комод, свитера и кофточки валялись на полу пестрой кучей. Удрученно вздыхая при виде каждой вещи, Джессика перевернула весь свой арсенал и с отчаянием убедилась, что в нем нет ничего, достойного Джонни Бакса.
И вдруг вспомнила, что у нее в запасе еще целая комната всякой экипировки – она чуть не забыла о комнате сестры. Мигом ринулась она в спальню Элизабет, открыла ее шкаф и окинула вешалки орлиным взглядом. Все старые, знакомые вещи, которые она уже не раз занимала, были тотчас отставлены. И тут Джессика увидела то, что искала: в углу, еще в прозрачной упаковке „Кендаллз" лежало новое платье; Элизабет купила его для бала в конце учебного года. Оно было светло-бежевого цвета, с глубоким круглым декольте, к нему прилагался малиновый жакет. Под пакетом на полу стояла пара замечательных светлых туфелек из мягкой кожи.
Она быстро сунула ноги в туфли, подошла к зеркалу и приложила к себе платье. Поскольку они с Элизабет носят один и тот же размер, можно обойтись и без примерки. Увидев, как цвет жакета подчеркивает ее золотистые волосы, Джессика поняла, в чем будет сегодня на концерте. Ей некогда было дожидаться разрешения, но она была уверена: Элизабет от души порадуется за сестру, если та будет блистать в самый грандиозный миг своей жизни. Тем более, разве школьный бал сравним со свиданием с Джонни Баксом?
Кокетливо вертясь перед зеркалом, Джессика подумала, что в ансамбле чего-то недостает. Ожерелье или браслет были бы достойным завершающим штрихом. Она прошла к столику и стала рыться в сестриной шкатулке для бижутерии, перебирая серебряные браслеты и яркие серьги. Внезапно взгляд Джессики упал на маленькую серую коробочку. Аккуратно открыв откидную крышку, она увидела крупные серьги в виде золотых колец. Элизабет купила их маме на день рождения. Серьги искрились, окаймленные серым бархатом, и чем больше Джессика любовалась ими, тем больше убеждалась, что они предназначены именно для ее наряда.
Будь концерт не таким значительным, Джессика ни за что бы не решилась взять серьги. Но она считала, что мама и Элизабет всегда желают ей самого лучшего. А самое лучшее – это покорить Джонни и заставить Лилу Фаулер позеленеть от зависти.
„К тому же, – успокаивала себя Джессика, надевая серьги, – я верну их сразу после концерта, так что никто и не заметит".
Джессика собирала все в дорожную сумку, когда зазвонил телефон. К ее большому облегчению, это была миссис Брэмбл. Но у нее оказались плохие новости: с автобусом какие-то неполадки. Ее вместе с другими пассажирами высадили на остановке, и они до сих пор ждут другого автобуса в южном направлении.
– Извини, дорогая, но до половины третьего в расписании нет автобусов на Ласковую Долину. Похоже, я до вечера не увижу тебя и Салли.
– Но тогда будет слишком поздно! – Джессике не удалось подавить сердитые нотки в голосе, а ее бирюзовые глаза наполнились слезами.
– Слишком поздно? Не понимаю.
– Я-я, я хотела сказать… Салли страшно соскучилась и… и я пообещала ей, что к ленчу вы за ней придете.
– О, я так же огорчена, как и она, дорогая. Но сегодня придется подождать. До встречи.
Миссис Брэмбл повесила трубку, а Джессика побежала в свою комнату, хлопнула дверью, бросилась на кровать и громко зарыдала. Казалось, что ее бедное сердце вот-вот разорвется.
7
Но Джессика была не из тех, кто легко сдается. Она приложила столько усилий ради этого события, и никакие препятствия не помешают ей увидеть Джонни Бакса. Она быстро перестала плакать и начала соображать.
„В конце концов, я уже выполнила то, за что мне заплатила миссис Брэмбл. И я отработала все до пенни! – решила Джессика, вспомнив погоню за Тэбитой. – Стив тоже пойдет на концерт, а Элизабет скоро вернется и может постеречь Салли пару часиков, а потом объяснит миссис Брэмбл, что у меня встреча с Лилой. Лиз сумеет все объяснить".
Джессика аккуратно сложила новое платье Элизабет и упрятала его в дорожную сумку, потом туда же положила туфли, зубную щетку и коробочку с серьгами. Все собрано, Джессика Уэйкфилд полностью готова к самому захватывающему событию, которого ждет каждая девчонка. Она уже словно видела красивое лицо Джонни, слышала его чарующий голос.
Потом она спустилась вниз и стала ждать прихода сестры, нетерпеливо поглядывая на часы. Вот уже половина третьего. Через полтора часа должен начаться концерт, а Элизабет все нет.
Дома только она да Салли – стоит у своей миски и тяжело дышит.
„Видимо, после сумасшедшей гонки за кошкой собака захотела пить, – догадалась наконец Джессика, – вон как у нее бока вздымаются, и сопит, как пылесос".
– Ну, ладно уж, – сказала она Салли. – Сейчас дам тебе воды. Я ухожу, так что смотри, веди себя как следует до прихода тети Лиз.
Она налила в красную миску водопроводной воды и поставила спаниелю. В одно мгновение Салли вылакала все. Никогда еще не видела Джессика, чтобы вода исчезала так быстро.
– Я и не думала, что у тебя такая жажда, – проворчала она, снова наполняя миску.
Салли снова выпила все до дна, и вновь девочка наполнила миску до краев. Салли выпила и эту порцию, подняла голову, прося еще.
– Три миски воды, – строго сказала Джессика, – этого хватило бы собаке вдвое больше тебя. Удивляюсь, как ты не лопнешь!
Вдруг она в ужасе зажала себе рот:
– Господи! Ты и впрямь лопнешь! Что мне теперь делать? Я не могу оставить тебя дожидаться Элизабет здесь – ты же испортишь все ковры. – Джессика с тревогой посмотрела на пузико Салли, раздувшееся, как воздушный шар.
Дольше оставаться дома нельзя – иначе она не успеет переодеться у Лилы. К тому же, очень важно прийти на концерт заранее: можно разыскать друзей, узнать, кто где сидит. Джессике очень хотелось, чтобы вся школа видела, как она получит автограф Джонни. Но ни за что нельзя допустить, чтобы эта маленькая лохматая цистерна все здесь перепортила. И вдруг она заметила, как отяжелевшая Салли заковыляла к двери.
– Ну что ж, хорошо, – вслух решила Джессика. – Ты хочешь на улицу? Идем!
Она отыскала в хозяйственном шкафу длинную бельевую веревку, привязала ее одним концом к ошейнику собаки и вывела Салли на задний двор. Держа другой конец веревки, как поводок, осмотрела двор в поисках самого большого дерева. Старая сосна прекрасно подойдет. В детстве сестры-близнецы проводили несчетные часы под ее тенью. Элизабет до сих пор обожает брать сюда свои любимые книги и устраивается на одной крепкой ветке; это ее „место для размышлений". У этой-то сосны Джессика и решила оставить Салли.
Собака послушно стояла. Джессика стала вспоминать, как Стивен учил ее завязывать разные узлы (ему их показали в лагере бойскаутов), но вспомнила лишь его оглушительный смех над ее неловкими попытками.
„Ладно, – подумала она, – обойдемся старым простым узлом. К тому же, Салли так утомилась после утренней беготни. Будет себе тихо полеживать в тени сосны до прихода Элизабет".
Джессика обернула длинную веревку вокруг дерева, завязала как можно крепче, умчалась на кухню и наскоро написала записку сестре. Потом, не попрощавшись с Салли, наконец отправилась в путь.
Собаку ничуть не обеспокоило исчезновение юной хозяйки: все вокруг было так интересно. Вскоре она увидела темную тень, крадущуюся вдоль белой стенки цветника. Если бы не встревоженные крики птиц, старушка Салли вряд ли признала бы в этой тени Тэбиту. Но стоило ей расчуять знакомый запах, как она рванулась, наспех затянутый узел развязался, и Салли метнулась за коварной кошкой.
Элизабет вернулась из кафе и удивилась, что кухня пуста и собака не встречает ее приветливым лаем. Она вспомнила, что как раз сегодня приезжает миссис Брэмбл, и подумала, что Салли уже на Тенистой Аллее. И только заметив в углу пустую собачью подстилку и поводок на вешалке, девочка заволновалась. Тревога возросла, когда она увидела прикрепленную магнитом к холодильнику записку Джессики.
„Лиз, – писала сестра, – миссис Брэмбл вернется за лохматенцией только вечером. Прошу тебя, будь другом, присмотри за Салли. Я знаю, что ты все объяснишь миссис Б.".
Записка была подчеркнута линией крестиков, а над именем красовалось крошечное сердечко.
Элизабет огляделась, ища собаку.
– Салли!
Она пошла по всему дому и звала спаниеля, заглядывая в каждую комнату – вдруг Салли забралась туда, а замок защелкнулся. Проверила все спальни и ванные комнаты наверху, спустилась вниз, обыскала гостиную, столовую и чулан; даже открыла кабинет отца и заглянула в нижний ящик его большой металлической картотеки. Но собаки нигде не было.
Девочка вышла на улицу и начала медленно обходить вокруг дома.
„Салли!" – позвала она возле клумбы. – „Салли!" – вскрикнула с испугом, дойдя до бассейна; проверила замок на воротах: он был крепко закрыт.
Наконец, увидев привязанную к сосне веревку, Элизабет все поняла. Теперь ей во что бы то ни стало нужно было догнать сестру.
Она шесть раз набирала номер Фаулеров, но у Лилы кто-то, видимо, обожал говорить по телефону. Тогда она решила сама пойти к ней, чтобы не терять времени.
Через несколько минут она уже была перед массивной дубовой дверью Фаулеров. Собралась с духом, громко постучала и стала ждать. Внушительного вида экономка открыла и сообщила: Лила и Джессика только что уехали на машине. К еще большему своему огорчению, Элизабет узнала, что они не вернутся до половины девятого. Девочка поблагодарила экономку и задумчиво посмотрела, как закрывается тяжелая дверь, как исчезают за нею мраморный полированный пол и круговая лестница.
Одиноко стояла Лиз у роскошного дома, слезы отчаяния блестели в глазах. Хорошо еще, что ее никто не видит. Ну, как Джессика могла так поступить? Ну, как она могла быть такой безрассудной? Ясно, что миссис Брэмбл зайдет за Салли раньше, чем вернется Джессика, поэтому оправдываться перед хозяйкой придется сестре. И что она ей скажет?
Надо найти Салли, но одной это не удастся, без помощи не обойтись. Придя домой, Элизабет позвонила Эми Саттон, рассказала ей о пропаже собаки и попросила срочно приехать. Была уже почти половина пятого, времени оставалось в обрез. Эми примчалась на своем десятискоростном велосипеде. Элизабет готова была ее расцеловать; она знала: что бы ни случилось, подруга всегда поможет. И сейчас ей стало легче уже от того, что Эми с ней.
Девочки решили прочесать все окрестности на велосипедах, звонить во все дома, расспрашивать, осматривать каждый двор и закоулок. Обе надеялись, что Салли не могла по старости уйти слишком далеко… Через полтора часа они полностью вымотались. Ноги ломило от езды. Теперь уже все в округе знали об их беде, но никто не видел собаки. Разумеется, миссис Блэйни не забыла об утреннем происшествии, но с тех пор Салли ей не встречалась.
– Боюсь, ничего не поделаешь, – заключила расстроенная Элизабет, – Салли действительно потерялась.
– Как ужасно, Лиз, – проговорила Эми. – Я тебе сочувствую, и все соседи тоже. Трое даже предлагали свою помощь.
– Да, – согласилась Элизабет, – все были добры, все, кроме новой девчонки из дома Логгинсов.
– Да что ты?
– Я позвонила в дверь и спросила о Салли. И она ответила, что от всей души желает, чтобы моя собака пропала.
– Все очень странно. Ясно одно: темнеет, а Салли нигде не видно.
– Что ж, придется покориться судьбе и вернуться домой. Ох, нам попадет, когда придет мама, – и мне, и Джессике!
Элизабет повернула велосипед к дому. Что будет, когда мама узнает об исчезновении Салли! Конечно же, она первым делом отправится к Лиле за Джессикой, и тогда тайна близнецов непременно раскроется. Элизабет очень сердилась на сестру за ее выдумку с путешествием на концерт Джонни Бакса и, тем не менее, понимала: Джессика никому не желала зла. Просто, если она чего-то добивается, то забывает обо всем на свете. И… несмотря на все прегрешения сестры, Элизабет гордилась ею.
Проводив Эми, она быстро направилась к себе. И свернув к дому, увидела в сгущающихся сумерках мамину машину! Самые худшие опасения оправдались. Измученная и расстроенная, Элизабет поставила велосипед в гараж и побрела на кухню.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...