ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Привет! Похоже, мы с тобой сегодня одни. Хочешь, отметим мою удачную встречу с китайской делегацией?
Элизабет обрадовалась, что у мамы все прошло успешно. Тем более ей не хотелось огорчать ее происшествием с Салли.
– Пожалуй, мам. Но сначала мне нужно кое-что тебе сказать.
– Ага. Вижу, вижу по твоему лицу. Уж не обгрызла ли Салли мои портьеры?! А?
– Хорошо бы, если бы все было так просто, – вздохнула Лиз. – Боюсь, что она потерялась, мам.
– Кто потерялся?
– Салли.
Мама молча выслушала рассказ о записке, о веревке, о бесплодных поисках по всей округе. Не упомянула Лиз, разумеется, лишь об одном: о концерте Доллара. Конечно, Джессике и так попадет за безответственность, но, по крайней мере, родители не будут знать, что она их ослушалась. Элизабет не выдержит, если сестренку накажут, даже за дело!
– Я только не пойму: почему она не могла дождаться хозяйки, – сказала миссис Уэйкфилд скорее озадаченно, нежели сердито. – Джессика и так часто бывает у Лилы. Могла бы подождать пару часиков.
– Может, она обещала Фаулерам прийти к обеду, – предположила Лиз.
– Да, но у нее еще было другое, более важное обязательство. Перед миссис Брэмбл.
Как бы в продолжение сказанного раздался звонок в дверь. Элизабет и миссис Уэйкфилд подскочили и переглянулись: обе тотчас поняли, кто это. Никому не хотелось открывать. В конце концов, встречать старую даму отправилась Лиз. Она открыла дверь, смущенно улыбаясь:
– Здравствуйте, уважаемая миссис Брэмбл. Заходите, пожалуйста. Мама на кухне.
– Здравствуй-здравствуй, дорогая. Я только на минутку. Хочу поблагодарить тебя, что присмотрела за моей Салли. Вот подарочек, который я тебе обещала.
Миссис Брэмбл достала из дорожной сумки маленькую коробочку в пестрой обертке и подала ее Элизабет. Тогда только девочка поняла, что ее перепутали с Джессикой.
– Я Элизабет, миссис Брэмбл. Но я передам это Джессике, как только она вернется домой. Проходите, присядьте. – Элизабет потянула гостью в парадную комнату.
Она почему-то считала необходимым усадить старушку, прежде чем рассказать ей о пропаже Салли.
– Нет, спасибо. Я, наверное, просто заберу мою старую подружку домой. Думаю, мы обе порядком подустали.
Тут из кухни вышла миссис Уэйкфилд:
– О, миссис Брэмбл, вы действительно очень устали. Наверное, путешествие было не из приятных. Ради Бога, проходите в гостиную и садитесь.
Миссис Брэмбл устроилась на диване и рассказала о задержке автобуса, о том, что отъезд беспрестанно откладывался. Потом замолчала и рассмеялась:
– Ну, хватит обо мне. Как дела у вас и у Салли? Просто не могу высказать вам, как приятно знать, что она оставалась с такой милой семьей.
Мать и дочь снова озабоченно переглянулись. Бедная миссис Брэмбл так искренне расхваливала Уэйкфилдов, что обеим стало еще более не по себе. В конце концов, миссис Уэйкфилд решила сама объявить о случившемся, и Элизабет безмолвно поблагодарила ее.
– Боюсь, что кое-кто оказался не таким ответственным, как ему следовало, миссис Брэмбл. Моя дочь Джессика договорилась пойти к подруге сегодня вечером. Узнав, что вы задерживаетесь, она не стала менять свои планы.
– Ой, да ничего страшного, – Дружелюбно улыбнулась миссис Брэмбл. – Я знаю молодежь. Салли непременно простит ее за то, что она не попрощалась.
Элизабет видела, что мама явно нервничает. Вот она неловко поерзала на стуле, потом нежно взяла миссис Брэмбл за руку и закончила печальный рассказ:
– Джессика никого из нас не дождалась, миссис Брэмбл. Она привязала Салли к дереву на заднем дворе и оставила ее одну. Когда пришла Элизабет, она увидела, что Салли сорвалась с привязи и убежала.
Но хозяйка собаки все никак не могла взять в толк, что произошло.
– Да-да, она так любит бегать, – подхватила она. – Иногда мне приходится изо всех сил бежать, чтобы поспеть за ней.
– Боюсь, что на сей раз я не смогла поспеть за ней, – виновато промолвила Элизабет.
Господи, как все это ужасно. Миссис Брэмбл так добродушна и мила в своем сиреневом дорожном костюме, так трогательно поглядывает на кухню, ожидая вот-вот увидеть свою любимицу!
– Миссис Брэмбл, когда я вернулась, Салли уже убежала. Я расспросила всех соседей, но ее никто не видел.
И тут, наконец, старушка все поняла. Ее глаза тотчас увлажнились, а голос задрожал:
– Ты хочешь сказать, что Салли потерялась? Что моя девочка сейчас где-то совсем одна?
Элизабет сама готова была заплакать. Она знала: для миссис Брэмбл эта собачка – все на свете.
– Вы уж меня простите, ради Бога. – Старая дама расплакалась, слезы ручьями текли по ее щекам. – С тех пор, как умер мой муж, Салли – это вся моя семья. – Она достала из сумочки носовой платок и промокнула глаза. – Вроде бы нелепо так убиваться из-за собаки, но мы с моей девочкой так долго жили душа в душу…
Миссис Уэйкфилд молча обняла несчастную женщину. Элизабет видела, как беспомощно чувствует себя мама. Но никакими словами не вернешь Салли.
Миссис Брэмбл выпрямилась и усилием воли заставила себя говорить спокойно.
– Что ж, – твердо сказала она, убирая платок и вставая, – если Салли потерялась, нам надо ее найти. Она хоть и старенькая, но всегда отзывается на мой голос.
Миссис Уэйкфилд взяла ее под руку, и все трое направились к выходу. Мама и дочка показали миссис Брэмбл место, где была привязана Салли. Потом все вместе они попробовали восстановить путь беглянки. Хотя Эми и Элизабет уже расспросили всех по соседству, старая дама была уверена, что Салли где-то поблизости, растерянная и несчастная.
Больше получаса они ходили вокруг дома и по ближайшим улицам. Тонким дрожащим голосом миссис Брэмбл звала и звала Салли. От этого крика у Элизабет замирало сердце. Она бы отдала все на свете, только бы напасть на след старой лохматой собачки, но поиски были тщетны.
Чем больше страдала бедная хозяйка, тем усерднее Элизабет и ее мама помогали искать пропажу, повторяя вслед за миссис Брэмбл имя Салли.
„Салли!" – звали они у заднего двора Уэлчей.
„Салли!" – кричали они, проходя мимо крыльца Пирсов.
Вскоре все охрипли. Стемнело, и больше ничего нельзя было разглядеть. Все было впустую, Салли и след простыл. Расстроенные и совершенно измотанные, они зашагали обратно к дому. Впереди шла рассерженная миссис Уэйкфилд.
– Позвони Фаулерам, – велела она Элизабет, как только они пришли на кухню. – Скажи, чтобы Джессика собиралась. Сейчас мы заедем за ней, и она поможет нам искать Салли.
Этого как раз Элизабет и боялась: Джессика вернется не раньше чем через полчаса. Если не задержать маму, они прибудут к Фаулерам до возвращения Джессики с концерта! Лиз прекрасно понимала, что Джессика поступила плохо, сбежав на концерт тайком. И все же она ни за что не хотела, чтобы шоу, о котором сестренка столько мечтала, обернулось для нее кошмаром.
– Мам, пока мы доедем и заберем Джессику, совсем стемнеет, и мы вообще ничего не увидим. Сейчас я возьму фонарик, и мы с тобой еще раз обойдем квартал. А миссис Брэмбл пока отдохнет здесь и выпьет чаю.
– Чай – это хорошая мысль, – ответила миссис Уэйкфилд. – А вот искать без Джессики вряд ли стоит. Это она заварила всю кашу, пусть теперь поможет нам ее расхлебать.
„Задержаться бы хоть на пятнадцать минут, – мелькнуло в уме у Лиз. – Это дало бы Джессике шанс вернуться к Фаулерам до нашего приезда".
– Может, – быстро предложила она, – нам сперва вызвать полицию? Они-то скорее разыщут Салли. Или позвоним кому-нибудь, кто живет подальше от тех улиц, что мы осмотрели.
– Ты так считаешь? – с внезапно вспыхнувшей надеждой спросила миссис Брэмбл. – Ты думаешь, кто-то, может быть, уже нашел мою девочку?
Миссис Уэйкфилд разлила по чашкам чай. Элизабет тем временем позвонила в полицию и подробно описала Салли, вплоть до голубого кожаного ошейника и серебристой таблички с именем и адресом. Полицейский записал приметы и сказал, что пока никто не обращался по поводу потерявшейся собаки. Он обещал сообщить хозяйке, как только что-нибудь узнает.
Разговор получился короткий; а Джессика явно еще не вернулась. Дело становилось все хуже и хуже. Теперь старая дама вообразила, что с ее собачкой произошло что-то ужасное.
– Если бы кто-то нашел Салли, он наверняка позвонил бы в полицию, – миссис Брэмбл отодвинула чашку с дымящимся чаем. – Ведь моя крошка так плохо видит. – Она побледнела при одной мысли о том, что могло случиться с беззащитной Салли.
Миссис Уэйкфилд увидела ее отчаяние и тоже побледнела.
– Пойду заводить машину, – объявила она, доставая ключи из шкафа. – Жду вас на улице.
– Погоди! – воскликнула Элизабет. – Я ведь еще даже Фаулерам не позвонила!
– Неважно. В любом случае мы заедем и заберем твою сестру.
Мама не собиралась больше ждать. Не осталось никакой надежды: сейчас они приедут – и Джессике придется расплачиваться за свой обман.
„Как же задержать маму еще хоть на чуть-чуть?" – в отчаянии прикидывала Элизабет.
– Мамочка, подожди еще минутку, пожалуйста. Мне просто необходимо принять душ…
– Элизабет Уэйкфилд! Если через две минуты ты не выйдешь из дому, я уеду без тебя!
Все пропало. Скоро экономка Фаулеров выложит маме ужасную правду. Девочке почти хотелось, чтобы мама уехала без нее. Она не знала, кого больше жалела: миссис Брэмбл, потерявшую свою любимицу; Джессику, рискующую потерять доверие родителей на всю оставшуюся жизнь; или себя, замешанную в эту сумасшедшую историю!
Она нехотя забралась в машину с миссис Брэмбл и мамой. И вдруг – и как это ей раньше не пришло в голову? – ее осенила замечательная, спасительная идея!
– Мамочка, подожди, – взволнованно заговорила она. – Честное слово, я знаю, где Салли!
– Где, дорогая? – в голосе миссис Брэмбл вновь зазвучала надежда.
– Она дома! Понимаете? Она почувствовала ностальгию и сразу побежала домой!
– Ой, вряд ли, – печально сказала миссис Брэмбл. – Не думаю, чтобы Салли смогла найти отсюда дорогу домой. Она никогда не бегала одна так далеко.
– Боюсь, что миссис Брэмбл права, Лиз, – поддержала мама. – Будь собачка сильнее и моложе, возможно, тогда…
– Для того чтобы найти дом, нужна не сила – нужен нюх, – возразила Элизабет. – Очень многие животные находят дорогу домой. Помнишь Лэсси?
– Да, Лэсси вернулась домой, – согласилась мама, но в голосе слышалось сомнение.
– Ну вот, – настаивала Лиз. – А когда Салли чего-то захочет, то не найдется в мире собаки решительней.
– Это правда, – подтвердила миссис Уэйкфилд, вспомнив, как Салли удавалось вытаскивать Джессику на прогулки. – Пожалуй, стоит проверить.
Лицо миссис Брэмбл просветлело, она утерла слезы.
– Вы уверены, что моя крошка смогла сама добраться до дома?
Как же хотелось Элизабет, чтобы так и было на самом деле! Будет невыносимо видеть крушение надежд хозяйки, когда они приедут на Тенистую Аллею. Девочка постаралась придать своему голосу побольше твердости:
– Держу пари, что Салли сумела бы пробежать такой марафон, если бы захотела.
– Хорошо. Тогда мы остановимся у Тенистой Аллеи по пути к Фаулерам, – объявила миссис Уэйкфилд.
Элизабет догадалась, что маме не хочется внушать миссис Брэмбл слишком большую надежду.
– Отлично! Я только сбегаю за поводком Салли, чтобы на этот раз ее не упустить, – загоревшись своей идеей о самостоятельном возвращении Салли, Лиз не забыла и о сестре.
Она вошла в дом и всячески копалась – только бы дать Джессике еще хоть чуточку драгоценных минут, чтобы благополучно вернуться к Фаулерам! Наконец услышала нетерпеливый гудок и, захватив поводок, направилась к машине, надеясь, что ее план поможет сестренке-авантюристке выиграть время.
10
Миссис Брэмбл попросила Элизабет поменяться местами, чтобы звать Салли из окошка. Всю дорогу к Тенистой Аллее она высовывалась из окна, силясь разглядеть в темноте свою любимицу. Лиз тоже пристально всматривалась в ночной мрак, но не видела ничего, кроме опустевших улиц и аккуратно подстриженных газонов.
Они остановились на повороте к дому миссис Брэмбл, так и не отыскав ни следа коричнево спаниеля. Девочка готова была расплакаться, но заставила себя не отчаиваться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...